Период бурного развития десантных кораблей как класса пришелся на Вторую мировую войну, когда США вели крупномасштабные боевые действия в Тихом океане. Первоначально десантные корабли использовали для высадки морских пехотинцев и техники. Приходилось подходить вплотную к берегу, и поэтому такому виду десантирования было доступно всего 5—7% морского побережья. Тогда возникла идея производить высадку с помощью небольших десантных катеров, которые транспортировались в затапливаемых доках кораблей-маток. Эти корабли — носители катеров назвали десантными транспортами-доками. Десантодоступность побережья выросла до 15—17% береговой линии Мирового океана.


Что такое универсальный десантный корабль?

Вскоре после Второй мировой войны появился новый вид воздушной техники — вертолет, который стал применяться военно-морскими силами для различных целей, в том числе и для десантирования. Первый крупномасштабный вертолетный десант с кораблей был осуществлен англичанами во время боевых действий против Египта в период Суэцкого кризиса. Сначала для базирования вертолетов использовались старые эскортные авианосцы военной постройки, но вскоре появились и специально спроектированные десантные вертолетоносцы. Первыми их стали строить американцы, которые остаются законодателями моды в деле создания авианесущих десантных кораблей. С 1960 года США вели постройку вертолетоносцев первого поколения типа Iwojima, которые могли нести до 20 вертолетов и 2000 десантников.

Вертолет как десантное средство продемонстрировал целый ряд преимуществ. Доступность побережья для десантирования с использованием винтокрылых машин достигает практически ста процентов. Вертолет может высадить бойцов не только непосредственно на побережье, но и за десятки километров от моря. Однако имеются и недостатки, прежде всего невозможность транспортировки и высадки тяжелой техники и вооружения. Тогда закономерно возникла мысль совместить на одном корабле возможность высадки с использованием обоих методов — и с помощью десантных катеров, и с помощью вертолетов. Первым был создан гибрид на основе десантного транспорта-дока. За счет уменьшения размеров доковой камеры в носовой части корабля разместили массивную надстройку, которая стала ангаром для вертолетов, а в кормовой части расположили вертолетную палубу. Такие транспорты-доки, способные нести вертолеты, назвали десантно-вертолетными кораблями-доками (ДВКД).

Другой тип гибридов, наоборот, создавался на основе вертолетоносцев, которые получили доковую камеру для катеров. По внешнему виду эти корабли напоминают обычные авианосцы со сплошной полетной палубой и надстройкой-островом. Вот этот второй тип гибридных кораблей и стал называться универсальными десантными кораблями (УДК). Первый в мире УДК Tarawa был построен в США в 1976 году, а в 80-е годы американцы начали производить УДК второго поколения Wasp, которые, хотя и несли до 20 вертолетов, в качестве основного десантного средства использовали катера на воздушной подушке.

В настоящее время в США строится УДК третьего поколения America. Его отличительной особенностью станет полное отсутствие доковой камеры. Основным десантным средством этого корабля будут тяжелые вертолеты и новый тип летательных аппаратов — конвертопланы, которые сочетают в себе возможности самолета при горизонтальном полете и вертолета при взлете и посадке. В сущности концептуально America представляет собой возвращение к десантным вертолетоносцам, но на новом технологическом уровне, поскольку использование конвертопланов радикально повышает тактические возможности по высадке десанта.


Зачем России нужен УДК

Современные УДК сильно отличаются по своим возможностям от первых универсальных десантных кораблей, созданных в США в 60-е годы прошлого века. Они рассматриваются также как средства управления экспедиционными группировками сил и средств или корабельными соединениями, ввиду чего зачастую располагают повышенными штабными возможностями. Кроме того, в мирное время подобные единицы используются в качестве учебных, в связи с чем они оборудованы учебными помещениями для приема курсантов. Для участия в гуманитарных акциях либо в санитарной эвакуации считается необходимым иметь на борту госпиталь, а также возможности для быстрого увеличения госпитальной вместимости. Конструкция кораблей предполагает также использование малых тральщиков, боевых катеров и пр. для обеспечения базирования в удаленных водах. Наконец, последним трендом в ряде стран стало стремление придать десантно-транспортным кораблям возможности судов комплексного снабжения корабельных группировок в открытом море, что доводит многоцелевой характер подобных единиц до предела.

Именно эта ярко выраженная многофункциональность и вызвала в первую очередь интерес российского ВМФ, для которого собственно десантный потенциал УДК имеет второстепенное значение. С учетом слабости военной инфраструктуры, например, на Дальнем Востоке, УДК, совмещающие в одном флаконе плавучую казарму, штаб, госпиталь, авианесущий и десантный корабль, станут незаменимыми мобильными пунктами военной инфраструктуры в удаленных и малоосвоенных районах. Более того, командно-штабной потенциал современных УДК позволит российскому ВМФ вести сетецентрические боевые действия, которые характеризуются совершенно новым качеством информационного обеспечения войск и флота. Одной из главных конечных целей проводимой в настоящее время военной реформы как раз и является ментальная, структурная и военно-техническая перестройка — от ориентации на концепцию «глубокого удара», унаследованную еще со Второй мировой войны, на современную парадигму сетецентрических дей­ствий, отработанную странами НАТО, прежде всего США, во вре­мя последних вооруженных конфликтов в Югославии и Ираке.

