Прежде чем говорить о наших задачах и пожеланиях в области кинематографа, надо понять, что такой сферы деятельности у нас на самом деле нет. Она была разрушена в 90-е годы. Что-то возрождаться начало только в 2000-е, но получается только на уровне отдельных успешных проектов. В целом же ведущим социокультурным процессом последних 20—25 лет является деградация. И отдельные попытки переломить ситуацию, заложить какие-то элементы развития пока не носят системного характера.

Например, в кинематографе создали Фонд кино, начали как-то поддерживать студии-производителей. Это лучше, чем было. Но этого недостаточно. Нужно системное действие: в законодательной сфере, в сфере проката, в сфере подготовки кадров. Фактически есть государственная задача: по-новому спроектировать кинематографическую отрасль при чудовищном давлении внешнего рынка.

Наш кинорынок захвачен, в нашем прокате почти нет места российскому кино. И его придется отвоевывать. Но столкнуться с голливудскими мейджорами (крупнейшими голливудские компаниями — такими, как Warner Bros., Disney, Fox, Sony, Paramount и Universal) — это не так просто.

Приведу пример. Американский кинематограф спроектирован как культурная отрасль, он поддерживается в таком состоянии, к этому прилагает огромные усилия государство. У нас полно всяких либеральных басен про то, что кинематограф — это рынок. Ерунда полная! Конечно, это никакой не рынок, потому что во всем мире кинематограф сам по себе убыточен. Редкие отдельные проекты в силу сложного стечения обстоятельств становятся окупаемыми или прибыльными. Все остальное работает как система. Потому что, во-первых, на территории Америки все голливудские фильмы не окупаются. Более того, они не окупаются даже за счет мирового проката. Более того, кинопрокатные сети тоже не выходят в плюс. Сети зарабатывают на попкорне и пепси-коле. Отсюда заказ на соответствующее кино. И даже при всем при этом существует серьезная система дотаций — непрямых, таких, например, как освобождение от налогов.

Поэтому все это бред про то, что в кинематографе все устроено рыночно и либерально. Нет, конечно же! Просто Америка до сих пор считает себя великой державой и может позволить себе такие эксперименты. А мы после того, как Советский Союз развалился, уже не можем себе такого позволить. Или якобы не можем. По крайней мере нас убедили в том, что мы не можем. Когда нас уже в этом убедили, тогда мы поверили и проиграли.

Я бы хотел, чтобы у нашего государства был какой-то заказ на культурную политику. Но, к сожалению, его нет. Мы не в состоянии сформировать такой заказ и сформулировать. А он нужен. Но мы все время говорим о невидимой руке рынка. Это шарлатанство и надувательство. Потому что у тех стран, которые собираются выживать и сохраняться как страны, заказ в кино есть.

В США его можно сформулировать примерно так: «Америка — самая свободная страна в мире, страна самых высоких социальных, культурных, экономических и прочих достижений». Китайский заказ можно сформулировать так: «У нас свой мир, мы сами разберемся, как нам жить, а от вас возьмем то, что нам нужно, и не более того». У французов тоже есть заказ, но они все хуже и хуже с ним справляются. Когда был де Голль, когда они создавали Пятую республику, это было довольно сильно и мощно. Потом все постепенно начало разваливаться и деградировать. Но в те времена заказ был простой: «Французы — это и есть воплощение европейской цивилизации. Не немцы, не британцы, а именно французы». Когда заканчивался Московский кинофестиваль, состоялся круглый стол Союза кинематографистов. Там затронули тему квотирования в пользу отечественного кино. И тут же наши прокатные сети подняли такой вой! Они же не согласны! Обоснование — это недемократично и нерыночно. Они сказали: пусть государство пойдет и построит прокатные сети и вводит там квоты, а у нас не надо. Сети прокатывают большой голливудский продукт, а Россия — довольно заметная полянка, с которой собирается голливудский доход. Поэтому не хватало еще, чтобы им этот поток ограничили. У них довольно широкие возможности лоббирования. Они же не дураки. Они создали эту поляночку под себя, а мы, что логично, сталкиваемся с прямым противодействием. Голливудские мейджоры будут делать все, чтобы никакого закона о национальной кинематографии в России не было и чтобы не было никакого квотирования.

При этом надо понимать, что само по себе квотирование ничего не даст без системной государственной политики, которая только и может подвинуть голливудскую продукцию на нашем рынке. Это и отчисление от проката иностранных фильмов, прямая поддержка отечественного кинопроизводства, естественно, освобождение этой поддержки от налогов, строительство силами государства собственных киносетей и так далее. Для чего и нужна единая политическая воля.

Другие материалы главной темы