Процент наличности в денежном обороте страны отражает степень экономической и общественной стабильности государства, уровень финансовой грамотности и доходов населения, а также глубину криминализации общества.

Считается, что в странах, подверженных экономическим и общественным потрясением, доля наличности в обороте высока. Например, в Ираке этот показатель в 2010 году составил, по данным Международного валютного фонда, 89%. В условиях каких бы то ни было неурядиц людям надежнее иметь деньги на руках, при этом национальной валюте они предпочитают иностранную. Большой процент наличности в обороте свидетельствует и о внушительном объеме сектора теневой экономики, в том числе и о большом проценте коррупции. Это можно сказать об Италии, Греции, Мексике, России. В странах с высоким уровнем доходов населения жители чаще используют платежные карты.

Чем ниже доходы, тем чаще при расчетах в ход идут живые деньги, и даже если у человека есть карта, он просто снимет с ее помощью наличные в банкомате. Разумеется, из каждого правила есть исключения, в стране с высоким уровнем криминала и низким уровнем жизни тоже может быть развита безналичная система расчетов.

Страна стране рознь

Когда речь идет о физических лицах, низким принято считать наличный оборот менее 10%. В таком случае кэш используется в крайних случаях или только определенной категорией населения, например пенсионерами. Менее 10% наличных находятся в обороте в Дании, Хорватии, Эстонии, Бразилии, Турции. В США нал колеблется в пределах 7% от общего объема денежной массы. Безналичных операций, которые проводятся в США с помощью пластиковых карт, около 60%.

В Европе доля реальных денег в среднем составляет те же 10%. Большинство европейцев даже не знают, как выглядят 500 евро, такую купюру принимают весьма неохотно и, как правило, догадываются, что ее обладатель из России. Французы, например, держат в бумажнике не более 20 евро.

Страны, поддерживающие внедрение технических инноваций в розничных платежах, однозначно стремятся к использованию безналичных операций. Так, доля наличных в широкой денежной массе в Японии составляет примерно 7%. С 2000 по 2010 год объемы транзакций в Японии выросли больше, чем во всех остальных странах. В Канаде доля наличных в узкой денежной массе снизилась с 19% в начале 1990-х годов до 10% перед кризисом 2008 года. В Сингапуре, который официально декларировал переход к Cashless Society (англ. — безналичное общество), с 45% в 1990-х до 22% в 2009-м.

К странам, последовательно изживающим хождение денег из рук в руки, также относятся Финляндия, Австралия, Швеция.

В экономике Швеции, по данным Банка международных расчетов, наличные деньги составляют лишь 3%. В большинстве шведских городов монетой невозможно даже оплатить проезд в автобусе: билеты приобретаются с помощью SMS-сообщений. Некоторые банковские офисы, зарабатывающие на электронных транзакциях, полностью прекратили обработку кэша. Даже в шведских храмах появляются устройства для считывания информации с пластиковых карт, позволяющие прихожанам делать пожертвования в электронном виде.

Для сокращения доли живых денег в первую очередь надо развивать необходимую инфраструктуру, а именно доступность банковских услуг. «Путешествуя по Венесуэле, я посетила резервацию индейцев на реке Ориноко. Это самая глушь, и даже там есть отделение банка с банкоматом. То есть вот индейцы стирают белье в реке, а вот возможность проведения безналичных расчетов», — рассказала Марина Абрамова, заведующая кафедрой денежно-кредитных отношений и монетарной политики в Финансовом университете при Правительстве РФ. Развита система безналичных платежей и в Перу.

Другой важнейший фактор — финансовая грамотность населения, менталитет, привычка. «Несмотря на то что сейчас в Сбербанке предлагается оплачивать коммунальные услуги безналом, большинство по-прежнему предпочитают стоять в очереди к окошку с операционисткой», — говорит Марина Абрамова. Василий Солодков, директор Банковского института в ГУ-ВШЭ, фактору привычки большого значения не придает. «Когда я жил в США, то держал деньги на счету в банке. Как только вернулся в Россию, у меня появилась манера деньги с карточки снимать. Все дело не в навыке, а в необходимости подобных действий из-за существующей политики».

Для сравнения: в Великобритании снятие наличных через банкомат составляет 37%, во Франции — 28%, в Канаде — 24%, в России — 96%. «Процент снятия наличных в России велик не потому, что люди не хотят расплачиваться пластиковой картой, а потому, что далеко не везде ею возможно расплатиться», — продолжает Степан Кузнецов, управляющий директор Российской национальной ассоциации SWIFT.

Кроме того, важную роль играют такие факторы, как уровень теневого оборота и разного рода кризисы (чем менее устойчива экономика, тем больше удельный вес наличных расчетов). В ноябре 2008 года люди практически всех стран стояли в очередях в банкоматы, чтобы получить свои деньги. Перечисленные выше факторы применимы к любой экономике, к любой стране.

