Недавно в Астане состоялась 38-я сессия Совета министров иностранных дел Организации Исламская конференция (ОИК). Организация является самой крупной мусульманской международной организацией, объединяя 57 стран с населением около 1,2 млрд человек. Россия имеет в ОИК статус наблюдателя и в обозримом будущем вряд ли станет ее полноправным членом.

Помимо чисто организационных моментов (таких, например, как условия предоставления странам статуса наблюдателя в ОИК), участники обсудили означенные в повестке дня вопросы, среди которых, естественно, «арабская весна», ситуация вокруг арабо-израильского конфликта, положение мусульманских меньшинств на Балканах, проблема Нагорного Карабаха и пр.

Из того, что принято называть новостью, — изменение эмблемы и названия структуры, которая отныне называется Organization of Islamic cooperation (Организация Исламского сотрудничества) (ОИС). Эти новшества, очевидно, призваны символизировать обновление не только самой организации, но и исламского мира в целом, о чем на церемонии открытия говорили почти все выступавшие.

Однако ничего принципиально нового и необычного ни на открытии сессии, ни на ее закрытии (работа комиссий проходила в закрытом режиме, и журналистов туда не пускали) не прозвучало, кроме целого ряда предложений, которые высказал в своем выступлении Нурсултан Назарбаев. В текущем году председательство в ОИС перешло к Казахстану, и, принимая во внимание ту активность, которую Астана проявляет в международных делах, можно ожидать, что слова казахстанского лидера материализуются в чем-то таком, что представляет реальный интерес.

Правда, если быть точным, то на прошлой неделе Назарбаев лишь повторил то, о чем говорил месяц назад на Всемирном исламском экономическом форуме (ВИЭФ). Президент Казахстана выразил недоумение тем фактом, что на территории стран — участниц Организации Исламского сотрудничества находится 70% мировых запасов энергоносителей, тогда как средний ВВП этих государств не превышает 7%.

Почему, спрашивал Назарбаев, за последние 20 лет в исламских странах не сделано ни одного значимого научного открытия, где знаменитые мусульманские университеты прошлого, и как получилось, что ислам в представлении многих обывателей прочно ассоциируется с терроризмом и религиозным экстремизмом?

Чтобы переломить и исправить ситуацию, президент Казахстана предложил учредить клуб из десяти ведущих стран, входящих в ОИС, — фактически мусульманский аналог «большой восьмерки», создать совместный центр инноваций и серьезно заняться исправлением имиджа ислама в глазах международного сообщества. Для решения последней задачи Назарбаев считает необходимым создать мощный интернет-ресурс, а если понадобится, то и несколько.

«Ресурсы наших государств позволяют сформировать мощный финансовый пул для инвестиционного сотрудничества», — сказал президент Казахстана, который также высказался за создание в рамках ОИС системы продовольственной помощи в виде фонда со штаб-квартирой в Астане.

Другая инициатива — активизация участия Исламского банка развития в строительстве железной дороги Казахстан —Туркменистан — Иран. Надо сказать, что портфель ИБР в Казахстане составляет 695 млн долларов (при уставном капитале 42 млрд долларов США). Вообще же исламские активы составляют на сегодняшний день около 1 трлн долларов с ежегодным ростом на 10—15%. По оценке Deutsche Bank, общие валютные резервы и госинвестфонды стран Персидского залива достигают 2 трлн долларов.

По мнению директора департамента СНГ МИД Казахстана Тимура Уразаева, председательство его страны в Организации Исламского сотрудничества позволит привлечь дополнительные инвестиции из стран исламского мира не только в Казахстан, но и другие страны Единого экономического пространства (ЕЭП).

«Поскольку у нас уже существует единая таможенная территория, где могут работать российские и белорусские компании и совместные предприятия, то это будет прямой эффект для всех государств — участников Таможенного союза», — сказал Уразаев. Что касается политических выгод, которые может извлечь Россия из казахстанского председательства в ОИС, то они очевидны. Поскольку наши страны являются стратегическими партнерами, то Москва может реально укрепить, а точнее — попытаться восстановить позиции в исламском мире, используя для этого площадку Казахстана и его возможности.

Россия, имеющая в ОИС статус наблюдателя, сама является частью исламского мира, о чем в 2005 году заявил Владимир Путин, который озвучил на саммите в Малайзии желание РФ присоединиться к Организации Исламская конференция. «Сложение наших финансовых, технологических и кадровых ресурсов, — сказал тогда Путин, — способно стать реальным фактором мировой политики, началом прорыва на многих направлениях мировой экономики».

Это было поистине сенсационное заявление. Естественно, что не всеми и не везде оно было воспринято с энтузиазмом, а в прессе появились многочисленные комментарии, взвешивающие за и против возможного вхождения России в ОИК на правах полноправного участника. Отвечая на вопрос «Однако», когда и при каких условиях можно будет говорить о полном членстве России, генеральный секретарь Организации Исламского сотрудничества Экмеледдин Ихсаноглу сказал: «Весь исламский мир приветствует участие России в работе ОИС и выступает за развитие этих отношений. Что же касается полного членства, то, согласно дополнению, внесенному в Устав еще в 2008 году, одним из его условий является преобладание в стране мусульманского населения. Таким образом, в обозримом будущем Россия вряд ли станет полным членом ОИС, хотя, повторюсь, наши контакты развиваются сейчас очень активно. Но если вы спросите мое личное мнение, то я был бы счастлив видеть Россию в качестве полноправного участника нашей организации».

Другие материалы рубрики