Так называемый Вашингтонский консенсус только формально может восприниматься как сугубо финансовый или экономический. На самом деле это мощный инструмент социально-исторического программирования, и этот инструмент был навязан России в самом начале 90-х годов как стране, потерпевшей поражение в холодной войне, и действует у нас уже более 20 лет.

Свежеиспеченный насильник гостиничных горничных господин Доминик Стросc-Кан, теперь уже бывший глава МВФ, казалось бы, неожиданно пополнил список «половых» преступников, таких как викиликсный Джулиан Ассанж, сильно обидевший США, и кинорежиссер Роман Полански, который фильмом «Призрак» обозначил бывшего британского премьера Тони Блэра в качестве агента американских спецслужб. Оно, конечно, довольно внезапно, но далеко не случайно.

Около месяца назад ди ректор-распорядитель МФВ сообщил, что навязанная миру более 20 лет назад система финансово-экономического глобального регулирования под названием Вашингтонский консенсус есть зло для тех, кто подвергается такому регулированию, и одновременно есть благо и возможность получения сверхприбылей для тех, кто такое регулирование осуществляет. В принципе это действие господина Стросc-Кана сравнимо с действием тов. Паниковского, нарушившего Сухаревскую конвенцию, и который за нарушение оной конвенции был примерно наказан и изгнан. И это правильно с цивилизованной точки зрения, поскольку практически любая возможность извлечения сверхприбыли у западной цивилизации строится либо на обмане (а способ обмана — самая большая тайна, поскольку на нем зиждется весь бизнес), либо на внеэкономической аргументации, то есть на принуждении к сделке, или, проще говоря, на банальном вымогательстве. Как любили говаривать национальные герои США, «Добрым словом и пистолетом можно добиться гораздо большего, чем одним добрым словом». © А. Капоне

Немного истории

Так называемое первичное накопление капитала возможно лишь за счет сверхприбылей. Рассказы о том, что сначала я купил одно яблоко, помыл, дезодорировал, продал, а на полученные деньги купил уже два яблока и именно так сформировал свой первоначальный капитал, у людей, работающих в бизнесе, давно уже ничего, кроме улыбки, не вызывает. Современный капитализм вырастал на плечах торговли, и капитал в нем формировался во многом за счет неравноценного обмена и принуждения к кабальному договору. Вспомним хотя бы о знаменитом обмене стеклянных бус и бутылочного стекла на золотые самородки у африканских племен. В том числе и на этом формировался стартовый капитал современного капитализма. Изъятие золота на американских континентах времен их покорения цивилизованными европейцами происходило еще проще — золото просто отбирали, а законных владельцев уничтожали. И на американском (отобранном у индейцев) золоте рос становящийся новой человеческой формацией (по Марксу) европейский, а сегодня уже мировой капитализм.

При рассмотрении подлинной природы капитализма интересны также промышленные революции в Британии в конце XVIII века и в США на сто лет позже. Нужно понять простой принцип (действующий и тогда, и сейчас) технического (можно даже сказать, инновационного) развития. Если у тебя нет достаточного объема средств для инвестиций, никакой революции не будет, то есть не будет никакого развития. Нужны крупные «временно свободные» средства, для того чтобы инвестировать их в промышленные разработки. К середине XVIII века Великобритания была и торговым, и колониальным мировым лидером, опережая Испанию и Францию. Хорошо известно, что прибыль на колониальных товарах составляла сотни, а порой и тысячи процентов. Капитал, сформированный за счет колониальных и торговых сверхприбылей, был в достаточном количестве к тому времени только у британцев. Они и стали лидерами промышленной революции.

Можно долго обсуждать роль либерализма в промышленной революции в США в конце XIX века, однако если бы американцам не удалось сформировать крупные капиталы на работорговле и рабском труде, вряд ли бы в США в это время состоялась индустриализация. Кроме того, США к тому времени уже стали специфической зоной для инвестирования собственно британского капитала, пока еще второй частью англосаксонского мира.