Как должно быть

Как показывает мировой опыт, уменьшение доли налички в обороте в основном связано не с административными ограничениями, а с развитием виртуальных расчетов. «Необходимо совершенствовать технологии, повышать качество услуг и доступность проведения безналичных платежей», — уверен Степан Кузнецов. Этот путь более долгий, но и более эффективный и не зависит от определенной страны — система одна и та же, средства ее воплощения разные. «Важно обеспечить выполнение трех пунктов: чтобы деньги хранились на карточке, чтобы было, где этой картой воспользоваться, и, наконец, чтобы воспользоваться картой было удобнее, чем наличными. Если эти три компонента совпадают, то «гегемония» наличных денег прекратится», — говорит Василий Солодков.

За каждой картой должен быть закреплен сберегательный и расчетный счет. При этом в любой момент можно переместить деньги с одного счета на другой. Человек сам выбирает, на каком счету и сколько будет храниться, — такая система действует за рубежом практически всюду, начиная от Бангладеш и заканчивая США. В России же зачастую работника обязывают открывать зарплатные счета в том банке, где решило руководство.

В нашей стране пока выгоднее снимать деньги с карточки. Зачастую наши банки, используя самые различные схемы ухода от налогов, берут дополнительную комиссию за использование карт, соответственно, безналичная оплата оказывается дороже, чем наличная. Например, при покупке автомобиля 3% комиссии — это уже значимые деньги. Хотя, по идее, оплата безналичным способом выгодна не только покупателю, но и продавцу: он не нуждается в затратах на инкассацию. «Если рассуждать логически, то за безналичную оплату должны не комиссию начислять, а скидку давать», — подытоживает Василий Солодков. В России продавцу выгоднее заказать инкассацию, чем установить терминал для безналичной оплаты. Есть и другая проблема — низкая скорость проведения платежей. «В развитых странах платеж проходит в течение 1,5 секунды, у нас зачастую он может длиться минуту. Но, например, в магазинах, где система отлажена, даже пожилые люди расплачиваются карточкой», — говорит Дмитрий Мирушниченко, ведущий эксперт Центра развития.

В развитых странах нет принципиальной разницы в том, платите вы наличными или картой. А, например, в США есть услуга cash back (англ. — деньги назад). Поскольку продавцу невыгодно тратиться на инкассацию, но наличные в кассе у него есть, он поступает следующим образом: предлагается отдать клиенту наличными определенную сумму, при условии, если ту же сумму спишут с его карты. Таким образом, выигрывает продавец, доход которого сразу поступает на банковский счет, и покупатель, который может получить наличность там же, где совершает покупки, не тратя времени на использование банкомата. В целом политика в США выстроена таким образом, что в кэше нет необходимости.

Во многих странах картой можно расплатиться в такси, на автозаправочных станциях и на платной дороге. Чтобы оставить чаевые в ресторане, тоже необязательно шуршать бумажками — надо просто указать, сколько дополнительно списать с карты.

Выходи из тени

«В основном страны приходили к безналичным расчетам естественным путем, — рассказывает Дмитрий Мирушниченко. — Оказалось, что в этом заинтересованы все экономические агенты. Банки получают комиссию, предприятия — больший доход, поскольку психологически безналичные потратить легче. В результате все довольны: у государства система доходов-расходов под контролем, и людям безопаснее и удобнее. Речь идет о последовательности этого процесса».

Большая доля безналичных операций — это еще и действенный способ борьбы с коррупцией. При прозрачности структуры доходов и расходов проблем взаимодействия с налоговой инспекцией не возникает. Голландия, например, пошла по следующему пути: не человек пишет декларацию в налоговую службу, а налоговая служба на основании расчетов по карте составляет декларацию и отправляет гражданину для проверки. Ассоциация шведских банкиров считает, что сокращение объема наличных денег в стране уже положительно сказалось на криминальной статистике. Количество ограблений банков в Швеции упало со 110 в 2008 году до 16 в 2011 году. Это самый низкий показатель с момента начала ведения данной статистики 30 лет назад.

В достаточно коррумпированной Италии в начале 2000 годов была введена программа административного давления. Если покупателю не пробили чек, то за это несли ответственность и продавец, и покупатель. В пределах 300 метров от магазина человека мог остановить госслужащий и потребовать чек на совершенные покупки. При его отсутствии полагался внушительный штраф. Таким способом власти Италии боролись с неуплатой налогов. «Большего результата они бы добились, развивая безналичные расчеты, — считает Дмитрий Мирушниченко. — А проблема уклонения от налогов в Италии до сих пор не решена».

Пытаясь привить населению культуру использования безналичных расчетов, Италия и Греция вводят лимит на расчеты наличными. В Италии при оплате покупок на сумму свыше 1000 евро, в Греции — свыше 1500 евро.

«Насильственные меры не могут быть эффективны. Нельзя заставить человека расплачиваться реальными деньгами, даже если это будет оговорено законом, — считает Марина Абрамова. — Я за естественный путь перехода к безналичным расчетам».

