Землетрясение в государстве-катастрофе

12 января на Гаити произошло самое сильное за последние 200 лет землетрясение, превратившее столичный Порт-о-Пренс в руины. В зоне бедствия оказались свыше 3 млн человек, число погибших, по предварительным прогнозам, может достигать 200 тысяч. Эксперты утверждают, что катастрофа на Гаити по своим масштабам значительно превосходит последнее землетрясение в Кашмире и азиатское цунами, обрушившееся на прибрежные территории и острова Индийского океана в 2004 году.

Карточный домик

От столицы стихия не оставила камня на камне: разрушены школы, больницы, президентский дворец, штаб-квартира миротворческой миссии ООН, парламент. Что уж говорить об обыкновенных лачугах с жестяными крышами, построенных из дешевых материалов на крутых холмах Порт-о-Пренса. Справиться с последствиями землетрясения гаитянские власти не смогли хотя бы по той причине, что на всю страну приходится лишь две пожарные станции. Жители островного государства лишены воды, продовольствия, электричества и элементарной медицинской помощи.

Главная надежда у них на поддержку из-за рубежа, однако, несмотря на искреннее желание иностранцев доставить продукты и медикаменты в столицу Гаити, это задача не из легких. Пропускная способность гаитянских аэропортов всего 140 самолетов в день, морские порты разрушены в результате землетрясения, автодороги находятся в плачевном состоянии и небезопасны (даже из соседней Доминиканской Республики в Гаити ежедневно прибывают всего две транспортные колонны под охраной солдат ООН). Сотрудники благотворительных организаций опасаются, что, как и в 2004 году после тропического шторма «Жанна», дележ гуманитарной помощи может привести к братоубийственной резне. Тем более что из разрушенной тюрьмы Порт-о-Пренса бежали около 4 тыс. заключенных, на улицах города бесчинствуют мародеры, гаитянская армия была распущена в 1995 году, а полицейские, обученные миротворцами ООН, оказались неспособны противостоять волне насилия. Многие говорят о том, что к прочим бедствиям могут добавиться эпидемии, которые неминуемо должны возникнуть в тропическом городе, где в руинах домов все еще лежат тысячи тел погибших.

Можно предположить, что Гаити преследует злой рок. Ведь только год назад четыре урагана — «Айк», «Ханна», «Густав» и «Фэй» — унесли 800 жизней, оставили без крова около миллиона человек и опустошили 70% сельскохозяйственных земель страны. К тому же за последние десять лет гаитяне четырежды переживали сильные наводнения. Однако расположенная на том же острове Доминиканская Республика удары стихии воспринимает куда спокойнее. Для нормального дееспособного государства и землетрясение магнитудой в 7 баллов по шкале Рихтера не должно было обернуться катастрофой. Ведь даже в результате сильнейшего из зарегистрированных в мире землетрясений — чилийского землетрясения 1960 года — погибло лишь 10 тыс. человек.

 

Карибское Сомали

Масштаб бедствия на Гаити обусловлен невыносимыми социальными условиями и политическим хаосом, который продолжается в этой стране уже несколько десятилетий. Республика Гаити — беднейшее государство Западного полушария и одна из самых бедных стран мира. В 2009 году за чертой бедности находилось около 80% островитян, а доходная часть государственного бюджета складывалась в основном из программ иностранной помощи. Именно на Гаити в свое время началась эпидемия СПИДа. По словам наблюдателей, еще до землетрясения отчаявшиеся жители страны были вынуждены питаться лепешками из грязи, приготовленными на растительном масле.

«Ситуация на Гаити, — пишет эксперт по странам Карибского бассейна Алекс фон Тунцельманн, — сопоставима разве что с положением дел в Сомали. Даже Афганистан – куда более жизнеспособное государство, в котором есть средний класс, и люди не живут в канализационных люках. Бедность, безграмотность, перенаселенность, отсутствие инфраструктуры, слабость и неэффективность центральной власти, которая давно уже не в состоянии контролировать всю территорию страны, — это гремучая смесь, добавив к которой самую масштабную за последние десятилетия природную катастрофу, мы получаем настоящий апокалипсис».