Отцу-основателю конвейерного автомобильного производства американскому суперкапиталисту Генри Форду приписывают два высказывания: «Я могу отчитаться за любой свой миллион, кроме первого» и «Любой крупный капитал основан на криминале». Я думаю, что эти высказывания относятся напрямую не только к самому старику Форду, но и к природе формирования капитала как такового. Сделка, порождающая сверхприбыль, может быть заключена и реализована только при наличии других (не экономических) факторов, порождающих неравноправие сторон. При игре со сверхприбылями и сверхкапитализацией «невидимая рука рынка» как бы отдыхает, поскольку задействуются механизмы регулирования игры, гарантирующие результат.

От депрессии к депрессии

Отдельного рассмотрения заслуживает американский способ борьбы с так называемыми кризисами. Поскольку природа сверхприбыльности при капитализме обеспечивается внеэкономическими средствами, то время от времени капиталистическому миру приходится сталкиваться с тем, что эффективность этих средств падает или все эффекты от них уже исчерпаны. Так устроены все капиталистические кризисы, носящие системный характер. Как же бороться с кризисом, который возник как результат недейственности обмана или невозможности принуждения к кабальным условиям сделок. Да очень просто: еще большим обманом и более радикальным принуждением. Конечно же, участие США во Второй мировой было значимо для преодоления ими Великой депрессии и ее последствий, однако нужно понимать, что основным «лекарством» выступила банальная девальвация доллара против золота. Вначале у всех граждан Соединенных Штатов отобрали все золото под страхом уголовного преследования, ввели мораторий на обмен долларов нерезидентов (и других государств) и только потом обозначили новую долю золотого наполнения. Известные Бреттон-Вудские соглашения фиксировали такое наполнение доллара золотом, которое давало возможность эмиссионного финансирования капитализации хозяйства США на десятилетия, тем более что после войны практически весь золотой запас мира в физическом выражении был сосредоточен в США.

Вторая Американская депрессия 1967—1980 гг. была преодолена практически тем же способом, только с еще большим цинизмом. Когда президент Французской Республики Шарль де Голль начал требовать обмена скопившихся у Франции долларов на реальное золото, то он не нашел понимания у американских властей, более того, столкнулся с противодействием. Де Голля ждала студенческая революция 1968 года в Париже и отставка, Америка вынуждена была опять ввести мораторий на обмен долларов, а затем и вовсе отказаться от золотого эквивалента. Фактически к 1973—1975 гг. хозяйственно-экономическая система США проиграла в соревновании с СССР. Советская социалистическая система «сверхэксплуатации» всех без исключения собственных ресурсов оказалась эффективнее и конкурентоспособнее.

Согласно экономической логике, Америка должна была объявить дефолт и банкротство. Но смею утверждать, что США, расчищая себе место мирового гегемона, этой логикой никогда не пользовались. Они ведь были лидером западного мира в борьбе с «империей зла» и вели войну на уничтожение противника, тогда как мы начали разглагольствовать о мирном сосуществовании двух общественно-политических систем, а потом и вовсе объявили перестройку и новое мы шление. В момент фактического американского банкротства в 70-е годы прошлого века весь западный мир принял на себя дефицит капитализации экономики США, когда страна отказалась от золотого стандарта, а США получили возможность фактически обнулить всю накопленную к тому времени кредиторскую задолженность и продолжать строить кредитно-эмиссионную пирамиду.

Сегодня попытаются сделать такую же операцию всему миру, а не только западному. В этом и состоит так называемое чудо так называемой рейганомики. Устоявшийся миф говорит нам о том, что правление Рональда Рейгана было сверхлиберальным и именно благодаря этому либерализму в экономике США совершили резкий скачок вперед и похоронили СССР. Это пропагандистское вранье. Реально налоги за период правления Рейгана в США выросли, а (и это самое главное) долги Америки и американцев начинают расти практически в геометрической прогрессии. В этом основной секрет успеха «рейганомики» — неограниченный кредит, который никто и никогда не собирается отдавать. Для того чтобы это стало практически очевидным достаточно взглянуть на информацию в «Википедии» по запросу «долги США». На этом и надорвался СССР. Мы были обречены, когда позволили США отказаться от золотого наполнения доллара. Соревноваться дальше с США было бессмысленно, поскольку результат был заранее известен. Это почти так же, как если бы на ринг вышли боксер, обязанный сражаться по правилам бокса, и мастер по боям без правил, не обязанный никакие правила соблюдать, да еще и у последнего был бы отменен допинг-контроль, обязательный для первого.

