В апреле в Москве прошел IV международный фестиваль восточного искусства «Тарик Эль Нуджум» («Путь к свету»), организованный Первым российским межрегиональным профессиональным союзом преподавателей и исполнителей искусств народов Востока и посвященный восточному танцу, или танцу живота. Этот фестиваль — самый престижный в СНГ и один из самых престижных в мире. В этом году в нем приняли участие более 400 профессиональных танцовщиц и любителей из России, СНГ, Европы и Китая.

«Дворец на Яузе» за час до завершающего фестиваль галаконцерта был похож на рай в традиционном мужском представлении. Потому что столько красивых женщин в костюмах для беллиданс по определению не могут собраться в каком-нибудь другом месте. И только через некоторое время, усилием воли собрав глаза и мысли в кучу, понимаешь: здесь все-таки конкурс, причем творческий.

Чего стоит один состав жюри — что ни судья, то звезда мировой величины. Основательница школы танца «Аль-Андалус» и в прошлом солистка знаменитого египетского ансамбля Махмуда Реда Nesma (Испания–Египет), обладатель титула «принц Беллиданс» Амир Талеб (Аргентина), широко известная в Европе танцовщица Sara (Словения), увлекшаяся арабскими танцами еще в детсадовском возрасте после просмотра мыльной оперы «Клон», и, наконец, Нур (Россия–Египет), с 2009 года возглавляющая первый профсоюз преподавателей и исполнителей восточного искусства и организатор фестиваля «Тарик Эль Нуджум».

Вообще-то Нур — это сценический псевдоним. Носящая это имя Татьяна Федяева родилась и выросла в Москве. Восточными танцами увлеклась в детстве, занималась в разных кружках и студиях. С 1997 года она живет и работает в Каире, муж — сириец, известный в арабском мире певец и музыкант Яссер альСувейри.

Собственно, историей девушки, сделавшей карьеру за границей, сейчас никого не удивишь. Но здесь другой случай: Нур стала в Египте не просто танцовщицей, а звездой первой величины, входящей, по оценкам экспертов, в двойку лучших исполнительниц. И это в стране, считающейся родиной беллиданса! «Россия, а особенно Советский Союз, откуда все мы родом, — это страна, культура которой сочетает в равной степени западные и восточные элементы. Поэтому любовь к восточному танцу у многих из нас в крови. Трудно ли пробиться в Египте? Конечно, трудно. Где-где, а уж там конкуренток хватает», — говорит Нур.

Концертная деятельность Нур в Египте проходит главным образом на свадьбах, выступать на которых более почетно, чем в ресторане или ночном клубе. Свадьба — это важнейшее событие в жизни египтян, его помнят и обсуждают всю жизнь. В зависимости от достатка и социального статуса семьи на свадьбу приглашают тех или иных исполнителей, выступления которых строятся строго в концертном стиле.

Кроме того, Нур занимается еще и преподавательской деятельностью, дает мастер-классы и участвует в организации фестивалей в разных странах. По ее мнению, сегодня можно говорить о двух самых сильных центрах беллиданса в мире: на условной территории бывшего Советского Союза и в Латинской Америке. По какой-то причине сами египтяне медленно, но верно сдают позиции. Нур — не единственная египетская звезда неарабского происхождения. В первую пятерку исполнительниц входит также аргентинка, есть и другие иностранки. В общем, все как везде. Понаехали тут!

«Русская школа? — переспрашивает скрипач Муссен. — На сегодняшний день она лучшая в мире. Я выступал со многими звездами, так что, можете мне поверить». Муссен — солист оркестра, специально приглашенного на фестиваль из Египта. Коллектив поистине героический: очень трудно играть с утра до ночи с парой коротких перерывов на кофе. И как еще играть! Часто создавалось впечатление, что музыканты и танцовщицы вступали в соревнование — кто кого? Но только девушек было 400, а музыкантов всего 6.

«В России беллиданс на подъеме, а в Египте, к сожалению, не так, — рассказывает Муссен. — Еще совсем недавно у нас было много отличных артистов, а сейчас кто уехал, кто перестал выступать. В стране кризис, люди напуганы. Закрылись многие рестораны и ночные клубы. Это не связано с тем, что к власти пришли «Братья-мусульмане», они вовсе не фанатики, уверяю вас. Но кризис власти — в этом все дело. Никто не знает, что будет завтра, какие уж тут танцы. Зато как танцуют у вас!»

«Русская школа беллиданс — лучшая в мире, — по дороге в буфет убежденно сказала китаянка Юна. — Поэтому мы сюда и приехали».

Участниц из Китая было всего две. Они очень старались, но победительницами не стали. Сказывается то ли мировоззренческая пропасть, лежащая между Ближним и Дальним Востоком, то ли чрезмерная, с точки зрения истинных ценителей беллиданс, субтильность китаянок. Поэтому те, кто боится китайского гегемонизма, могут спать спокойно: возникновение китайской школы танца живота миру пока не грозит.

Королевами прошедшего фестиваля стали Светлана Рахманкулова из Караганды и Екатерина Се из Иркутска, находящаяся на пятом месяце беременности. Вот это был, скажу я вам, танец! Полная и окончательная победа отечественной школы.

«Нет ничего более благотворного для женщины, чем восточный танец, — говорит Тамара, участница конкурса из Санкт-Петербурга. — Ко мне на курсы приходят женщины за 50 с неустроенной личной жизнью и потухшими глазами. Но уже через несколько месяцев их не узнать — совсем другая стать плюс новая личная жизнь. У всех, без исключения». По словам Тамары, начинать танцевать можно в любом возрасте — без ограничений. Например, сейчас у нее есть ученица, которой за 80. «Вы ошибаетесь, если думаете, что восточные танцы нужно непременно исполнять в полуобнаженном виде, — словно предугадав вопрос, говорит Тамара. — Есть чисто народные костюмы, закрывающие все части тела, что вовсе не лишает танец присущих ему эмоциональности и пластики».

Тамара — пример того, что начинать никогда не поздно. Мама двоих довольно взрослых детей, она стала учиться танцам всего пять лет назад, сегодня — одна из самых известных исполнительниц Санкт-Петербурга. Плюс большая преподавательская практика. Тамара бросила бизнес (собственное ателье) и теперь профессионально занимается восточными танцами. «Главное препятствие для достижения профессионального успеха — это мужья. Ревнуют, понимаете ли. И совершенно правильно делают. Потому что — ну этого вы уж точно не напишете — когда исполняешь восточный танец, то отдаешься ему, это как заниматься любовью. И при чем тут, спрашивается, мужчины?»