Не будем сегодня вдаваться в глубокий анализ содержания президентского Послания — это тема следующего номера, но уже сейчас понятна «по интернету» массовая реакция читателей и слушателей: «Все правильно говорит, только бы еще все это было сделано». Вопрос о реализации обозначаемых Путиным приоритетов и в опубликованных предвыборных статьях, и в нынешнем Послании становится ключевым вопросом текущей повестки дня в сфере государственного управления.

О различии целей политических и управленческих

Для начала давайте разберемся с целями. Политические цели, обозначенные президентом, далеко не всегда могут и должны сразу же быть целями управленческими. Политическая цель — это скорее требование (ключевой параметр-индикатор, предельное ограничение) для постановки целей управленческих, то есть целей в собственном смысле этого слова (того, во что можно прицелиться и попасть).

Все ведь достаточно просто, если действительно рассматривать Послание президента как руководство к действию.

Вот, например, президент сказал о том, что к нашей истории следует относиться как к единому системному целому и в этом виде — как к основному ресурсу нашего национального самоопределения и развития. Следовательно, в управленческом понимании Министерство образования и науки уже с завтрашнего дня начинает заниматься реализацией указанного приоритета: 1) разрабатывает конкурс на создание учебника истории России, который заведомо подчинен указанному приоритету и предполагает ввести такой учебник как единственный и обязательный; 2) разрабатывает систему грантов на исторические исследования по соответствующему приоритету; 3) заказывает подготовку и публикацию соответствующих книг и исследований. Это очевидная программа действий для министерства — так сказать, «минимумминиморум».

Сегодня можно быть уверенным в том, что ничего из этого не будет сделано. Почему, спросит меня читатель? Все очень просто. В действительности Министерство образования РФ руководствуется в своей деятельности совсем другими политическими приоритетами. Их по большому счету ровно два, и они тесно связаны друг с другом: 1) образование есть часть либерально-экономического рынка и потому должно быть сферой предоставления так называемых образовательных услуг (в максимальной степени «за деньги»); и 2) система образования есть максимально эффективная система формирования социальной иерархии (принципиального неравенства) и обязательно должна таковой быть. Где вы здесь видите что-то про единую историю страны?

Или вот президент сказал о том, что обязательной основной функцией образовательной системы страны должно быть формирование гражданина и патриота, однако давайте зададим вопрос руководителям министерства и Высшей школы экономики, на разработки которой опирается министерство в своей политике: в какой степени они руководствуются заявленными президентом приоритетами? Ответ будет простым: да ни в какой. Потому что правоверные либералы, кои и разрабатывают у нас все так называемые образовательные «реформы», и в страшном сне не смогут представить себе такие цели, как «формирование гражданина».

Путин сколько угодно может ставить политические цели, но они НИКОГДА не будут достигнуты, если к постановке этих целей не будет прилагаться соответствующая кадровая политика. В этом смысле достаточно глупо чего-то ждать от нынешнего правительства. Из его состава всего лишь несколько министров строят свою деятельность в русле объявленной Путиным политики. К таковым точно относятся министр иностранных дел Сергей Лавров, вице-премьер Дмитрий Рогозин, министр культуры Владимир Мединский (последнему приходится особенно тяжело, поскольку сопротивление его планам формирования культурной политики — колоссальное). Вот по большому счету и все. Ждать от такого состава правительства реализации объявленной Путиным политической программы по меньшей мере наивно.

О правильной постановке целей

Итак, условие реализации политической программы — кадры, которые разделяют политические цели и приоритеты (это первое и важнейшей условие) и, кроме того, имеют необходимые знания, умения и навыки, достаточные для занятия управленческой позиции. Кадры должны быть, прежде всего, правильно идеологизированы в соответствии с объявленной политической программой. Если они носители другой идеологии — НИКОГ ДА политические цели не будут достигнуты.

Современное управление — это сложная деятельность над другими деятельностями, требующая системного подхода к своей организации и обязательной работы по постановке целей как собственных, так и целей для управляемых деятельностей. Правильная постановка управленческих целей — важнейшее условие их достижения.

Кажется, что сказанное — банальность. Отнюдь. Вот президент говорит о необходимости развития инфраструктуры транспорта и коммуникаций. Это политический приоритет. В управленческом же языке этот политический приоритет должен приобрести ясную и достижимую форму цели. Например: добиться увеличения скорости перемещения грузов по автодорогам в 1,5 раза, на железнодорожном транспорте в 2 раза, в портах в 2 раза и т.д. Заметьте, не увеличения объемов дорожного строительства, а увеличение скорости перемещения грузов. Это очень важно. Поскольку первое можно реализовывать без всякого смысла, а второго можно достигать разными средствами, и не только за счет роста капитальных затрат на дорожное строительство. Мы отстаем от Европы по скорости транспортных потоков в разы. Любой экономист понимает, что скорость оборачивания капитала — важнейшее условие доходности (прибыльности). Увеличение скорости транспортных потоков, например, в два раза, соответственно, увеличивает скорость оборачивания капитала, соответственно, увеличивает его доходность, соответственно, увеличивает рост экономики страны. Ну а если цель поставить как «увеличение объема дорожного строительства», то она легко будет достигнута нашими чиновниками (особенно в финансовом выражении), но в качестве результата будет заведомо иметь рост объема хищений, а не рост экономики страны.