Если внимательно отнестись к таблицам, то мы увидим, что в десятилетия кризисов (депрессий) долг США растет кратно в разы. За счет чего это возможно? Только за счет печатного станка и реальной девальвации. Вот и все американское чудо. Если бы у России была возможность безвозвратно закачать в свою экономику хотя бы по триллиону долларов ежегодно в течение десяти лет, наверное, наше «экономическое чудо» было бы куда «чудесатее» американского.

Предложение, от которого нельзя отказаться

Падение СССР и наше поражение в холодной войне подарили США золотые годы правления Клинтона и на десятилетие отодвинули нынешний американский и мировой кризис. Ограбление проигравшего социалистического лагеря позволило американцам еще раз получить сверхприбыль. Так называемый Вашингтонский консенсус, поминки по которому мы сегодня отмечаем, есть всего лишь один из механизмов глобального перераспределения мировых богатств в пользу образовавшегося после падения СССР мирового гегемона в лице США. Это навязывание другим странам таких правил, которые не могли привидеться Америке для себя самой и в страшном сне.

Если не вдаваться в детализированные подробности, можно утверждать, что экономическая политика в рамках Вашингтонского консенсуса, принятая бывшими социалистическими странами и странами Латинской Америки под давлением США посредством и через МВФ, есть мощнейший инструмент декапитализации хозяйства этих стран. Сверхприбыль должна формироваться только в одном месте, ибо только сверхприбыль является истинной и подлинной ценностью капитализма. Более того, всем странам бывшего социалистического лагеря навязывались такие условия, которые в принципе исключают для этих стран возможность перехода в режим развития, не говоря уже об интенсивном развитии. В лучшем случае в побежденных странах должны сложиться воспроизводящиеся системы обслуживания нужд гегемона. Однако, по всей вероятности, именно к нашей стране это все же не относится. Нам навязана система неспешной, но необратимой деградации, которая в конце концов должна привести к исчезновению самой страны. Одним из инструментов навязывания процессов такой деградации как раз и являлся институт Вашингтонского консенсуса, который был навязан нам в излюбленной американцами форме предложения, «от которого нельзя отказаться».

При этом далеко не факт, что мы сможем отказаться от него даже сейчас, когда его истинный грабительский характер признал объявленный насильником бывший глава МВФ Доминик Стросс-Кан. Для такого отказа нам нужна не только политическая воля, но и собственное видение будущего своей страны, понимание перспектив и постановка исторических целей. Собственных, а не навязанных извне. С этим у нас пока плохо.

Есть еще одна замечательная американская поговорка: «Можно некоторое время обманывать всех. Можно все время обманывать некоторых. Но невозможно все время обманывать всех». Это, можно сказать, девиз успешного американского бизнесмена-капиталиста. Вот это золотое правило ведения бизнеса по-американски сами же американцы сегодня и подзабыли. Капиталистический лохотрон кредитноэмиссионной экономики, кажется, исчерпал себя. Можно, конечно, пытаться делать вид, что все не так плохо, но это только усугубит проблему. По всей вероятности, мир обречен искать историческую альтернативу англосаксонскому капитализму, хотя сами капиталисты будут пытаться убедить нас в том, что альтернативы ему не существует, то есть будут продолжать пытаться все время обманывать всех. Исторически наша попытка построить нечто иное в виде СССР, хоть и окончилась фактической неудачей, еще не означает невозможности альтернативы капитализму в принципе. Подозреваемый Стросс-Кан заявил об истинном значении Вашингтонского консенсуса как потенциальный кандидат в президенты Франции от социалистической партии, он сильно хотел быть максимально похожим на настоящего лидера социалистического движения, которое хотя бы формально должно противопоставлять себя либеральному капитализму западноевропейского общества. И поэтому сказал то, что сказал. Перестарался. Заигрался в политику. А ведь взрослый человек, все должен понимать.

На пороге грандиозного европейского цивилизационного кризиса мы можем опереться на поистине бесценный советский опыт. Нужно внимательно следить за тем, что делают китайские товарищи. У них пока еще тоже есть шанс. Хотя на заданный мне вопрос по поводу наших ближайших перспектив я предпочитаю оптимистично отвечать: «Все еще хуже, чем на самом деле».

фото: EAST NEWS

Другие материалы главной темы