Соединенные Штаты с момента своего основания управлялись и продолжают управляться элитной группой религиозных фундаменталистов, которые воспринимают историю эсхатологически, а роль США в этой истории — стало быть, и свою собственную — мессиански.

Само по себе это не экзотика: многие правящие группировки эсхатологически ориентированы в своем понимании истории. Например, Иран или, если говорить о Европе, круги, близкие к Ватикану. Финалистским пониманием истории обладают также политические хозяева современной Индии, традиционалистский истеблишмент буддистской Юго-Восточной Азии и т. д. Вопрос в эсхатологическом сценарии. Американское понимание конца мира и последующих уже на метафизическом уровне событий не подразумевает ничего хорошего для иных элитных групп на земном шаре. В том числе и для евреев, с которыми у них в этой земной скоропреходящей жизни пока еще «особые отношения».

Игра против Колосса

Третье тысячелетие началось и в символическом, и в политическом плане с потрясающей зрительское воображение постановки со сносом башен-близнецов на Манхеттене. Эти «столпы Мелькарта» — храмы коммерции, символизирующие новую Финикию, — были принесены в жертву последнему решающему тысячелетию, которое должно было принадлежать узкому кругу хозяев Америки, единственных, по их задумке, бенефициаров неизбежного Конца света.

Первое десятилетие миллениума, превращающегося в эпоху монополярного триумфа Вашингтона, должно было стать той «молекулой ДНК», генным материалом, по программе которого предстояло выстроиться всему хилиастическому царству света, о чем почти буквально в таких выражениях говорил Буш-младший (более или менее повторяя Р. Рейгана).

Однако то, что получилось, совершенно не соответствовало ожиданиям провозвестников новой «тысячелетней Империи». Человечество приходит к завершению десятилетнего цикла с момента жертвенного уничтожения башен с результатами, прямо противоположными неоконовскому замыслу. Проект постиг крах, причем произошло это наглядно и в более сжатые сроки, чем с более ранними подобными проектами.

Первое главное противоречие, вставшее на пути имперской геополитики США, носило внутренний характер. Бушевское правление стало результатом крайне неудачного союза неолиберального менеджмента с эсхатологической баптистской элитой на общей для них площадке «христианского сионизма». Эти неолибералы — бывшие троцкисты, перешедшие в лагерь сверхбольших спекулятивных финансов, — являли собой в идеологическом плане постмодернистов, которые в действительности стоят вне политики, воспринимают политику как набор ловких менеджерских приемов. Цель неолиберала, который всегда есть прежде всего выскочка, — сохранение доставшегося ему в лотерее выигрышного билета, предотвращение того, чтобы какой-нибудь простодушный мальчик сказал: «А король-то голый!». Именно этим объясняется человекоубийственная криминальность неолибералов: они торопятся истребить всех «неудобных мальчиков», прежде чем их разоблачат!

Крайняя нескладность альянса постмодернистов и баптистов именно в том, что первые неспособны к идеологии, а вторые являются идеологическими догматиками.

Внешне противоречие заключалось в том, что традиционные элиты мира искали удобную возможность объявить неолиберальному менеджменту войну. Класс управленцев, наводнивший все закоулки политической жизни начиная с конца 60-х фактически поставил современную западную цивилизацию на край пропасти после того, как с их помощью успешно был разрушен соцлагерь (в первую очередь с помощью таких же неолиберальных постмодернистов в лоне коммунистической номенклатуры).

Избавив мировой традиционный истеблишмент от сильно преувеличенной (по крайней мере после 1945 года) «коммунистической угрозы», управленцы обворовали нанявших их хозяев, проели фонды реальной экономики на поколения вперед и оказались вызовом намного более серьезным, чем «дядюшка Джо».

Союз неолибералов с баптистскими фундаменталистами открыл перед старыми правящими группами брешь, позволяющую исподволь начать игру против американского колосса. Прежде всего нужно было дискредитировать Соединенные Штаты.

