Детеныш человека, существо крайне хрупкое, долго взрослеет и за это время потребляет на десятки миллионов калорий больше, чем производит. Ненадежное, нерентабельное и дорогостоящее людское потомство не только выжило, но и выиграло эволюционную войну.

Какое секретное оружие обеспечило эту победу? Огонь? Металл? Мозг больше и сложнее, чем у других приматов? Нет, оружие homo sapiens это… бабушки.

Антропологи доказали, что именно благодаря им продолжительность жизни человека в два раза дольше, чем у собратьев обезьян. Кристен Хоукс, профессора антропологии из Университета штата Юта, к вопросу о роли бабушек в эволюции привело знакомство с жизнью охотников-собирателей племени гадза. В 1980-е годы Хоукс и ее коллега Джеймс О’Коннор, наблюдая за старушками гадза, пришли к выводу, что их забота о потомстве позволяет увеличить популяцию. Чем дольше живет бабушка, тем больше внуков, несущих ее гены долгожительства, произведет на свет ее дочь.

«Гипотеза бабушки» была обнародована в 1998 году, а два года назад Дэвид Коэлл и Ральф Гертвиг, полагаясь на исследования профессора Хоукс и других антропологов, пришли к заключению, что роль прародителей в развитии человечества далеко не исчерпана. Бабушки, считают Коэлл и Гертвиг, могут спасти развитые европейские страны от так называемого демографического суицида.

Отвечая скептикам, профессор Хоукс опубликовала в конце октября прошлого года статью, где привела математическую модель, разработанную биоматематиком Питером Кимом, доказывающую справедливость гипотезы.

Участие прародителей в воспитании потомства — одно из главных отличий человеческих сообществ от групп других крупных приматов. Нашим эволюционным предшественникам, как и современным обезьянам, не знакома забота бабушек и дедушек. У обезьян нет «стариков», они просто-напросто так долго не живут. Человек живет, после того как с точки зрения естественного отбора становится негоден к продолжению рода. Долгий средний возраст и старость настолько уникальны в природе, что изначально ученые полагали, что менопауза — феномен исключительно человеческий. Оказалось, что и самки обезьян переживают климакс, причем примерно в том же возрасте, что и женщины. Но только женские особи homo sapiens остаются сильными и дееспособными еще долго после того, как их детородный возраст пройдет, в то время как самки приматов вскоре после менопаузы умирают.

В 1960-е годы появились первые исследования, затрагивающие тему родственного отбора, то есть помощи соплеменникам с общими генами. Праматери, еще достаточно сильные, чтобы доставать питание для малышей, взяли на себя заботу о потомстве дочерей, что позволило тем еще активнее производить потомство. Чем дольше жила бабушка, тем больше внуков несли в себе ген долгожительства. Чтобы эта система работала, бабушкам и внукам пришлось научиться общаться с соплеменниками, которые не являлись их биологическими родителями. Это и способствовало росту и развитию мозга, стало ключевым фактором в эволюции. «Большая часть того, что делает нас людьми, является наследием доисторических бабушек и младенцев», — убеждена профессор Хоукс.

Из математической модели Питера Кима видно, сколько времени занимает процесс изменения продолжительности жизни от крупных обезьян до современных охотников-собирателей. По словам Хоукс, меньше чем за 60 тыс. лет продолжительность жизни удвоилась и число бабушек поднялось от 1% до 40%.

Вместе со старшим поколением начали формироваться институты сохранения и передачи опыта, активная социальная интеракция. В суровых условиях становления человечества сбережение потомства было основной задачей старейшин. Поэтому степень влияния прародителей как в древности, так и в нынешних племенах измеряется количеством потомства и уровнем детской смертности. Антропологи, наблюдавшие за племенами оромо в Южной Эфиопии, обнаружили, что вероятность выживания внука трудолюбивой бабушки, готовой молоть маис и выполнять другие тяжелые работы, возрастает на четверть. «Эффект бабушки», по выкладкам ученых, сравним с последствиями изобретения водопровода.

Все данные указывают на то, что вовлечение бабушки именно по материнской линии повышает шансы выживания потомства. Исследуя население Германии с 1720 по 1874 год, ученые Воланд и Бейзе установили, что присутствие в семье свекрови повышало риск мертворождения на 35%, а младенческой смерти в возрасте до месяца — на 85%.

Роль бабушек в современных развитых обществах, безусловно, отличается от той, что они играли 60 тыс. лет назад, или продолжают играть в племенах оромо или гадза. Изменилось и отношение к старшему поколению. Все меньше семей живут по многопоколенной структуре, за детьми все чаще ухаживают профессионалы. Растет разрыв между поколениями: знания и опыт, накопленные «предками», устаревают уже на протяжении десятилетия. Набирают вес негативные стереотипы в восприятии старости и старения. Авторитетный специалист в области геронтологии, кандидат психологических наук Ольга Краснова пишет: «Мнение, что пожилые — бесполезные, интеллектуально деградирующие люди, которые не живут полноценной жизнью, а лишь доживают, воздействует на поведение пожилых». С эволюционной точки зрения такой стереотип не только вреден, но и принципиально неверен.

Сегодня внуки и прародители делят необычно большой отрезок жизни — исторически уникальная ситуация, по мнению Коэлла и Гертвига. Американка, рожденная в 1900 году, в среднем доживала до 50 лет, но ее соотечественница, рожденная через сто лет, скорее всего, отпразднует свое 80-летие. В то же время женщины заводят детей все позже, и даже с растущей продолжительностью жизни в будущем немногие увидят внуков. В настоящее время 60% 70-летних имеют двоих или более живых детей, а значит, скорее всего, и внуков. Подобная статистика должна продержаться еще до 2030 года. Рождаемость продолжает снижаться: если в Турции замена поколений гарантирована (коэффициент рождаемости выше 2,1), то в 14 из 46 европейских стран уровень рождаемости ниже 1,3, что означает убыль населения вполовину каждые 45 лет.

Это и есть тот самый демографический суицид. В России коэффициент рождаемости должен составить 1,7 в этом году, что еще далековато от турецких показателей, но все же демонстрирует тенденцию роста.

Мы живем в золотой век бабушек. Разумеется, у них есть собственные интересы, многие продолжают работать после пенсии. Однако возрастная схема не изменилась за последние 60 тыс. лет: «Большая вероятность выполнения бабушками своих обязанностей обеспечена в случае, если их возраст до 65 лет, а возраст внуков — до 11 лет». Последние исследования отмечают, что чем здоровее, обеспеченнее, моложе прародители, тем больше времени и энергии они вкладывают во внуков. Их влияние переместилось из чисто физической сферы в духовную.

При оптимальных условиях возраста, проживания и образования бабушки и внуков самое непосредственное влияние оказывается на интеллектуальный рост ребенка. Это подтверждают и наблюдения европейских ученых. Применение коэффициента Бэйли, определяющего уровень развития младенцев, показывает, что малыши, которые регулярно общаются с бабушками и дедушками, демонстрируют более высокие показатели умственного развития. Еще более ощутимо позитивное влияние прародителей в тяжелых семейных ситуациях. Их помощь снижает общий уровень стресса, который может повлиять на формирование хронических болезней, включая рак, в младшем поколении. Конечно, само присутствие прародителей не является панацеей. Однако уникальная историческая ситуация, в которой мы оказались, в совокупности с недавними антропологическими открытиями заставляет по-новому взглянуть на старушек, гуляющих в парках и сидящих на скамейках у подъездов, подумать о роли старших поколений в будущем нашего сообщества. Потенциал альтруизма, любви и заботы, который вывел нас из обезьян в люди, еще не исчерпан.