Дорогу пластику

Многие страны добились снижения доли живых денег в обороте, последовательно приучая население к использованию пластиковых карт. В Германии система карт до некоторых пор была не сильно развита. Безналичные расчеты в Германии стимулировались выпуском платежных карт магазинами совместно с национальными банками. В стране достаточно высокая комиссия платежной системы, и рачительные немцы предпочитают платить наличными. Поэтому многие немецкие магазины карточки вообще не принимают, объясняя это тем, что в противном случае они будут вынуждены поднимать цену. В 2010 году в Германии по одной банковской карте было осуществлена 21 платежная операция, а, например, во Франции — 87, в Финляндии — 143.

Правительство Бразилии использует программу Previdencia Social для управления системой социального страхования. Официально оформленные работники делают ежемесячные отчисления на магнитную карту и могут рассчитывать на пособие при выходе на пенсию, в случае болезни, травмы и пр. Государственные пособия также поступают на карту.

Южная Корея стимулирует использование банковских карт в торгово-сервисных предприятиях в рамках борьбы с теневой экономикой. Тут применяется целый комплекс мер: снижение НДС на 2% для торговых организаций по всем операциям с использованием банковских карт; разрешение на вычет из налогооблагаемой базы в размере 20% от суммы всех платежей по картам; проведение лотереи по чекам, выдаваемым при оплате картой, для торговых организаций и покупателей (ежемесячный призовой фонд — 1,5 млн евро); создание специальной бригады для контроля торгово-сервисных предприятий, которые берут дополнительную плату за использование карт и тем самым мешают развитию отрасли.

Доверяй, но проверяй

В США, в случае утери кредитной карты, с вас спишут не более 50 долларов. Все остальное — это проблемы кредитной системы и банка, который эмитировал данную карту. Однако это касается именно кредитных карт, с дебетовыми ситуация другая. В случае хакерской атаки можно потерять деньги с дебетовой карточки, поэтому люди предпочитают пользоваться кредитками.

Но есть вещи, не зависящие от пользователя платежной карты. «Как защитить деньги в кошельке, общеизвестно, а вот с безналичкой все не так очевидно. Большинство не знают, что делать в случае мошенничества с картами», — говорит Степан Кузнецов. Бывает, что карта не возвращается из банкомата, а мошенник может ее достать. Но едва ли кто-то с уверенностью опишет алгоритм действий в такой ситуации.

Наиболее распространенное преступление — использование поддельных карт, незаконное использование подлинных карт и их реквизитов. Киберпреступность — это не только мошенничество с платежными картами, но и с электронными деньгами в сетях. Недавно в Америке была проведена идентификация пользователей систем Visa и MasterCard.

За таким правонарушением, как подделка банковских карт, следят сами банки, а если речь идет о хакерской атаке на серверы, это уже забота операторов платежных систем. Банк также отслеживает попытки компрометации карты и в целях безопасности имеет право заблокировать ее, если такая попытка совершена.

Помимо киберугроз существуют проблемы технического характера, многие из которых сложно предвидеть. Например, выключение электричества, как, например, произошло в НьюЙорке в 2003 году во время солнечной бури. Для преодоления таких препятствий создаются системы, которые могут работать офлайн, но полностью риск исключить нельзя. Что касается проблем с прохождением платежа, это связано исключительно с банковскими технологиями и не является недостатком электронных платежей как таковых.

В США остро стояла проблема, связанная с психологическим фактором потребительского поведения. Люди, заводя кредитные карты, начинали тратить больше, чем могли реально себе позволить, и влезали в серьезные долги. Что касается сложностей с пожилым населением во время перехода на безналичные расчеты, то, поскольку этот процесс идет постепенно, серьезных недоразумений не возникало. «Не надо недооценивать интеллектуальных способностей людей старшего поколения, — говорит Дмитрий Мирушниченко. — Хотя нельзя недооценивать силу привычки, и примером в этом может послужить Великобритания, где многие расплачиваются чеками — платежным инструментом XIX века».

«Совсем уходить от наличного денежного оборота тоже нецелесообразно, — считает Степан Кузнецов. — Если вы хотите расплатиться в такси картой, нужно, чтобы у водителя была связь с операционным центром. Если связи в какой-то момент нет, он попросит заплатить наличными. Наличность в стране должна ходить — на всякий случай. Чем больше инструментов осуществления платежей, тем лучше для граждан и для государства. Необходимо установить некий баланс между наличными и безналичными способами оплаты. Это соотношение должно быть удобно для всех участников рынка, а не для отдельных его составляющих», — заключает эксперт.

Копирование зарубежного опыта не принесет пользы российской денежной системе. У России своя специфическая банковская система, свое законодательство, равно как у каждого государства свои средства достижения целей. Многие зарубежные страны естественным образом пришли к тому, что платить звонкой монетой стало удобнее, дешевле, эффективнее. Тенденция к сокращению наличных прослеживается, но тем не менее даже в некоторых странах Европы доля живых денег в обороте до сих пор достаточно высока, а риск стать жертвой мошенничества не сведен к минимуму.

фото: КОЛЛАЖ «ОДНАКО», CORBIS/FOTOSA