Это, наверное, очевидно тем, кто профессионально исследует отечественную телеиндустрию, но до меня дошло не так давно. Главный изъян нашего ТВ = катастрофический дефицит позитива. А во всем остальном отрасль вполне себе на уровне мировых стандартов. Более того, если учитывать сакраментальное соотношение цена/качество, то российское телевидение — лучшее в так называемом цивилизованном мире (ведь в праве на звание цивилизованного западные аналитики традиционно отказывают доброй половине человечества: Китаю, Индии + Индокитаю, etc.).

Успешно адаптированы многие заморские придумки и при этом кое-где удалось сохранить бесспорные достижения советского периода: такие проекты, как «Что? Где? Когда?», держат в сетке не из соображений ностальгических, а исключительно из банальных коммерческих — рейтинг заставляет. При этом, повторю, на экране не хватает добрых фриков. Не вкладываю, кстати, в этот термин никакого уничижительного смысла, просто не могу подобрать адекватное определение для таких симпатичных ТВ-персонажей, как Александр Васильев, ведущий «Модного приговора». Доброжелательных, улыбчивых, выделяющихся из общей медиакогорты разномастных мизантропов не только запоминающейся подачей, но и незлобливым нравом.

Потому что ведь можно быть мега-super-пуперпрофи, как вечный Леонид Якубович, коему по всему просто положено быть воплощенной доброжелательностью, но при этом все же подспудно эманировать тоску вселенскую & тысячелетнюю усталость, которые не сольешь в пресловутый музей «Поля чудес».

А вот дорого стоит искренняя светлая улыбка, не приправленная сарказмом а-ля Иван Ургант. И такая улыбка… ультимативный козырь его шоу. Только в «Вечернем Урганте» этим чудом одаривает гостей (и зрителей) не сам ведущий, а питерская актриса Алла Михеева, играющая роль журналистки, отвечающей за рубрику «Острый репортаж». Про само шоу «ВУ» ведомо, что это грамотная калька с заокеанского хита Late Show with David Letterman. Наверное, и михеевская полустеб-полупародия срисована с какого-нибудь прославленного формата. Однако здесь имеет значение не ЧТО, и даже не КАК, а КТО. На сегодняшней день эта рубрика в новой передаче — вообще самое позитивное, что есть на телевидении.

Я задался вопросом у себя в Facebook'е: Михеева — это «новая Дана Борисова», неотразимая в своей звенящей простоте (и, как помню, эту очевидную свою схематичность осознававшая и эксплуатировавшая), или просто циничный «Борат в юбке», виртуозный мастер стеба? Обозреватель «Комсомолки» Даша Завгородняя, которая сама ведет и радио, и телеэфиры, была категорична в своей экспертной оценке: «Женя, как психолог психологу: Алла — мастер стеба». Вторила ей и критик Ольга Галицкая: «Конечно, Алла играет».

Но вот здесь как раз и возникает эффект Бората: люди готовы простить своему визави любую бестактность, если она — производная этакой обезоруживающей невъе...нности. Есть у нас еще телевизионщицы, которые со столь обаятельной псевдонаивностью могут поинтересоваться у мексиканского дипломата во время интервью:

— А вы возьмете меня замуж?

И опять же дело не в самом вопросе. А в улыбке. Которая тождественна позитиву. Главное, что у такого солнечного формата появился шанс. Потому что Первый канал — это Площадка. Беспроигрышная. Это как ролик на Youtube, но уже с рекордным просмотром в десять миллионов! Вот прошлись, допустим, писатели во главе с Быковым/Акуниным по столичным бульварам, и тут же, рассказывает мне мой издатель Юрий, продажи новинок всех пропиаренных медийкой участников марша выросли. Не вдвое, не втрое, а в семь-девять раз. Недаром ведь вслед за литераторами проявили митинговую инициативу музыканты + живописцы. Шоу-бизнес знает цену эфирного времени. Как любил приговаривать прекрасный Володя Матецкий, справивший на прошлой неделе свой юбилей:

— Без паблисити нет просперити. При этом, конечно же, не все, что продвигают федеральные каналы, становится хитом. Но! Но все получает шанс. Хочется, чтобы такие шансы получали не только перманентные «криминальные новости» о младенцах, замученных алкоголичками матерями, а «острые репортажи» неподражаемой обаяшечки Аллы Михеевой. Мне говорят, что «нельзя, чтобы ее было много». Продюсер незабвенных The Beatles Брайан Эпстайн как-то пошутил, отвечая на вопрос о феноменальном взлете своих подопечных:

— Был у нас очень ленивый пиарщик, интервью с мальчиками нигде не появлялись, вот информационного перебора и не было, зато всегда была интрига, так и пришел успех.

Однако по мне пусть лучше будет перебор с лучезарным позитивом, чем с мрачной расчлененкой. Алла, зажигай!