Армии ведущих стран мира уже имеют или стремятся получить на вооружение беспилотные системы. Практически ежедневно в СМИ появляются новости, так или иначе касающиеся применения беспилотных самолетов и вертолетов в различных военных и специальных операциях по всему свету. Подобная тяга к новым военным системам не только дань моде. Она имеет и вполне рациональное объяснение.

Беспилотные летательные аппараты за последние годы стали одним из символов войн нового столетия, войн, ведущихся быстро и эффективно, с минимальными потерями собственных сил, войн, где время на получение информации и принятие решений чрезвычайно сократилось.

История вопроса

Началом эры беспилотников принято считать ливано-израильскую войну 1982 года. Точнее, события в ливанской долине Бекаа. Разумеется, беспилотные летательные аппараты создавались и ранее, однако именно израильские военные переосмыслили и значительно расширили их роль. Операция по уничтожению средств ПВО противника с использованием БЛА Mastiff и Scout началась 9 июня 1982 года. БЛА, оборудованные телекамерами и системами связи, использовались для разведки поля боя и наблюдения. Другие БЛА были оснащены радиоотражателями для имитации ударных самолетов и отвлечения ПВО противника. Беспилотники также перехватывали и анализировали излучение РЛС противника и ретранслировали их на наземные станции или самолеты в воздухе. Некоторые БЛА были оборудованы лазерными целеуказателями для подсветки целей, которые планировалось атаковать ракетами с лазерным наведением. Комплексное использование БЛА позволило израильтянам уничтожить почти все батареи ЗРК противника в этом районе без потерь со своей стороны.

Да, примененные тогда израильской стороной беспилотники были достаточно примитивны с технической точки зрения, но произошел качественный, можно сказать, концептуальный скачок. Успешный опыт применения БЛА в реальных боевых действиях, полученный в ходе этой операции, оказал решающее влияние на бурный рост беспилотной авиации в последующие годы.

Мировые лидеры и догоняющие

Израиль и поныне занимает одно из лидирующих мест в мире в области беспилотных систем. Активные работы в этой сфере стимулируются наличием постоянно тлеющего арабо-израильского конфликта.

Однако «номер 1» в мировом рейтинге государств, разрабатывающих и применяющих БЛА, бесспорно занимают США. Беспилотники нашли применение во всех видах вооруженных сил страны — в армии, ВВС, ВМС и морской пехоте. Технология использования летательных аппаратов без пилота очень удачно вписалась в существующие американские военные концепции. Применение БЛА позволяет не подвергать риску жизни пилотов — беспилотники, выполняющие миссии в Ираке, Афганистане, Йемене и других точках земного шара, контролируются операторами, находящимися за сотни, а то и за тысячи километров от места событий, зачастую на территории самих США. Соответственно исключаются риски, связанные с попаданием в плен, ранением или смертью летчиков.

Это свойство очень хорошо вписывается в концепцию глобального проецирования силы, исповедуемую американским военно-политическим руководством. Беспилотниками, кстати, пользуются не только в ВС, но и в ЦРУ. Именно при помощи БЛА был ликвидирован целый ряд ключевых фигур в террористическом движении, в том числе боевиков «Аль-Каиды». Американские власти одновременно избавляются от людей, которые представляют угрозу для национальных интересов США, и посылают сигнал потенциальным террористам: враги Америки не могут считать себя в безопасности, даже находясь у себя дома.

По примеру Соединенных Штатов другие страны также стремятся оснастить свои вооруженные силы новейшей техникой — либо закупая ее за рубежом, либо стимулируя собственную промышленность на создание беспилотников. При этом США и Израиль, будучи лидерами в этой области, являются для большинства своеобразным эталоном.

Разведывательные БЛА

Наибольшее распространение в мире в настоящее время получили беспилотные разведчики. В зависимости от класса они оснащаются фото-, видео-, тепловизионной аппаратурой, приборами радиоразведки, а иногда и РЛС. Подобные авиамодели служат средством оперативной разведки в интересах подразделений низшего звена. Беспилотные разведчики — такие, например, как американский Raven или израильский Bird Eye 400, — очень просты в разработке и широко распространены в вооруженных силах. Только в США их количество измеряется несколькими десятками тысяч единиц.

Более крупные БЛА тактического класса, такие как американский Shadow, ведут разведку и наблюдение на бригадном уровне. Помимо чисто видовой разведки они, как правило, могут обеспечить целеуказание высокоточным системам оружия.

Ну и, наконец, немногочисленную, но заметную категорию БЛА представляют так называемые средневысотные аппараты большой продолжительности полета (по западной классификации MALE). К этой категории относятся американские БЛА Predator и Reaper и израильские Hermes-900, Heron, и Eitan. Они представляют собой полнофункциональные комплексы воздушной разведки, вполне сопоставимые по своим возможностям с пилотируемыми самолетами-разведчиками. При этом в отличие от пилотируемых самолетов они могут находиться в воздухе длительное время, зачастую более суток.

Еще большую продолжительность полета имеют стратегические БЛА. В настоящий момент в мире есть только одна система (по крайней мере, если говорить о серийном производстве), которая по своим характеристикам может быть отнесена к классу стратегических БЛА — американский Global Hawk. Этот аппарат способен совершать трансконтинентальные перелеты. Предполагается, что одна из модификаций этого беспилотника в перспективе заменит самолеты-разведчики U-2.

Ударные БЛА

Логичным продолжением эволюции БЛА стали беспилотники разведывательно-ударные и ударные. В современном мире наиболее ярким примером таких систем, безусловно, являются уже упомянутые американские БЛА Predator и Reaper компании General Atomics.