Повысятся также возможности межвидового взаимодействия флота и военно-воздушных и сухопутных сил. Наконец, УДК представляют собой идеальные корабли для таких важнейших функций, как демонстрация флага, проекция силы и участие в противопиратских операциях. В настоящее время выполнение этих задач возлагается то на тяжелый атомный ракетный крейсер «Петр Великий», который изначально создавался вообще-то для борьбы с авианосцами США, то на большие противолодочные корабли, назначение которых ясно уже из самого их названия. Между тем применение УДК позволит выполнять все указанные задачи эффективнее. Собственно, мы называем их универсальными десантными кораблями лишь в силу традиционного использования данного термина в российской корабельной классификации. На самом деле во французских ВМС данные корабли классифицируются как «командно-экспедиционные», а в испанском флоте — как «корабли стратегической проекции силы». В любом случае ясно, что современный сбалансированный военно-морской флот, построение которого требует нескольких десятилетий, не может обойтись без УДК, как бы они ни назывались.


Какой УДК нужен России

В СССР существовал проект строительства полноценного классического универсального корабля с шифром «Кременчуг», подготовленный Невским проектно-конструкторским бюро. В целом он представлял собой аналог американского УДК Tarawa, но несколько меньшего водоизмещения. Однако из-за перегруженности судостроительной промышленности военными заказами, противоречивых требований ВМФ, а также опасений флотского руководства, что появление УДК станет поводом для отказа от строительства авианесущих кораблей, он так и не был построен.

Сегодня «Кременчуг» выглядит довольно архаично, создание же нового национального проекта потребует слишком много времени, да и успех его реализации совсем не очевиден. Поэтому принято принципиальное решение приобрести универсальные десантные корабли иностранного производства. Если исключить американские УДК, которые на продажу пока не предлагаются, на мировом рынке имеются испанское, французское и южнокорейское предложения. Испанский корабль стратегической проекции (Buque de Proyección Estratégica) Juan Carlos I отличается от французского и южнокорейского конкурентов увеличенными размерами и повышенными боевыми и десантными возможностями. Он может нести не только вертолеты, но и самолеты вертикального и укороченного взлета и посадки Harrier и F-35B, для улучшения условий эксплуатации которых есть трамплин. Фактически испанский проект представляет собой не просто УДК, но авианесущий корабль второго ранга. В этом смысле Juan Carlos I, хотя и является весьма интересным и перспективным кораблем, для российского ВМФ обладает избыточными возможностями.

В реальную конкурентную борьбу на российском рынке могут оказаться вовлеченными французские командно-экспедиционные корабли класса Mistral и корейский УДК типа Dokdo, которые близки по размерам и возможностям. Корабли типа Mistral име­ют полное водоизмещение 21,3 тыс. тонн и представляют собой уменьшенный вариант классических американских УДК. Их отличает высокая степень автоматизации, проектировались они в значительной мере по коммерческим нормативам и первыми в мире из крупных боевых единиц оснащены электроэнергетической установкой и винторулевыми движителями. На кораблях размещается до 500 человек десанта в необычно комфортных условиях обитаемости (2-, 4- и 6-местных каютах), а помещения для штабных работников могут вмещать до 200 сотрудников. Возможности по перевозке техники составляют 110 единиц, при этом до 13 основных танков. Имеется госпиталь на 89 коек. В ангаре возможно постоянное базирование восьми вертолетов NH90 либо шести NH90 и четырех боевых Tiger. Максимальная вертолето­вместимость в 16 машин достигается путем размещения еще шести машин на штатных взлетно-посадочных полосах на палубе.

Выбор в пользу закупки за рубежом той или иной системы во­ору­жения всегда делается с учетом целого ряда факторов — военной цен­ности системы, политических отношений, связывающих экспортера и импортера, готовнос­ти поставщика к передаче техно­логий и принятию на себя оф­сетных обязательств, а также стоимости проекта. По совокупности всех этих факторов французский корабль обладает явным преимуществом.

Dokdo при полном водоизмеще­нии 19 тыс. тонн имеет авианос­ную архитектуру, доковую ка­меру с двумя катерами на воздушной подушке и подпалубный ангар, вмещающий до десяти вертоле­тов UH-60. Десантовместимость составляет 720 человек и до 40 еди­ниц техники (включая шесть танков). Корабль несет от­носительно неплохое для таких единиц оборонительное вооружение. В целом именно Dokdo мо­жет составить наиболее серьез­ную конкуренцию французскому предложению. Этот ко­рабль не только полностью от­ве­чает понятию современного классического полноценного универсального десантного ко­рабля, но и имеет в Рос­сии мощ­ную лоббистскую поддержку со стороны Объединенной су­достроительной компании. Од­на­ко понятно, что интенсивность политических отношений между Россией и Южной Кореей значительно уступает плотности российско-французских связей. Помимо особых политических отношений между Россией и Францией давно сложились и ста­ли традиционными связи на уровне экономических субъектов двух стран. Кроме того, корейский и испанский проекты УДК, а также голландский проект десантно-вертолетного корабля-дока содержат комплектующие и агрегаты американского производства, что также резко снижает их конкурентоспособность на российском рынке. Так что в настоящий момент Mistral, похоже, выглядит на российском рынке фаворитом, и вероятность того, что российский флот выберет именно этот корабль, весьма высока.