Владимир Путин в своей известинской статье оперирует мудреным термином «интеграция». Наверное, ученость свою показать хочет. Или же скрывает за нейтральными словами амбициозность объявленного проекта. Я же позволю себе сказать по-русски, без лишней политкорректности: речь идет о воссоединении страны. В этой задаче важно отметить три момента. Во-первых, нет у нас сейчас задачи более актуальной и более благородной, чем эта. Ни наша тысячелетняя история, ни плачевные результаты посткатастрофного двадцатилетия выбора не оставляют.

Во-вторых, в понимании Путина речь идет действительно о технической задаче, под которую уже создан минимально необходимый набор институционального инструментария — от Таможенного союза до ОДКБ. Необходимо, однако, заметить, что идея воссоединения одновременно наполняет содержанием и остальные тезисы, так или иначе обозначенные Путиным в качестве его обязательств на ближайшие президентские сроки. Потому что без новой индустриализации, к примеру, то есть без восстановления экономики созидательного типа, сама по себе интеграция выльется в механическое сложение нуля с нулем. Более того, решение воссоединительных задач явочным порядком вынесет на повестку дня множество новых вопросов, в том числе и таких, которые вынудят пересмотреть нынешнюю политическую логику.

В-третьих, надо четко понимать: в объявленных схемах и институтах интеграции «есть промежуток малый». Размером с добрую Украину. Без нее воссоединение превращается в профанацию. И политически, и экономически, и нравственно. Следовательно, эта задача так или иначе будет решаться. И если текущая киевская элита имеет на сей счет иное мнение — тем хуже для нее.

Москва

Материалы по теме:
Разучиться думать по-местечковому
Бывшие побаиваются будущего