Остров невезения

Гаити далеко не всегда было беднейшим государством континента. В XVIII столетии западная часть острова находилась под управлением французов и считалась «жемчужиной Антил» — одним из самых доходных владений французской империи. В 1780-е годы рабовладельцы Гаити поставляли 60% кофе и 40% сахара, потребляемых в Европе, – больше, чем все вест-индские колонии Британии вместе взятые. Однако столь высокие экспортные показатели можно было обеспечить лишь за счет труда рабов. В конце XVIII века на долю Гаити приходилось более трети атлантической работорговли (ежегодно на остров поставлялось около 40 тыс. рабов). Это и погубило процветающую колонию. В 1791 году здесь вспыхнуло восстание темнокожих вудуистов, которые после длительной борьбы сумели одержать победу над солдатами наполеоновского маршала Жана-Батиста де Рошамбо и провозгласить первую черную республику в Западном полушарии. Франция признала независимость Гаити, но взамен наложила на остров огромную контрибуцию, которая должна была возместить бывшим рабовладельцам потерю собственности. «Гаитяне выплачивали Франции репарации с 1825 по 1947 год, — пишет фон Тунцельманн, — чтобы рассчитаться с французским правительством, они залезали в новые долги, под огромные проценты занимая деньги у американских и немецких банкиров. В начале XX века 80% государственного бюджета Гаити уходило на выплату долгов. Экономика была подорвана, а лидеры государства думали лишь о личном обогащении».

Чтобы предотвратить новую революцию на Гаити, которая могла бы закончиться отказом от долговых обязательств, в 1915 году американцы оккупировали остров, в течение двадцати лет управляли им, а затем ушли, оставив у власти мулатскую элиту. Курт Воннегут в своем романе «Колыбель для кошки» описывает историю мифического острова Сан-Лоренцо, в котором без труда угадывается история Гаити: «Многие захватывали Сан-Лоренцо, и никто им не мешал. Причина была проще простого: творец в неизреченной своей мудрости сделал этот остров совершенно бесполезным. Испанцы не возражали, когда в 1682 году французы заявили о своих притязаниях на остров, французы не возражали, когда в 1786 году африканские негры объявили его независимым государством, когда же туда пришли американцы, там вообще не было никакого правительства».

После ухода американцев на острове вновь начался хаос. Череда заговоров и переворотов прервалась лишь на время правления Франсуа Дювалье, ставшего диктатором по имени Папа Док. Для укрепления своей власти Дювалье использовал традиционные вудуистские верования жителей Гаити, утверждая, что его личные телохранители «тонтон-макуты» — это вернувшиеся с того света зомби, а сам он повелитель мертвецов Барон Суббота. За 28 лет правления Папы Дока и его сына и наследника Жана-Клода Дювалье (Бэби Док) от рук «тонтон-макутов» погибло около 60 тыс. гаитян.

После падения режима Дювалье и серии переворотов в конце 1980-х годов к власти на Гаити пришло правительство Жана-Бертрана Аристида — бывшего священника, который разогнал армию из страха перед очередным заговором военных и начал опираться на добровольческие гражданские формирования, получившие название «Армия каннибалов». В 2004 году именно «каннибалы» при поддержке вудуистских мятежников устроили переворот, в результате которого Аристид эмигрировал в ЮАР. На острове в очередной раз высадились американские морпехи. Президентом республики стал приближенный Аристида Рене Преваль, устроивший настоящую министерскую чехарду.

Поверить в то, что мировому сообществу удастся наладить жизнь на Гаити после землетрясения, довольно сложно, ведь и в более благоприятных условиях сделать это никому не удавалось. Тем не менее Соединенные Штаты объявили об отправке в зону бедствия 3500 солдат и 2200 морских пехотинцев и создали фонд помощи пострадавшим, на счета которого уже перечислено 100 млн долларов. Такую же сумму выделил Гаити МВФ. Более скромный вклад в общую копилку внесли ООН, Мировой банк и Европейский союз. Голливудские знаменитости устроили благотворительный телемарафон, президент Сенегала Абдулай Вад призвал жителей Гаити вернуться на родину предков, в Западную Африку, а американский проповедник Пэт Робертсон объявил, что землетрясение является «божьей карой за сделку с дьяволом, благодаря которой гаитяне получили свободу от французского колониального господства».