Удивительно, что в течение всей преступной кровавой истории этой «новой Атлантиды» миф о «сияющем городе на холме» не был разоблачен. Ни уничтожение индейцев, ни войны против Канады и Мексики, ни гангстеризм и расправа с профсоюзным движением, ни атомные бомбы, сброшенные на Хиросиму и Нагасаки, ни — даже! — Вьетнам… ничто не брало железобетонную мечту мирового обывателя о заокеанском царстве свободы и благополучия. Но этот миф, переживший два столетия наглядной демонстрации обратного, был развенчан с какой-то удивительной скоростью, буквально за несколько лет. «Мальчики» со всех сторон закричали о «голом короле», и, хотя «король» дядя Сэм убивал «мальчиков» в невероятных количествах, гноил их в Гуантанамо и в десятках других секретных тюрем по всему миру, их количество росло в геометрической прогрессии. К исходу десятилетия только люди с безнадежным диагнозом продолжают ассоциировать с геополитическим брендом США какие-то позитивные идеи.

Неоконы помогают

Традиционным элитам, начавшим с подачи вашингтонских мальбруков тонкую игру по демонтажу американской империи, нужен был союзник. Коммунистический мир исчез как джин, оставив по себе неприятный запах «рыночных реформ» и дикого капитализма. Левые на роль союзника не годятся принципиально: сегодня это в целом такой же либеральный сброд, как и постмодернисты-неоконы, только с противоположным знаком. Социальные низы, разочарованные в самих основах глобальной цивилизации, неорганизованны и способны лишь на безвредные демонстрации или уж в самом крайнем случае хаотические и непродуктивные беспорядки… Соединенные Штаты сами указали направление, в котором следует искать союзников: они придумали «Аль-Каиду»! Под этим предлогом Америка начала выкручивать руки мировому сообществу, бомбить и терроризировать, похищать и пытать и в кратчайшие сроки радикализировала всех, кто к этому был способен, сделав остальных дружелюбно нейтральными к политическому радикализму. Ни одному мусульманину в полуторамиллиардной исламской умме не нужно объяснять, что такое США и куда они должны отправиться.

Помимо мусульман есть по крайней мере столько же латиноамериканцев, азиатов и европейцев, которые разделяют эту позицию. (Именно поэтому европейские члены НАТО остаются так невозмутимо глухи к воплям позднего неолиберала Каддафи об «Аль-Каиде» в рядах оппозиции.)

Кроме того, традиционалистские элиты нуждались в методологическом подходе, который помог бы поставить США в стратегически проигрышную позицию — без этого нечего и думать о том, чтобы сбросить с себя американское ярмо, которому исполняется уже 66 лет!

Неоконы помогли и тут, они вовлекли Соединенные Штаты в целый ряд наземных конфликтов с физическим участием американской армии — ситуаций, из которых практически нет выхода. Более того, сама попытка выхода окажется не менее разрушительной для американской геополитики и в конечном счете самого государства, чем продолжающееся участие.

И, наконец, самое важное: еще до Первой мировой войны традиционный истеблишмент на чал искать возможности ликвидации буржуазной демократии с ее избирательными процедурами. Демонтаж демократии оказался делом опасным. На место коррумпированных клоунов парламентской политики приходят в аскетичных шинелях и фуражках бонапартистские выскочки, которые ставят под вопрос само понятие «истеблишмент» (как сделал в начале XIX века сам родоначальник этого политического типажа). Проект «слива» демократии долгое время не мог быть осуществлен, потому что демриторика была главным идеологическим оружием против «тоталитаризма». И только в начале третьего тысячелетия США создали предпосылки для того, чтобы начать сворачивать «права и свободы». Сидящие за парламентской сценой хозяева включили механизм запугивания своих народов террором, язвой мультикультурализма и, наконец, угрозой бунта диаспор. Вся эта триада жесточайшего давления на психику массового обывателя была последовательно применена именно в таком порядке, хотя спорадические возвраты к уже пройденным этапам имеют место. Террор был наиболее актуален до 2007-го, шельмование мультикультурализма идет последние три года, а полномасштабный переход к бунту мы видим только сегодня, хотя отдельные «пробы» имели место уже в 2006 году (диаспорные и студенческие погромы в Париже). Иными словами, Буш и его команда обеспечили своих реальных стратегических противников — старых хозяев, временно отодвинутых с политической авансцены на протяжении последних трех-четырех поколений, — по всем пунктам традиционалистской повестки дня, загнав Америку в тупик и снабдив традиционалистский истеблишмент всем необходимым для успешного перехода к новому цивилизационному порядку в ближайшие десятилетия. Очевидно, этот новый порядок будет иметь только иронические пародийные аналогии с тем New World Order, которым Буш пугал малых детей в уже далеком 2001-м.

