ситься. PHOTOXPRESSОднажды знакомый оператор рассказал мне историю про то, как Болливуд решил снять кино в России? Никакой особой морали в этом фильме нет, как, впрочем, и в большинстве фильмов. Он рассказывал о простой индийской девушке, которая учится в Санкт-Петербурге. Неожиданно в России начинается военный переворот (обычное дело для нашей страны!). И судьба девушки была бы незавидной — ГУЛАГ и смерть в снежной Сайбирия, но совершенно случайно ей встречается сын индийского посла, который девушку сначала спасает, а потом в нее влюбляется. Причем совершенно поначалу без взаимности. Но индийская музыка, танцы и страсть наконец заставляют ее полюбить.

Съемочная группа высадилась в феврале на питерском аэродроме Пулково в разноцветных легких рубашках. Тут бы ей и пришел карачун, но российские партнеры не сплоховали — уже через несколько минут к аэропорту подъехал автобус, набитый совершено одинаковыми пальто, валенками без галош и ушанками. Так что скоро съемочная группа стала похожа на подразделение индийской армии, попавшее в русский плен.

Для съемок нужно было огромное снежное пространство. Этим пространством стало Ладожское озеро. Съемки начались уже на третий день. Точно в момент, когда в этот регион пришли снегопады и метели.

Индийцев спасли те скудные знания о России, которые, судя по всему, проникли в Индию еще с Афанасием Никитиным. Индийцы знали — снег и холод не страшен, если пить водку. А в качестве закуски индийцы признавали только шоколадные батончики «Баунти». Наверное, потому, что кокосовой стружкой они напоминали им о далекой родине.

От хождения большого количества индийцев по снегу Ладожского озера снег начал подтаивать. А валенки, напомню, были без галош, и поэтому начали подмокать. Поэтому многие индийцы обмотали валенки полиэтиленовыми пакетами и стали похожи уже не на военнопленных, а на простых бомжей. Российские партнеры тут же привезли галоши и прекратили эпидемию насморка и шуршание пакетов по снегу.

Настало время снимать сцену военного переворота. По сценарию главная героиня оказывается в толпе беженцев, на которую нападают русские солдаты. Здесь пришлось поработать гримерам — в представлении индийцев все русские должны быть бородаты. И вот со всего Петербурга изо всех театров и костюмерных были собраны разнообразные бороды и наклеены на массовку — как на беженцев, так и на солдат.

Была, конечно, и постельная сцена в этом фильме. Снимали ее в одном из петербургских музеев, в прекрасных декорациях, изображавших обычный деревенский дом с роскошной кроватью, иконами по углам, люстрой и драпировками. Правда, индийцам не хватило русского колорита, и поэтому они попросили украсить обстановку балалайками и самоварами. И, конечно, матрешками. Когда аутентичность была наведена полностью, начались съемки. Впрочем, сцена хотя и считалась постельной, свое имя оправдывала только наличием в ней описанной выше постели, на которой красиво спала главная героиня. А главный герой, сгорая от страсти, вился вокруг индийской красавицы и пел.

Была и звезда: в крошечной роли спасителя нашей злосчастной пары снялся не кто иной, как сам великий Митхун Чакраборти. Такой Филипп Киркоров Болливуда. Тот самый смуглый красавчик, который раздавал направо и налево удары врагам с неподражаемым щелкающим однообразным звуком — тыщ! тыщ! тыщ! Роль была небольшой: выйти из вертолета и развести приглашающе руки. Все наши ждали, что он сейчас ворвется в массовку, изображающую озверевшую солдатню, и начнет — тыщ! тыщ! тыщ! Но контрактом это было, похоже, не предусмотрено. Митхун снялся за день и улетел туда, где в батончики «Баунти» засовывают кокосовую стружку.

Съемки еще были в самом разгаре, когда вдруг случилось непредвиденное — растаял снег! И вместо съемочной площадки образовалось озеро. Индийская труппа была в панике. Как так?! В России растаял снег! Уже в апреле!

Пришлось доснимать некоторые эпизоды в Петербурге. Зритель, вероятно, не удивился наличию во многих кадрах фильма зеленых кустов и деревьев, притом что через пару кадров главные герои ползли по снегу, а на них несся огромный черный паровоз. Наверное, единственный питерский паровоз, который был еще на ходу (вполне возможно, тот самый, который потом снимался в «Крае» Учителя).

Но искушенные индийские зрители, наверное, мудро кивали головами, как бы говоря: ничего особенного, Россия — непредсказуемая страна. То зеленеют тополя, то вдруг снег, паровоз, военный переворот…

…И, как ни странно, я вынужден с ними согласиться.