Predator появился в 1994 году как аппарат разведки и наблюдения. Однако несколькими годами позже было решено сделать вооруженную версию этого беспилотника. Аппарат получил возможность нести небольшую боевую нагрузку — две противотанковые ракеты класса ≪воздух – земля≫ Hellfi re на подкрыльевых точках подвески. Более крупный БЛА Predator B, (Reaper) уже изначально создавался как аппарат преимущественно ударный. Если оборудование Predator B в основном идентично оборудованию БЛА Predator, то вооружение по сравнению с младшей версией он получил гораздо более мощное. Reaper способен нести до 14 ракет Hellfi re или 4 ракеты Hellfi re и две бомбы лазерного наведения — GBU-12 Paveway II по 250 кг каждая.

Эффективность применения ударных БЛА некоторое время назад подвергалась сомнению. Действительно, поражающая способность размещенного на их борту оружия невелика, скажем, по сравнению с артиллерийскими и ракетными системами. Тем не менее опыт применения беспилотников доказал их право на существование. Традиционный подход получения информации от различных средств авиационной разведки (в том числе беспилотной) и последующей передачей ее наземным или воздушным средствам поражения отличается большими временными затратами по сравнению с беспилотником, способным не только обнаружить, но и самостоятельно уничтожить цель.

При этом необходимо признать, что новая техника не является абсолютным оружием. Одним из недостатков, приписываемых беспилотникам, — немалое число жертв среди мирного населения во время ударов, наносимых с использованием БЛА. Впрочем, такое обвинение справедливо лишь отчасти. Сами по себе беспилотники — это не роботы в полном смысле слова, и сколь автоматизированными ни были бы их действия, решение о применении оружия принимает не искусственный разум, а человек, управляющий беспилотником. Так что речь здесь идет в значительной степени о пресловутом человеческом факторе — неверной трактовке данных, полученных с помощью разведаппаратуры беспилотника.

Прочие функции

В обозримой перспективе разведка, наблюдение, а также нанесение точечных ударов, по-видимому, останутся главными функциями систем БЛА. Однако уже сегодня они дополняются некоторыми специфическими функциями.

Гибридом беспилотника и ракеты стали так называемые барражирующие боеприпасы. Это фактически беспилотники-камикадзе, выполняющие длительный полет над районом боевых действий. Так, израильский аппарат Harpy после обнаружения сигналов РЛС определяет местоположение цели, пикирует на нее и поражает осколочнофугасной боевой частью. Подобные системы неплохо зарекомендовали себя — Harpy состоят на вооружении ВС Израиля, кроме того, были проданы Турции, Китаю, Индии и Южной Корее. В развитие данного проекта компанией IAI был создан разведывательно-ударный БЛА Harop.

Впрочем, есть и более мирные ≪специализированные≫ беспилотники. К примеру, уже более года в Афганистане используется транспортный беспилотный вертолет K-MAX. Аппарат, разработанный компанией Kaman Aerospace совместно с Lockheed Martin, создан на базе грузового вертолета-синхроптера. БЛА имеет возможность нести до 2720 кг грузов на внешней подвеске. В Афганистане K-MAX используются для доставки провизии и боеприпасов на отдаленные аванпосты.

Также транспортные задачи планируется решать с помощью нового израильского беспилотника, над проектом которого в настоящее время работают специалисты компании Urban Aeronautics. Предполагается, что он будет осуществлять доставку медикаментов и боеприпасов, а в перспективе, возможно, эвакуировать раненых.

Перспективы

Беспилотники в настоящее время проходят в своем развитии тот же этап, что и пилотируемые самолеты на заре авиации: уже понятно, что БЛА будут использовать для решения ряда задач, однако их потенциальные возможности еще далеко не полностью раскрыты. Само удаление пилота из летательного аппарата должно не только давать большую свободу в применении этой техники, но и обеспечивать БЛА возможности, недоступные для пилотируемых самолетов.

В перспективе беспилотники могут стать более маневренными, чем летательные аппараты, управляемые людьми (не исключено, что со временем они будут выполнять маневры с перегрузками в десятки g). Отчасти это позволит решить проблему живучести самих беспилотников. Пока привлекательными их делают в основном относительно небольшие габариты и применение неметаллических конструкционных материалов. Вместе с тем крупные малоскоростные неманеврирующие беспилотники остаются достаточно несложными целями для поражения, как показал опыт грузино-абхазского противодействия.

Еще одним способом повышения живучести беспилотников может стать применение так называемых стелс-технологий, которые позволяют сделать самолет менее заметным. БЛА, в которых подобные технологии в той или иной степени используются, еще не производятся серийно. Однако данные проекты, находящиеся на различных стадиях реализации, существуют в США, Европе и Китае.

Предстоит длительный период эволюции беспилотных систем. С развитием информационных технологий, а также микроэлектроники, оптико электроники, связи будут расширяться возможности беспилотников. Впрочем, возможны и революционные скачки. Развитие систем искусственного интеллекта в перспективе позволит решить задачу эффективного выполнения автономных миссий. Еще один возможный скачок связывают с прорывом в таком вопросе как организация групповых действий БЛА (речь в том числе идет о смешанных группировках пилотируемых и беспилотных летательных аппаратов).

В целом, по мнению одного из известнейших российских специалистов в области беспилотных систем Николая Долженкова, со временем беспилотники различного класса будут играть ключевую роль в информационно-управляющих распределенных сетевых структурах, станут частью большой самоорганизующейся сис темы, включающей различные боевые элементы.

Другие материалы главной темы