Стремительное подорожание продуктов в конце нынешнего жаркого лета можно лишь отчасти объяснить аномальной засухой, попалившей урожай. Главная причина повального роста цен кроется в склонности наших соотечественников впадать в панику, качестве, на котором можно очень неплохо заработать.

Существенная часть урожая потеряна, но пока рано говорить о серьезном дефиците зерна (которое является своего рода локомотивом отрасли, и от цен на него зависят цены практически на все продукты), во всяком случае, до тех пор, пока до конца не собран нынешний урожай и не подсчитаны ВСЕ остатки предыдущих лет. Поэтому объективных причин для того, чтобы цены в магазинах рванули вверх, не было.

Можно сколько угодно рассуждать о том, что производители, заранее повышая цены, пытаются отбить свои грядущие потери. Но вполне очевидно, что это широкомасштабная спекуляция. В России, где неизгладима память об эпохе дефицита и необходимости запасаться впрок, создав ажиотаж, можно за считаные дни втридорога распродать любые продукты. Чуть ли не каждый год возникает паника то вокруг сахара, то вокруг соли. В нынешнем августе буквально в течение суток по стране прокатился слух о грядущих проблемах с гречкой. Жители ВСЕХ уголков страны побежали скупать не муку или макароны (что было бы намного логичнее), а именно эту крупу. По данным Мин-экономразвития, за несколько недель цены на гречку выросли на 40—80%, в зависимости от региона. В некоторых московских магазинах эта в общем-то недорогая крупа подорожала с 30 до 60—70 рублей за килограмм. И все равно не залеживалась на прилавках. Заодно особо предприимчивые торговцы в ряде магазинов переписали ценники и на все остальные крупы.

Пытаясь объяснить рост цен на гречиху, чиновники, продавцы и маркетологи ссылались на маленький из-за засухи урожай. При этом, когда цены ползли вверх, аграрии еще даже не приступили к сбору этой культуры, ее уборка начинается ближе к сентябрю. Лишь когда цены достигли пика, официальные лица начали успокаивать население. Оказалось, что с гречкой все в порядке. В одном из интервью министр сельского хозяйства Елена Скрынник попыталась доказать это на цифрах: годовое потребление гречки в стране составляет 515 тыс. тонн, в 2009 году было собрано 564 тыс. тонн, закуплено по импорту 1,1 тыс. тонн, отправлено на экспорт 6,7 тыс. тонн. Произведем в этом году, по предварительным оценкам, 450 тыс. тонн. По словам министра, остатки на 1 июля 2010 года составляли 43 тыс. тонн. Почти в то же время вице-президент Российского зернового союза озвучил свою версию запасов: на 1 августа на российских заготовительных и перерабатывающих предприятиях страны находилось 49 тыс. тонн гречихи, всего на 8 тыс. тонн меньше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Кстати, некоторые эксперты уверены, что потребление гречки составляет порядка 400 тыс. тонн.

Между тем ничего страшного не случится, даже если нам в грядущем году потребуется 600 или 800 тыс. тонн гречки, а своего урожая не хватит для полного обеспечения потребности. Гречиху выращивают на Украине, в Литве, Казахстане, Белоруссии, Польше, Чехии, Словении, а также в Китае, Японии, Бразилии, США. Трудно предположить, что в условиях рынка переработчики не найдут возможности пополнить дефицит. Не страдаем же мы от недостатка риса, потребность в котором традиционно обеспечивается именно за счет импорта. А если кто-то опасается, что из-за импорта гречка подорожает, так из-за паники цены на нее почти сравнялись с ценами на элитные сорта риса.

Почему именно гречка оказалась самым востребованным продуктом? Либо произошел логистический сбой, и поставки гречихи на перерабатывающие предприятия ненадолго прервались, что вызвало небольшую панику, либо паника была создана искусственно, потому что оптовикам срочно понадобилось избавиться от остатков крупы в преддверии нового урожая. Собственно, в приватных разговорах участники рынка этого не отрицают. В России гречка, конечно, один из основных крупяных продуктов, но по объемам потребления стоит только на втором месте после риса. По данным ИКАР, еще в 2007 году на долю риса приходилось более 40%, а на долю гречки более 20% в общем объеме потребления круп. А в последние годы из-за большого выбора продуктов интерес населения к гречке несколько снизился.

Что касается внутреннего производства гречихи, то в последние десять лет оно сильно колебалось. Так, с 2003 года урожай увеличивался примерно на 100—200 тыс. тонн и в 2007 году превысил 1 млн тонн, но к 2009 году упал до 564 тыс. тонн. Причины колебаний не всегда обусловлены погодными факторами. Не исключено, что в последние годы аграрии концентрировались на более выгодных зерновых культурах, сокращая до минимума посевы гречихи, которая отличается невысокой урожайностью и малой рентабельностью. Никто ведь не думал, что случится сильная засуха и страна не досчитается нескольких десятков тысяч тонн урожая. Зато нынешняя ситуация обеспечила гречке отличный пиар. На волне паники диетологи давали интервью СМИ, напоминая о полезных свойствах этой крупы.