Скоро Москва прирастет большим юго-западным флюсом. Гигантский отросток решено разделить на два административных округа. Москвичам, как сегодняшним, так и завтрашним, никто не предлагал и не предлагает обсудить, нужен ли этот хвостище сегодняшней столице. Чего обсуждать? И без них решили. Зато предложено сообщать на портал мэрии, как граждане хотят называть эти новые округа.

Какое-то шевеление по этому поводу есть. Вялое. Разговоры о выносе Ленина, особенно по первому разу, вызывали споры поинтереснее. А какое, помните, в начале века было оживление по поводу перемены гимна?! Но новизна вброса подобных инициатив прошла. Не будоражат.

Так что клич московской мэрии вызвал не больше энтузиазма, чем заманчивые предложения Темы Лебедева нарисовать очередную эмблему чаеразвесочной фабрики или придумать дизайнерскую кофемолку.

В общем, небольшое развлечение, нехитрый отвлекающий маневр. Как говорили в моей молодости, чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не выкрикивало антисоветские лозунги. Креативь, дорогая общественность.

Что думают проживающие на пути в новую Москву вдоль и без того забитых магистралей — Ленинского проспекта и Профсоюзной улицы (я сам там живу), — даже и не поинтересовались.

Но решение принято: через три месяца Москва вырастет в два, нет, даже побольше раза. Быстро и беспрекословно, как перемена часовых поясов и отмена летнего времени, овал столицы превращают в нечто географически напоминающее бадминтонный волан. Модный тренд.

Может, так и лучше будет. Но почему же не посоветовались?

Зато каждый желающий, чтоб не обидно было, может понапридумывать для мэрии хоть горсть искрометных названий присоединяемым территориям.

Однако граждане придумывают не массово и без особых фантазий. В муках рождается что-то вроде Внуковский административный округ, Троицкий административный округ, Краснопахринский, Новомосковский…

«Комсомольская правда» пытается оживить процесс, вбрасывая как бы народные, с ее точки зрения, названия — «NewВасюки» и «ЗамкадьЕ». Народ ленится. Живое творчество масс рождает нечто совсем невообразимое — «Путинка», «Медведевка», «Собянинка». «Комсомолка» снова подсказывает: эксперты рекомендуют обратить внимание на «Замкадный», «Природный», «Малоэтажный» и даже «Европейский» (до Европы отсюда действительно немного ближе). Идеи не заводят.

Нам вообще, в отличие от предков, плохо даются названия. Посмотрите на карту Калининградской области или Крыма, где населенные пункты подверглись массовому переименованию, вспомните сотни ленинигорсков, ленинсков, комсомольсков и октябрьских и поймете скудость творческого порыва.

В новой России перестали называть города и районы в честь партийных бонз и пламенных революционеров, но красоты имянаречения не добились. Может быть, Жданов и был не очень достойным человеком, но замена названия станции метрополитена с партийно-правительственной «Ждановской» на стародавнее «Выхино» благозвучия не прибавило. Станции «Международная» и «Выставочная» тоже не бог весть какие топонимические шедевры.

Люди, переназывавшие Москву двадцать лет назад, не мудрствуя лукаво, разделили ее на девять секторов и центр назвали Центром, а запад и восток Западом и Востоком. Для топографического разнообразия и географической точности появились «Юго-Запад» и «Северо-Восток». Зеленоград — десятый московский округ — выглядел своим названием пестрым бантиком к строгому костюму.

Теперь таких бантиков будет еще два. И что с ними делать, куда пришлепывать? Не называть же «Юго-юго-западом» и «Юго-западом-западом». Зюйд-зюйд-вест только для лоцманов удобно — для горожан — коряво.

Я опросил ряд не самых глупых людей: что делать? Да чего огород городить: пусть один округ будет «Ближним» — БАО, а другой «Дальним» — ДАО. Это был первый ответ. Второй был позамысловатее. Надо переходить от двумерного пространства к 3D. То есть один назовем «Верхним административным округом». Второй — «Нижним». Наконец, третий ответ был прост, но грандиозен. Он требовал переименования всех округов — и старых, и новых. Точнее их «оцифровку». Первый округ, второй округ, третий округ. Новые станут одиннадцатым и двенадцатым.

Так, кстати, и в Париже, и в Вене. Удобно.

Больше опрашивать я не стал. Ясно, что москвичи подходят к названию своего округа прагматично и утилитарно. То есть стихов «О, мой Северный административный округ, край цветущий и любимый» или «Юго-Восточный административный округ, звенят колокола» писать никто не собирается. Декламировать тоже.

Поэтому давайте перестанем обсуждать названия и будем обсуждать суть. Мне, например, важно, будут ли расширять выездные шоссе на юг и сколько в этом случае лет мне жить в постоянной пробке. Но боюсь, что обсуждать эту тему мэрия не собирается. Немодный тренд.