Международная политическая жизнь последнего десятилетия проходит под знаком яростной пропагандистской кампании, направленной против ядерной программы Ирана. Запад отчаянно пытается внушить всем, что Иран вот-вот создаст свою атомную бомбу. Скандал, неустанно раздуваемый мировыми антииранскими СМИ, международными бюрократическими структурами типа МАГАТЭ и отдельными действующими и отставными чиновниками, носит характер настолько вопиющей неадекватности, что не остается сомнений: перед Западом стоит совершенно иная задача.

Кампания против иранского атома — это дымовая завеса, в действительности же речь идет о попытке снести неугодный «мировому сообществу» режим. Сразу возникает несколько вопросов. Тот же самый Запад, можно сказать, «проморгал» появление ядерного оружия у Индии и Пакистана. Более того, в свое время Советский Союз отчаянно противостоял созданию китайской ядерной бомбы. Тут бы Западу и объединить усилия с Советским Союзом, но в итоге Москва поддержки не получила. Китай, напротив, был обласкан западной милостью (это относится и к «ядерному» направлению). Не секрет, что французские атомщики внесли серьезный вклад в освоение КНР ядерных технологий и, в частности, в конструирование китайских атомных подлодок. Что же касается Индии, общеизвестно, что ее ядерная программа опиралась на помощь Израиля и Южной Африки.

Вместе с тем Соединенные Штаты в ультимативной форме принудили свернуть свои ядерные программы Бразилию, Аргентину и Чили, которые фактически прошли весь предварительный цикл и стояли на пороге создания «абсолютного оружия». Иными словами, ядерный конфликт в своем подбрюшье Соединенным Штатам был совершенно не нужен (общеизвестно, что в отношениях латиноамериканских стран существует много нерешенных проблем, из-за чего между ними то и дело происходят вооруженные столкновения). Из всего этого следует вывод: Запад допустил существование ядерного оружия на Дальнем Востоке и в Юго-Восточной Азии, но приложил все усилия, чтобы его не было на Ближнем Востоке, в Латинской Америке и… Европе. Исключение составили Великобритания и Франция, которые вошли в «ядерный клуб» как державы, победившие во Второй мировой войне. На всей остальной территории Европы — теперь уже включая страны бывшего Варшавского договора — ядерное оружие находится под контролем американских оккупационных сил. Если атомные бомбы существуют в определенных государствах и не существуют в других, «значит, это кому-нибудь нужно». Иными словами, нужно, чтобы страны, в которых проживает половина населения земного шара, обладали ядерным оружием. Это как раз та часть мира, которая на сегодняшний день развивается наиболее динамично, представляет собой товарно-производственный «реальный» полюс мировой экономики и в политическом смысле играет роль альтернативного центра исторического проектирования. Две крупнейшие страны этого пространства издавна являются геополитическими соперниками. Следует напомнить, что в XIX веке Англия (а значит, и британская Индия) выступала в роли заклятого врага Поднебесной империи: тот самый опиум, ради которого велись «опиумные войны» против Бэйцзина (Пекина), выращивался именно в Индии. При этом Соединенные Штаты стремились активно сотрудничать с Китаем, в том числе и через подготовку антимонархических кадров. Американская протестантская миссия в Шанхае готовила кадры для будущего Гоминьдана, то есть, по сути дела, закладывала основы китайской социал-демократии.

Современное противостояние Индии и Китая — это наследие не только XIX столетия, где модераторами выступали две англосаксонские державы; конфликт между теми и другими имеет более чем тысячелетнюю историю и связан с противодействием конфуцианской монархии распространению в стране индийского буддизма. Индия всегда выступала в роли источника духовной и идеологической враждебности, в то время как север (тюрки, монголы) представлял собой лишь чисто военную угрозу.

Запад дал вооружиться не только двум великим государствам Азии. Он спустя рукава отнесся к проблеме нераспространения в отношении Северной Кореи и Пакистана. Обе эти страны являются союзниками КНР и обладателями ракетного оружия — средств доставки, которых хватает ровно на то, чтобы поражать цели в регионе Дальнего Востока и ЮВА, но которых недостаточно, чтобы угрожать западной части Евразии.

У Индии также есть союзник — Израиль, на вооружении которого стоят ракеты с дальностью, почти вдвое превышающей расстояние от Тель-Авива до Исламабада, то есть Израиль вполне может принять участие в ядерной войне между южно-азиатскими государствами. Третьим ядерным игроком в антикитайской коалиции могла бы быть Россия, и Запад активно добивается этого. Серьезным шагом в этом направлении стала поддержка со стороны России натовской группировки в Афганистане. Транзит через российскую территорию — это не только участие в войне НАТО против афганского народа. Это потенциально недружественная акция в отношении Пекина. Также говорит само за себя сравнение динамики военно-технического сотрудничества между Россией и Китаем с одной стороны, и между Россией и Индией с другой.

