В ближайшее время должна завершиться самая масштабная сделка слияния и поглощения в мировой истории — приобретение «Роснефтью» компании ТНК-BP. После ее окончания «Роснефть» станет крупнейшей в мире нефтяной компанией по объемам добычи и запасам углеводородов. Для BP интеграция с «Роснефтью» означает окончание конфликтов с прежними партнерами — консорциумом AAP («Альфа-групп» — Access Industries — «Ренова»), непрерывно длящихся уже не первый год.

В начале марта Еврокомиссия санкционировала приобретение «Роснефтью» 100% ТНК-BP. Таким образом, был преодолен последний административный барьер на пути завершения самой громкой сделки не только российского, но и мирового рынка M&A (сделок слияния и поглощения). По словам президента «Роснефти» Игоря Сечина, завершение сделки может произойти уже в начале II квартала этого года. На приобретение ТНК-BP российская госкомпания потратит около 45 млрд долларов и 12,84% собственных акций. В итоге British Petroleum станет вторым после государства крупнейшим акционером «Роснефти» с долей около 20%, а на нефтегазовом мировом рынке появится крупнейший игрок.

Заигрались

«Последние годы отмечены началом нового этапа консолидации в отрасли. Приобретение ТНКВР «Роснефтью» вписывается в эту новую тенденцию. Это — уникальная сделка, и учитывая, что она реализуется в основном за денежные средства, это крупнейшая сделка приобретения в истории. «Роснефть» получила кредит доверия от ведущих мировых финансовых институтов и акционеров и еще теснее интегрировалась в глобальный нефтяной рынок», — заявляют в госкомпании. Но достичь договоренности о сделке оказалось непросто. Аналитики рынка подчеркивают, что выкуп 100% компании ТНК-BP, по сути, был единственным выходом для «Роснефти», поскольку российские партнеры British Petroleum последовательно блокировали все попытки стратегического сотрудничества «Роснефти» и BP. В частности, корпоративный конфликт в ТНК-BP еще в 2011 году сорвал перспективную «арктическую» сделку между «Роснефтью» и британской компанией. По условиям договоренности с российскими акционерами, британская сторона не имела права самостоятельно участвовать ни в одном из российских проектов. В итоге BP начала испытывать все возрастающее давление со стороны конкурентов (ExxonMobil, Eni и Statoil), которые успели заключить с «Роснефтью» соглашения о совместной разработке арктического шельфа.

Корпоративная структура ТНК-BP предполагала управление компанией на паритетных началах, поскольку российской и британской стороне принадлежали равные доли. Однако консорциум ААР, получивший контроль над Тюменской нефтяной компанией в ходе «лихих лет» приватизации 90-х, в основном занимался играми в управляемый конфликт. Надо признать, что на этом поле конкурентов у Михаила Фридмана, Леонарда Блаватника и Виктора Вексельберга практически не было. Владельцы ТНК недаром получили прозвище «танкисты» — стиль их работы заключался в агрессивном давлении на партнеров, поддержке постоянной конфликтной ситуации и черном пиаре. Надо признать, что эта политика приносила ощутимый результат: после «первой волны» противостояния акционеров в 2008 году российская сторона добилась отставки генерального директора ТНК-BP Роберта Дадли. Очевидно, в результате этих внутрикорпоративных «разборок» ААР хотела получить контроль над компанией, рассчитывая, что британская сторона, устав от постоянного противоборства, решится на продажу своей доли. За недорого. Подтверждением этого тезиса может служить отказ ААР от довольно выгодного предложения со стороны BP и «Роснефти» о продаже их долей в компании за 32 млрд долларов, озвученный в мае прошлого года. Тогда представители российского консорциума довольно прозрачно намекали на то, что выйти из ТНК-BP должна именно British Petroleum.

В итоге «спор хозяйствующих субъектов» вышел далеко за рамки бизнеса, превратившись в политическую проблему. «Когда руководство ВР пришло ко мне и сказало, что мы хотели бы сотрудничать с компанией «Роснефть», мы не могли им сказать «нет», потому что иначе это смотрелось бы так, что мы их запихиваем под ТНК, с которой у них вечный конфликт», — объяснял позицию государства президент России Владимир Путин. В октябре прошлого года было официально объявлено о принятом «Роснефтью» стратегическом решении — приобретении ТНК-BP целиком. Министр торговли и инвестиций Великобритании лорд Стивен Грин, комментируя сделку, назвал ее очень позитивным моментом для BP, а первый вице-премьер правительства Игорь Шувалов отметил, что это «наиболее здравое развитие событий для «Роснефти».

Покадровый план

Интеграция «Роснефти» и ТНК-BP должна пойти на пользу не только непосредственным ее участникам, но и нефтегазовому сектору страны в комплексе. «Масштаб бизнеса после приобретения создает значительные возможности для оптимизации затрат и концентрации на лучших проектах из объединенного портфеля. Мы получим также высокий эффект от сделки за счет оптимизации затрат в объединенной компании как на уровне корпоративного центра, так и на уровне предприятий и проектов. Сегодня мы оцениваем синергии в сделке на уровне не ниже 10 млрд долларов. Также в консолидированный баланс «Роснефти» со дня приобретения войдут порядка 5 млрд долларов денежных средств, аккумулированных на счетах ТНКВР. После закрытия сделок приобретения, которое ожидается уже в начале второго квартала, «Роснефть» доложит своим инвесторам уточненный прогноз по синергиям для объединенной компании», — отмечают в госкомпании. Очевидно, что ожидаемый синергетический эффект от столь масштабной сделки повлияет на снижение издержек в целом по отрасли.

Насколько можно судить, в настоящий момент главной задачей «Роснефти» является сохранение кадрового потенциала создаваемой компании. По понятным причинам ТНК-BP покидает целый ряд топ-менеджеров, и в СМИ уже появилась информация о том, что пока еще действующее руководство компании может воспрепятствовать нормальной передаче дел. «Между менеджерами «Роснефти» и представителями ТНК-ВР в данный момент идут активные консультации, запущен процесс передачи дел. Из числа профильных топ-менеджеров «Роснефти» назначены кураторы основных направлений, которые после завершения сделки возьмут в свои руки оперативное управление ключевыми направлениями деятельности активов ТНК-ВР — добыча, переработка, реализация и так далее. Ключевые сотрудники ТНК-ВР будут проходить индивидуальное собеседование, по результатам которого им будет сделано предложение. Учитывая большой опыт и высокую квалификацию сотрудников ТНК-ВР, им наверняка будет предложено место в новой создаваемой компании», — заявил представитель «Роснефти».

Что же касается бывших совладельцев компании, то по условиям сделки российский консорциум ААР получит 28 млрд долларов наличными. В конце прошлого года Владимир Путин рассчитывал, что российские акционеры ТНК-BP могут вложить вырученные от сделки средства в российскую экономику. Тогда Виктор Вексельберг подтвердил справедливость этих ожиданий, заявив, что ААР изучает возможность вложения средств в отечественную нефтяную отрасль. Правда, бизнесмен сразу же оговорился, что «окончательного решения по этому вопросу нет». По последним сообщениям информационных агентств, совладельцы «Альфа-групп» действительно начали ряд переговоров, рассматривая возможные объекты для инвестиций. Однако аналитики рынка подчеркивают, что крупных нефтяных активов в России просто не осталось. Соответственно, желание остаться именно в нефтяном бизнесе может вынудить бывших совладельцев ТНК-BP выводить активы за рубеж. Отметим, что упомянутые переговоры представители компании проводят в Лондоне. Время покажет — в экономику какой страны они в итоге вложат деньги, вырученные от сделки.