Еще один важный аспект, касающийся уже навязшей в зубах темы инновационной экономики. Тут тоже все просто, если быть честным. Радикальное (в разы) увеличение скорости транспортных потоков в стране — действительная инновация, дающая мощный толчок развитию всей экономики, а вот то, что Медведев проводит заседание правительства с двумя айпадами на столе, а у Путина не было ни одного, — таковой (инновацией) не является. Это фиктивно-демонстративная деятельность, или, как ее теперь «культурно» называют, пиар. Ведь функция пиара — создание впечатления. Это очень важно: не деятельность по управлению инновациями, а деятельность по созданию впечатления о том, что деятельность по управлению инновациями якобы существует. Деятельность по имитации деятельности стала серьезной преградой на пути действительной реализации объявленных политических целей и приоритетов. Не следует удивляться тому, что мы чего-то не достигли, поскольку мы и не работали над достижениями, а работали над созданием впечатления, что мы достигаем. Деятельность по созданию впечатления — сильнейший разрушитель всех систем управления, поскольку направлена на создание впечатления у всех, кто с ней соприкасается, и в первую очередь у заказчиков и организаторов пиара. Политики, управленцы вдруг начинают «свято верить» в то, что провести совещание с айпадом перед телекамерами — это и есть практически осуществить инновацию, а без айпада — отстой и ретроградство. Или вот: почему-то начинают верить в то, что 3–5 «ярких тезисов» о модернизации (о политическом устройстве, о судебной реформе и т.д.) вполне себе заменяют сложную управленческую деятельность по действительной модернизации. Огромные силы и средства брошены на деятельность по созданию впечатления, поскольку это практически единственное, что пока еще позволяет функционировать системе так называемой демократии.

Действительная деятельность по достижению реальных результатов стоит намного дороже, и организовать ее и управлять ею намного сложнее. Поэтому поставить цель произвести впечатление проще и как бы «правильнее». Зачастую у наших политиков и управленцев замещение действительных целей фиктивно-демонстративными конструкциями происходит неконтролируемо, и они сами верят в реальность фиктивной деятельности, поэтому часто выглядят смешно и нелепо.

Начать с проекта

Наряду с «правильной» идеологией и способностью поставить «правильные» управленческие цели не менее важна и форма организации управленческой деятельности.

Одной из самых эффективных современных форм является проект. Наши политики и управленцы слишком часто исходят из того, что многое у нас существует и его нужно развивать и обновлять. Глубокое заблуждение.

На самом деле мы стоим перед серьезным интеллектуальным вызовом. Фактически сегодня нам необходимо вновь спроектировать целые сферы жизнедеятельности и отрасли производства. Если сегодня практически все согласны с тем, что надо производить новую индустриализацию страны, то хотелось бы иметь проект такой индустриализации с четким пониманием объектов и инфраструктур, которые будут созданы, как и за счет чего они будут созданы и кто этим проектом будет управлять персонально и нести политическую и всякую другую ответственность. Глупо спорить о ЕГЭ, если нужно проектировать сферу образования в целом. Проектировать с полной ответственностью и пониманием того, что это и есть будущее нации. Если президент говорит о воссоздании судостроения, самолетостроения, модернизации космической отрасли, то хотелось бы видеть проекты этой деятельности.

Задача наших высших управленцев сегодня — организовать деятельность по проектированию. Она у нас фактически отсутствует. Эта основная содержательная причина того, что мы «топчемся на месте». Причинно-следственная связь очень простая: поскольку нет проектов желаемого будущего, то не будет и самого желаемого будущего. Мысль, оформленная проектно, реализуется в деятельности, формируя реальность. Если у нас нет проекта организации своей деятельности, то не будет и самой деятельности. Это верно, как 2х2=4. Нужно это понять и крепко усвоить: поскольку у нас нет проекта системы образования, то нечего удивляться, что система образования разрушается.

Фактически главная управленческая задача сегодня состоит в том, чтобы организовать «массовое» проектирование сфер и отраслей деятельности. С высокой вероятностью — в связи с разворачивающимся цивилизационным кризисом — проектировать придется без прототипов. Проектирование должно обязательно осуществляться на конкурентной основе. Каждый проект должен иметь и организационный проект своей реализации, иначе он не проект, а «хотелка». Для этого требуется некоторое количество проектных-управленческих групп, которые сами управляются политиками-менеджерами, имеющими «правильную» идеологию и «правильные» цели. Это то, что следует понимать для начала и в качестве первого шага. По-другому — никак.

Другие материалы главной темы