Политическая карьера лидера победившего оппозиционного блока многим кажется слишком стремительной, заявления — противоречивыми, а будущая политика — неясной.

Президент Грузии Михаил Саакашвили признал поражение своей партии «Единое национальное движение» уже на следующий день после состоявшихся 1 октября парламентских выборов. Несколько удивила легкость, с какой это было сделано. Обычно проигравшие чуть ли не до последнего момента убеждают оппонентов и самих себя в том, что еще не вечер, не все голоса подсчитаны, что разрыв начал сокращаться... Далее, как правило, следуют обвинения в подтасовках, а затем, в лучшем случае, — скандалы в прессе, в худшем — митинги или даже массовые беспорядки. На этот раз обошлось без эксцессов. Если верить телевизору, сторонники оппозиционного блока миллиардера Бидзины Иванишвили «Грузинская мечта» шумно и весело праздновали на улицах Тбилиси победу. За ними благодушно наблюдали редкие полицейские. На самом деле произошло то, что и должно было произойти. Саакашвили проиграл не потому, что большинство граждан Грузии верят в то, что при Иванишвили станет лучше жить. Просто Саакашвили им надоел. Слишком уж часто его слова расходились с делом. И чем дальше — тем чаще.

Хотя справедливости ради следует признать, что многое при нем изменилось в лучшую сторону. Многое, но далеко не все: в Грузии много бедных, а безработица достигает 38 процентов. Найти работу человеку старше сорока лет практически нереально, значит, приходится уезжать на заработки: в Россию, отношения с которой основательно подпорчены, или в Европу, где из-за кризиса с рабочими местами дела обстоят все хуже и хуже.

В следующем году в Грузии пройдут президентские выборы. Считается, что после них Саакашвили однозначно уйдет. Третий срок грузинской конституцией не предусмотрен. К тому же через год Грузия станет парламентской республикой, а это означает, что всей полнотой власти будет обладать премьер-министр, которого назначит парламентское большинство, то есть члены блока «Грузинская мечта», им аналитики прочат примерно 90 из 150 депутатских мест.

Есть, однако, мнение, что Саакашвили не собирается отдавать власть и намерен стать премьером нового грузинского правительства. Такое теоретически возможно, но лишь в том случае, если отношения действующего президента и лидера победившего оппозиционного блока не так плохи, а различия во взглядах на будущее страны не столь фундаментальны, как уверяют их сторонники. О чем-то подобном говорили представители оппозиционной Лейбористской партии Грузии. Полгода назад политический секретарь партии Георгий Гугава рассказывал журналистам о том, как политические противники вместе отмечали в Нью-Йорке День независимости Грузии: «В то время как искренне надеющиеся на изменения люди 27 мая собрались в Тбилиси на митинг «Грузинской мечты», они еще не знали, что за день до этого в Нью-Йорке представители Иванишвили и Саакашвили вместе провели юбилейный съезд. Вот они: основатель организации Сороса в Грузии, консул Грузии в ООН Кахабер Ломая и лидеры «Мечты» в Нью-Йорке на Бродвее вместе поднимают грузинский флаг. Саакашвили и Иванишвили собираются кинуть, обмануть грузинский народ. После выборов они будут действовать единогласно». После церемонии поднятия флага упомянутые представители пошли, как водится, «вместе отмечать и выпивать», приводит слова политического секретаря грузинский интернет-портал Новость.ge. Этим заявлением и сделанной в Нью-Йорке не очень четкой фотографией все аргументы лейбористов в пользу негласного сотрудничества президента и главного оппозиционера исчерпываются. И поэтому очень трудно не предположить, что лейбористы просто обиделись на миллиардера за то, что он не предложил им поучаствовать в реализации «Грузинской мечты». Но что правда, то правда: политическая карьера гражданина Франции Иванишвили (он намерен вернуть себе грузинское гражданство через суд) многим кажется слишком уж стремительной, заявления противоречивыми, а будущая политика — неясной. Вот что пишет о парламентских выборах в Грузии турецкий еженедельник Zaman: «Сторонника прозападного курса 44-летнего Михаила Саакашвили связывают с периодом модернизации, наступившим после мрачных 1990-х годов. Забавно, что и Иванишвили, который в 1990-е годы заработал в России миллиарды долларов и считается пророссийским политиком, также заявляет о своей поддержке курса на вступление в НАТО и Евросоюз. Во время «революции роз» Иванишвили поддерживал Саакашвили, и его капитал, достигающий 6,4 млрд долларов, равен половине валового национального продукта Грузии».

О том, что президента и его сегодняшнего оппонента еще со времени «революции роз» связывают деловые отношения, утверждают и многие наши собеседники в Тбилиси. Если это на самом деле так, то спокойствие и доброжелательность, с какими европейские и американские чиновники комментируют победу грузинской оппозиции, вполне понятны. В стране произошла мягкая смена власти. Никакой резкой смены курса и переориентации на новых друзей не предвидится.

