Когда после «оранжевой революции» на Украине российский телеведущий Познер надел на эфир оранжевый галстук, это было воспринято как фрондирование, как некая политическая позиция. Ну, конечно – Познер – человек серьезный и никто не стал бы подозревать его в простом стремлении привлечь к себе внимание. Результат - пару недель блогосфера и политическая элита обсуждали цвет галстука Познера.

Точно так же после революции 17 года в буржуазных странах красный цвет вдруг обрел новый смысл. Одеваться в красное означало поддерживать коммунистов.

Или другой пример – американские военные до сих пор на картах обозначают свои войска синим цветом, а войска противника – красным. А мы – наоборот.

Как известно, Фрейд много курил – настолько много, что даже умер от этого. И однажды его спросили – что же, с точки зрения психоанализа, означает сигара, которую он держит во рту? На что Фрейд ответил: «Иногда сигара – это просто сигара».
Иногда красный – это просто красный. А оранжевый – это просто оранжевый.

***

На пермских автобусах и троллейбусах бдительные граждане обнаружили цитату из Гитлера: «Мы тогда победим Россию, когда украинцы и белорусы поверят, что они не русские». И начался страшный скандал – дело дошло даже до прокуратуры. Мол, как можно, чтобы слова фюрера разъезжали по русскому городу?

А ведь цитата и впрямь поучительная – особенно в последнее время. Проблема только в том, кто именно ее сказал. Если бы автором был Лев Толстой или Уинстон Черчилль – не возникло бы никаких вопросов. А тут – Адольф Гитлер! Да еще и в рамках акции «Мудрость мира», по которой в Перми расклеивают стикеры с философскими изречениями писателей и политиков. Что же получается – мы ставим Гитлера в один ряд с такими мудрецами, как Кант, Толстой, Ницше (хм… как-то про Ницше в прокуратуре-то и забыли…) и прочие?

В Израиле Вагнер, как арийский композитор, запрещен. Попытайтесь сыграть на концерте в Тель-Авиве Вагнера, и тут же разразится колоссальный скандал. Хотя Вагнер не убил ни одного еврея.
Иногда музыка – это просто музыка.

***

Многие современны деятели искусств очень любят эксплуатировать тему запретных знаний – мол, нельзя, чтобы люди прочитали Эту Таинственную Книгу, Найденную В Глубоких Пещерах, иначе знания, в ней содержащиеся, перевернут сознание людей, и мир разрушится. Самый известный пример – «Код да Винчи» Дэна Брауна. Читатели готовы принять такой сюжет на веру, потому что нас учили – самое страшное оружие – не пушки и атомные бомбы, а идеи. Солдата можно убить, а идею – нет. Идея – плод мыслительного процесса. Чтобы вредные идеи не проникли в общество, необходимо купировать те или иные направления мысли. Это древний процесс, начатый еще церковью, когда любая ересь (результат мыслительного процесса), объявлялась не просто вредной, а ведущей к погибели души. Тогда и родилась такая болезнь, как мыслебоязнь. Когда не только вымолвить, но и помыслить боязно. Когда запрещаешь себе думать о том, о чем думать не только не принято, но и опасно.
Иногда мысли – это просто мысли. Даже самые вреднеые.

***

Когда Оруэлл описывал свое знаменитое Министерство Правды, он отставал уже на много сотен лет. Технология, по которой человек не думает о том, о чем ему думать не положено, была изобретена и внедрена.

Как человек познает истину? Через слова и образы. Значит нужно сформировать правильный тезаурус, правильные понятийные клише. Одни слова, понятия, термины должны составлять совокупность положительную. Другие – отрицательную совокупность. Два набора лего. Так в Советском союзе слово «Гитлер» могло легитимно сочетаться только с «бесноватый», «сумасшедший». «Фашизм» - «кровавый». И так далее. Если вы с трибуны будете в произвольном порядке произносить слова из положительного понятийного лего, то в любом случае произнесете патриотическую речь. Если из отрицательного – обличительную. Главное – не смешивать. Так христианин никогда не станет говорить о «доброте сатаны» или «злости Бога». Так русский человек никогда не согласится с тем, что Гитлер мог говорить мудрые мысли, потому что у него их просто не могло быть, по нашему убеждению.
Иногда убеждения – это просто убеждения.

***

А вы что, думали, я сейчас начну оправдывать Гитлера? Что, мол, иногда Гитлер – это просто Гитлер? Нет. Можно быть либеральным, только если твой либерализм не покоится на костях миллионов людей. Что касается евреев и Вагнера, то тут можно подискутировать. Но что касается Гитлера, то даже самые умные его мысли в России никогда не будут восприниматься как таковые.
Вы хотите сказать, что у меня та самая мыслебоязнь? Да, это так.

Мыслебоязнь может не только навредить, сделать тебя роботом, но и защитить тебя, помочь тебе. Так ты запрещаешь себе думать о болезнях и смерти, глядя на своих детей, которых надо кормить и растить. И ты становишься бессмертным, даже если умираешь.
Иногда смерть – это просто смерть.