«Барбарис» — издательство крошечное, юное и в начале пути. Все проекты здесь живые и осуществляются совместно с издателем, книжным художником Ириной Тархановой.

Для Тархановой «Барбарис» — это провокация действия, размышления, повод приблизиться к искусству, культурным традициям, попытка сделать это без крика и суеты. Искусство ныне становится туроператором, валютой, шоу, арт-рынком. И здесь можно сказать, что «Барбарис» — антиглобалист от культуры и искусства. Искусство теряет свою сакральность, теряет гуманистические коды, теряет трепетность, эмоциональную свежесть. Именно эту свежесть, недопроявленную ткань картинки и текста издательство пытается восстановить на новом современном уровне диалога с читателем, ищет ее в идеологии изданий и в способах подачи. Именно поэтому книга Алисы Порет «Записки. Рисунки. Воспоминания» своей игрой рукописного скетча, исторического анекдота и маленькой притчи стала олицетворением «Барбариса» в настоящий момент. Неожиданная популярность этой книги — суть подтверждение точности издателя.

Об Алисе Порет в издательстве:

— Мы выпустили в свет первую, одну из трех рукописных тетрадей художницы Алисы Порет. Этих тетрадей с нетерпением ждали знатоки русского авангарда и библиофилы почти полвека и уже не надеялись увидеть. Не секрет, что далеко не все коллекционеры стремятся к публикации своих сокровищ. Предпоследний обладатель тетрадей не был исключением. Поэтому, когда мои друзья и поклонники издательства посоветовали обратиться к наследникам Владимира Глоцера и Алисы Порет, я сразу же этой возможностью воспользовалась. Со своей стороны, наследники любезно предоставили «Барбарису» возможность первой публикации, за что я им невероятно признательна. Здесь я должна сказать, что отдельные отрывки из тетрадей неоднократно публиковались в разных изданиях, но публиковались не полностью и только в текстах без иллюстраций. Название первой книги, в которую полностью вошла первая тетрадь: Алиса Порет. «Рисунки. Записки. Воспоминания», лишь приближает к ее содержанию, поскольку жанр слишком необычен.

Алиса Порет многим интересна более как личность, а для библиофилов — как звезда ленинградской богемы эпохи Хармса и обэриутов. Человек блестящего ума и европейского воспитания, дочь француза и шведки, эта красавица и светская львица в конце жизни талантливо и остроумно записала в толстые тетради цветными шариковыми ручками короткие новеллы из своей жизни. Новеллы смешные, злобные, нежные, порой довольно драматичные она проиллюстрировала как детские книжки с картинками. Тетрадь была изначально задумана как рисованный объект с текстами, делалась несколько лет в середине 1960-х годов и вполне может считаться объектом концептуального искусства, предвосхищая большое количество подобных книг в будущем и возвращаясь к первым авангардным опытам 20-х годов.

Об устройстве книжки

Книжка Алисы Порет светится самим фактом возникновения в миру и новым трендом. Это принципиально. Архив, записки, мастеровитые почеркушки, смело нарисованные шариковой ручкой, изданы как арт — полностью в цвете. Они на дизайнерских английских бумагах, все это драгоценно и впервые. Ильдар Галеев, блестящий московский галерист, вскоре откроет выставку Порет с фундаментальным каталогом. Там будет вся фактология, воспоминания современников на мелованной бумаге и прекрасные репродукции из музеев с размерами и техниками от искусствоведов. Но можно поспорить, что так полиграфически устроенной книги не решился бы издать ни один галерист, ни один музей. Многие говорили мне, что издавать так — безумие. И здесь хочется сказать, что «Барбарис» задуман как разговор на уровне артистического жеста и суровых километров комментариев не будет. «Барбарис» — другое. Мы с Ильдаром дополним друг друга каждый своей работой и этому рады. Валерий Шубинский написал блестящее эссе об Алисе Порет, назвав его «Первая тетрадь маркизы». Валерий Алису не любит и строг к ней. Валерий любит Хармса и стоит за него. Это его авторская позиция, это его герой, и тем интереснее его слово. В конце мы дополнили книгу краткой биографией и комментариями. Для этого жанра, а книгу можно считать набором репродукций, сшитых в книгу, вполне достаточно.

О подготовке рукописи

Первая тетрадь Алисы Порет как будто специально была задумана для нашей книги. Справа — картинка, слева — пустая страница. Эти пустые страницы оказались местом трансляции каллиграфических записок, которые многим читателям трудны для восприятия. Самым сложным оказалось перевести рукописный текст в книжный. И здесь еще раз пришлось убедиться в невероятной стилистической огранке литературных опусов Порет. Ни одного слова, ни одного предлога нельзя было упустить или перепутать — сразу рассыпалось ощущение целого, рассыпалось ослепительное остроумие и меркли смыслы. Все выделения мы старались строго соблюдать. Но эффекта «цветного текста» до конца передать так и не удалось.

О продолжении проекта

Вторая книга Алисы Порет будет состоять из фрагментов второй и третьей тетрадей. Первая тетрадь — неделима в каждом слове и картинке. Это единый организм. Вторая и третья тетради — другие. Там Алиса Ивановна Порет предстает в ином свете, где трудные моменты ее жизни и драмы быта проявляются в других формах текста и иллюстраций, нежели в первой тетради. Во вторую книгу дополнительно войдет большой блок архивных фотографий, многие из них ранее не были опубликованы. Для Алисы Порет и людей ее круга ощущение жизни как непрерывной игры и жизни как артефакта было неотъемлемой частью существования. Эта игра отразилась в ярких фотосессиях, знаменитых «кинофильмах», которые ставились как живые картины большой компанией художников, поэтов, артистов. Среди них были Даниил Хармс, Татьяна Глебова, Петр Снопков, Кирилл Струве, а затем Лидия и Юрий Щуко, Николай Радлов, Борис Майзель и, конечно, сама Алиса Порет. Теперь трудно представить, глядя на этот запечатленный веселый домашний театр, что параллельно в жизни происходили события трагические. Многие из действующих лиц погибли в конце тридцатых и начале сороковых годов. Издательство «Барбарис» предоставит возможность первого знакомства с этим уникальным фотоархивом. Предварять книгу будет статья известного московского литератора, поэта Марии Степановой.

…И о других проектах

Ни для кого не секрет, что современная «книга для чтения» утекает теперь в электронные чернила, iPad, iPhone и прочие андроиды. Книга становится предметом культурной традиции, драгоценным подарком, личной утехой. Поэтому мы сосредоточены, прежде всего, на качестве изданий и разнообразных принтов. В то же время будем думать, как продукцию сделать доступной для всех. И если человек не сможет купить нашу книгу, он сможет купить качественную картинку, подписанную автором, открытку. Что касается нашей издательской политики, то предпочтение живым авторским материалам — дневникам, запискам, разного рода рукописям, архивным фотосессиям, играм. Сейчас мы готовим к выходу первую книгу из многотомного дневникового издания «Путешествия с Сировским», книжную серию для детей «Художники о художниках», книгу поэта Татьяны Щербины «Цветные решетки» из ее рукописного самиздата 1980-х, продолжим проект «Книги детей». Книги детей — это рисунки с записями рассказов к ним, которые порой делают сами родители, поскольку дети сочиняют, но еще не умеют писать. И это лишь небольшая часть наших планов. Но если в двух словах, позволю себе повторить то, что уже сказала однажды: барбарис — это колючий кустарник с нежными листьями и симпатичными красными ягодами. Растет между садом и лесом. Ведь на этой границе происходит все самое интересное.