В предчувствии гражданской войны

Сегодня все мобилизованные «против международного терроризма» союзники Вашингтона либо разгромлены, либо ожидают разгрома в ближайшее время в результате действий самих США. Саддам Хуссейн, верный исполнитель рейгановских указаний в своем регионе, повешен Бушем; Мубарака, гарантировавшего выживание Израиля, вот-вот постигнет та же участь; Каддафи, с 2003 года рьяно включившийся в антитеррористические программы ЦРУ, потерялся в песках Сахары; тунисский Зейнал Абиддин, давший на своей территории приют максимально возможному числу моссадовских и цэрэушных резидентурных пунктов, ждет завершения своих нечестивых дней в гостях у саудовцев; Израиль находится в тисках растущей политической и моральной изоляции, причем экономические санкции против него осуществляют не госадминистрации, а мировая улица, что намного перспективнее; над Саудовской династией сгущаются тучи, и с ее уходом с политической сцены Америка лишится самого важного партнера, который своей раскольнической деятельностью, своими имамами, своими наемниками, своими фондами и грантами отравлял исламское пространство, начиная с конца Второй мировой войны. Уменьшило ли все это зависимость старых элит от США?

На наших глазах именно в пятимесячной ливийской кампании против Каддафи произошло смещение акцентов в пользу европейского компонента НАТО. Можно многое сказать — и вполне справедливо! — о том, что НАТО является юридической формой закрепления американского господства над Европой, о том, что в данном случае Обама просто экономил американские силы, и без того растянутые и перенапряженные в Афганистане и Ираке… Однако есть факт: впервые лидирующую позицию в операции, задуманной и одобренной в Вашингтоне, заняли не сами американцы, а их европейские «союзники». Это стало возможным только потому, что Обама ведет не милленаристскую игру баптистов-эсхатологов; политически он гораздо ближе не к новым, а к вполне старым консерваторам, осторожно выползающим из пресловутой мусорной корзины истории (оказавшейся не такой уж окончательной стоянкой).

Теперь несколько слов об итогах. Кризис не рассосался, он набирает силу, ставя вопрос о социальном выживании западного среднего класса. На повестке дня масштабные волнения вчерашних зажиточных людей, которые завтра станут люмпенами. Элиты в США и Европе готовятся к этому. Более того, они заинтересованы в гражданской войне, хотя по-разному. Американский истеблишмент, провалив «завоевание Галлии» (если проводить аналогию между античным Римом и Новым Светом), вынужден ускоренными темпами переходить к «цезаризму», то есть устанавливать открытую диктатуру, «железную пяту», о которой в 1907 году пророчески предупреждал Джек Лондон. Европейцам же гражданская война нужна, чтобы подавить остатки мелкой буржуазии и выброшенный на улицу офисный планктон, опираясь на социальную базу… именно мусульманских диаспор! События в Великобритании показали, что мусульманская община дисциплинированна, социально ответственна и готова физически защищать порядок против бунта. На внешнем театре политических действий появилась перспектива возникновения нового мощного блока, ядром которого уже сейчас становятся Иран и нео османская Турция, к ним в принципе готов присоединиться Египет. И, наконец, Россия. За эти десять лет стало ясно, что единственный путь спасения для нашей страны — рвать с прозападными иллюзиями и восстанавливать статус антагониста по отношению к правителям мира, становиться тем полюсом, вокруг которого будут консолидироваться все международные протестные силы.

Другие материалы главной темы