Конечно, против Китая, Северной Кореи и Пакистана выступает гораздо более широкая коалиция, далеко выходящая за рамки упомянутых стран, владеющих ядерным оружием. В нее входит также Япония, чей флот пока еще превосходит китайские ВМС по силе и возможностям; Южная Корея, способная нейтрализовать свою вторую половину на полуострове; Вьетнам, вражда которого с Китаем является не менее древней, чем китайско-индийское противостояние; Тайвань, который по очевидным причинам станет одним из звеньев окружения КНР; Австралия и Новая Зеландия, уже сегодня проводящие активные антикитайские мероприятия, в том числе военные маневры совместно с Индией и Японией; Филиппины, ведущие территориальный спор с великой коммунистической державой; наконец, Малайзия и Индонезия, говорящие на одном языке и имеющие одну и ту же проблему с китайской диаспорой у себя дома. Фактически вся восточная часть Большой Евразии и Океания выступают против Китая, что неудивительно: ведь «благодаря» Китаю промышленный рост этого региона сильно заторможен, не говоря уже о том, что в сознании народов, окружающих Поднебесную, усилиями Запада создан и внедрен в массовое сознание миф о «китайской угрозе».

Неужели те космополитические силы Запада, которые стремятся организовать радикальную смену цивилизационной матрицы за счет контролируемых геостратегических катаклизмов, не боятся развязывания термоядерной войны? Неужели они готовы пойти на риск утратить превосходство в высоких технологиях (а такое возможно в результате обмена ядерными ударами и электромагнитного импульса)? Во-первых, специалисты уверены, что «ослепление» электронно-цифровых средств в результате подрыва ядерных зарядов будет носить исключительно краткосрочный характер. По замыслу западных стратегов ядерная дуэль между Китаем и Пакистаном с одной стороны, Индией, Израилем и, возможно, Россией — с другой, будет носить ограниченный и скоротечный характер. Этого будет достаточно для того, чтобы привести к коллапсу инфраструктуру соответствующих государств, но в то же время безопасность Запада останется в неприкосновенности. После этого обмена ударами погибнут миллионы людей, сотни миллионов будут брошены в неконтролируемый хаос, обречены на миграцию, которой будут сопутствовать голод и эпидемии. По наиболее густонаселенной части мира будет нанесен страшный удар, производственный потенциал Индии, Пакистана и прилегающих к ним стран фактически уничтожен.

Безусловно, такая война приведет к большим социально-политическим потрясениям в остальных частях мира и прежде всего, как это ни парадоксально, в экономически развитых регионах. Европа и Америка создали экономику потребления, выведя производство в страны с максимально дешевой рабочей силой. Коллапс ЮВА спровоцирует товарный голод в тех странах, которые сегодня потребляют в колоссальном количестве китайские, южнокорейские, тайваньские, малайские и другие товары. Следствием такой товарной бескормицы будет черный рынок, обвал валют, социальный бунт — те же элементы, только многократно усиленные, которые характеризовали политэкономическое состояние Европы по окончании Второй мировой войны.

Как же традиционалистский клуб намерен решить «исламскую проблему»? Ведь ядерная война между Китаем, Индией и Пакистаном с вероятным участием Израиля не затронет основной блок территорий, на которых распространен ислам. Человеческий и организационный потенциал исламского мира (если не считать Пакистан, а также прилегающие мусульманские регионы, которые могут пострадать в ходе азиатской войны) останется в основном не тронутым…

Традиционалистский клуб — западная космополитическая элита — принимает во внимание возможную угрозу исламского фактора на фоне глубокого политического кризиса в своем пространстве и последствий азиатского катаклизма в масштабах всего мира. Но Запад рассчитывает на два фактора, которые призваны, по его мнению, нейтрализовать исламский мир. Во-первых, политтехнологи, работающие под традиционалистами, хотят к тому времени создать «халифат» — огромное цивилизационное гетто для мусульман, которое будет полностью контролироваться поставленной у руля верхушкой. Скорее всего, структура правления этого «халифата» будет опираться на арабских правителей традиционного аристократического происхождения и жестко салафитской ориентации. При возникновении такого образования неизбежен масштабный салафитско-шиитский конфликт, который должен решить религиозно-политическую судьбу Ирана. Тут, вероятно, следует напомнить, что Иран не всегда был шиитским: до 1500 года он был обычной суннитской страной.

Другим фактором, который должен нейтрализовать мусульман, будут последствия ядерной войны с востока: гуманитарная катастрофа индийского субконтинента и Китая с миллионными потоками беженцев и иными сопутствующими проблемами, должна, по мнению западных идеологов, полностью поглотить внимание, ресурсы и политический потенциал исламского мира. То же самое относится и к России, независимо от того, примет ли она участие в антикитайском конфликте или — что крайне маловероятно — сохранит нейтралитет.

Хаос в Евразии и масштабные народные выступления в Европе и США позволят космополитической элите в кратчайшие сроки перейти к новой общественно-политической формации, которая поставит точку в затянувшемся споре капитализма и социализма, перечеркнув оба этих проекта.

Разумеется, это не значит, что все произойдет именно таким образом. Это всего лишь планы клубной элиты, имеющие достаточно серьезные шансы реализоваться в такой форме. Однако эти планы еще могут быть сорваны героическим и беззаветным сопротивлением «людей доброй воли».

* Публикация продолжает серию статей нашего постоянного автора о точках уязвимости западной цивилизационной модели.