Посол США в Грузии Ричард Норланд, который поздравил грузинский народ с успешно проведенными парламентскими выборами, заявил: «Соединенные Штаты с нетерпением ждут тесного сотрудничества с новым парламентом и правительством. Мы надеемся, что сотрудничество с новым законодательным органом и правительством еще более углубит и так сильные двухсторонние отношения между Грузией и США. Мы хотим поздравить президента Саакашвили с тем, что под его руководством Грузия сделала еще один шаг на пути демократического развития. Также хотим поздравить и Бидзину Иванишвили с успехом «Грузинской мечты». США надеются, что обе стороны смогут сотрудничать, чтобы грузинский народ построил лучшее будущее совместными усилиями».

Примерно в том же ключе выразились представители европейских структур, по мнению которых, Грузия успешно прошла серьезный тест на демократию. В самой Грузии диапазон реакций по поводу победы «Грузинской мечты» весьма широк: от шумного празднования на улицах до обличений «кремлевского засланца» и сетований по поводу того, что «деньги победили демократию». Куда неожиданнее прореагировали на результат выборов в Абхазии. Комментируя для «Эха Кавказа» заявление Иванишвили о том, что «необходимо обласкать собратьев абхазов и осетин» и «дать им больше тепла», абхазский политолог Инал Хашиг заметил, что «эти ласки… давно пройденный и привычный этап для абхазов», для которых большого различия между Иванишвили и Саакашвили нет.

А дальше еще интереснее: «Парадоксально, но факт, что большинство склоняется к мнению, что лучше Саакашвили, потому что он как бы предсказуем. У него настолько плохие отношения с Москвой, что есть стопроцентная гарантия — при нем они никогда не наладятся. А Иванишвили — это такой непонятный фрукт, который свои миллиарды заработал в России и, наверное, сможет договориться с Москвой, и это может как-то повлиять впоследствии на отношения Абхазии и Москвы», — сказал Инал Хашиг.

Что касается России, то здесь успех блока Иванишвили вызвал несколько вежливых комментариев, намного уступающих по своей эмоциональности оценкам периода запретов на «Боржоми» и грузинские вина. Глава правительства Дмитрий Медведев заметил, что выборы показали готовность народа Грузии к переменам. А спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко выразила надежду на скорую нормализацию отношений между нашими странами.

Не исключено, что Иванишвили, который все время говорит о необходимости восстановить связи с северным соседом, сделает в этом направлении какие-то шаги, но станут ли они началом новой политики Грузии, покажет время.

Комментарий

«Результат выборов, победа демократии в Грузии — личная заслуга Саакашвили»: таков смысл заявлений его российских болельщиков, переживающих его поражение как личную драму. Собственно, примерно в этом духе выдержаны и официальные заявления Госдепа. На самом деле Госдеп проявил несвойственную ему скромность. Поскольку кроткое согласие Саакашвили сдать власть и относительное спокойствие на улицах грузинских городов — это, безусловно, заслуга самого Госдепа, не разрешившего своему клиенту использовать самобытные методы проведения выборов и обеспечения национального согласия с их результатами. Поскольку методы эти известны и широко им использовались тогда, когда он это разрешение получал. То есть торжество грузинской демократии — безусловная победа ее американских кураторов, которые разрешили оппозиции победить и не разрешили Саакашвили ее задавить.

Вопрос даже не в том, что Саакашвили «надоел» и его решили слить. И почему он надоел не только грузинам, но и нынешней администрации — это все отдельная тема. Важно другое: есть все основания полагать, что мы имеем в данном случае результат — в некоторой степени беспрецедентный — конструктивного российско-американского политического сотрудничества. И не где-то, а на постсоветском пространстве, причем в одной из самых болезненных его точек. Это можно даже назвать сделкой. Опять же, как бы к этому ни относились остальные, с точки зрения ее непосредственных участников она представляется взаимовыгодной. Бидзина (Борис) Иванишвили, безусловно, связан с Россией и, собственно, этого не скрывает (конечно, не в контексте представления его как некой «агентуры Кремля»). При этом он, безусловно, связан с американцами и, собственно, также этого не скрывает. Что и невозможно в контексте реалий нынешней Грузии. Неважно, кто и как предложил этот вариант, но он очевидным образом на сегодняшний момент устраивает обе стороны. Об этом наглядно свидетельствует рисунок поведения и российского, и американского на всем протяжении грузинской избирательной кампании. Это событие можно трактовать самым разным образом, и, собственно, жизнь покажет, как карта ляжет. Но сама возможность такой сделки говорит о том, как изменились даже не политические концепции, а представление о соотношении сил между заклятыми друзьями на постсоветском пространстве. Еще совсем недавно никакая таковая сделка с ослабевшей Россией была бы невозможна. Притом что нынешняя администрация явно не заинтересована в войне на сто фронтов: американцы явно осознают и ограниченность своих возможностей, и обременительность для них дополнительных проблем на фоне гораздо более актуальных вызовов. Вот такая победа демократии в отдельно взятой стране.

Михаил Леонтьев