Запад требовал, чтобы именно мы, сербы, сдали Ратко Младича Гаагскому трибуналу. Теперь европейские «демократы» упиваются тем, как сербские прислужники и сатрапы, злоупотребляя властью, издеваются над семьей генерала. Тем временем Гаага вооружилась «военными дневниками» Младича и Бог знает чем еще.

Евросоюз использует бывшего лидера боснийских сербов как средство шантажа нынешнего сербского режима. Впрочем, руководство страны без всякого давления со стороны согласится на все, лишь бы как можно скорее получить статус кандидата в ЕС. Девиз правительства Тадича — «У ЕС нет альтернативы», но его истинный смысл иной — «Против Сербии без альтернативы!».

Это уже давно ясно всем, у кого есть мозги. Существуют небезосновательные подозрения, что несколько лет назад Ратко Младич попал в руки иностранных спецслужб (назовем их условно английскими). Его содержали в секретной тюрьме или на военной базе, на данный момент даже и неважно, в какой именно стране. После того как в самых разных европейских государствах была обнаружена подпольная сеть тюрем, принадлежащих ЦРУ, а Дик Марти опубликовал свой знаменитый доклад по Косово, никто уже не оспаривает факт существования тайных тюрем. Разве что высшие должностные лица государств, на территории которых расположились засекреченные казематы, понятия не имеют, что творится у них под носом.

Позволю себе выступить с позиций теории заговора. На церемонии вручения награды «Печать времени» (учреждена журналом «Печать») известный сербский историк Милорад Экмечич, процитировав свою книгу, предупредил, что убийство Кара-Георгия в 1817 году не было делом рук его кумовьев, местных аферистов, «когда князь Милош Обренович приказал отрубить голову легитимному сербскому вождю, то были щупальца британской и австрийской разведки и одного капитана британской национальной гвардии». Англичане не могут остаться к нам равнодушными, как и двести лет назад.

Антисербский трибунал

На «пособников» Ратко Младича было предпринято немало атак. Многие политические партии были заподозрены в сокрытии Младича и причтены к «антигаагскому лобби». Государственные чиновники, политики, мещане из НПО, СМИ, нахапавшие денег эксперты источали и тиражировали ненависть к тем, кто скрывал генерала и не отдавал его Гааге. Как много молодых парней было избито сербской полицией только за то, что на их футболках изображен лидер боснийских сербов, за то, что на демонстрациях они кричали: «Ра-а-атко Мла-а-адич!» Тем, кто его похитил и держал в плену, надоело скармливать деньги так называемой сербской демократической элите, которая постоянно обещала арестовать Младича, но почему-то медлила.

Генерал болел, здоровье его все ухудшалось. В неволе тщательно и систематически делалось все, чтобы сломить уже больного Младича, сделать его недееспособным. Какие химические препараты для этого использовались, какие средства воздействия применялись — об этом мы, может быть, когда-нибудь узнаем. Надо было любыми способами не дать боевому генералу Младичу возможности защищать себя в Гаагском судилище и растоптать обвинительное заключение, готовящееся уже шестнадцать лет, столь же фальшивое по своей сути, как и сам трибунал. Гаагский суд — антисербское учреждение, цель которого расширение пространства политической и пропагандистской лжи. Примечательно, что апофеоз этой адской истории придется на 2012 год, столетие начала Балканских войн, а монументальный финал — на Видовдан (сербский национальный и церковный праздник) 2014 года, к столетию выстрела Гаврила Принципа, ставшего предвозвестником агонии Австро-Венгрии и ее союзников. А там, глядишь, в Гааге начнут возбуждать уголовные дела, не только касающиеся событий в Сребренице, но и за убийство Фердинанда в 1914 году, организацию восстания 1878 года… Поживем — увидим.

Если генерал Младич и Радован Караджич выживут в ближайшие два года, их загодя подготовленные приговоры послужат демонизации сербов, раскрытию старых и новых сербских «преступлений», признанных таковыми национальным парламентом в своей позорной резолюции по Сребренице. Сербов заставят заплатить за Балканские и Первую мировую войны, войны в Боснии 90-х годов. И делаться это будет с помощью предательского сербского режима. Нынешнего или другого, еще хуже, но вновь навязанного извне.

Несмотря на возраст, несмотря на состояние здоровья, генерал Младич может публично опровергнуть ложное обвинение. Это надо во что бы то ни стало предотвратить. Поэтому приговор уже написан. Поэтому лицемерно и нелепо говорить о справедливом и честном судебном разбирательстве.

Садомазо пьеса

Официальная версия ареста Ратко Младича с точки зрения здравого смысла не выдерживает никакой критики. Мы не знаем, кто нашел генерала и кто его арестовал. Показания разнятся. Президент Тадич в своем официальном выступлении заявил, что были задействованы силы сербской госбезопасности БИА. Шеф МВД Дачич приписывает заслугу поимки неуловимого Младича полиции, а один отставной генерал публично утверждал, что бывшего начштаба Войска Республики Сербской обнаружили оперативники полицейского участка города Зренянин. Согласно этой версии, они случайно застали генерала в доме его родственников в Лазареве (за последние три года дом почему-то никто не удосужился обыскать). Эта история столь же правдоподобна, как рассказ о двух бенгальских тиграх, встретившихся на границе между Боснией и Черногорией. В любом случае надо было скрыть участие в деле иностранных спецслужб, поскольку многие из государственных чиновников и сотрудников средств массовой информации работали на них либо находились в активной связи с ними. Непонятно, зачем они позволили так унизить себя этими нелепыми выдумками о поимке генерала?

В этой садомазо пьесе режим Тадича чувствует себя довольным и счастливым. Недавно в своих официальных заявлениях его представители поведали, что в один прекрасный день генерал Младич то ли сел в автобус, то ли остановил грузовик (или это был автомобиль) и поехал с сумкой лекарств и двумя пистолетами к родственникам в Лазарево. Не правда ли, самое надежное убежище, когда тебя ищут все спецслужбы мира, в кладовке у матери, брата или дяди? Кому придет в голову искать беглеца у ближайших родственников?!

В Лазарево генерала-невидим ку в течение многих лет никто в упор не видит, словно это не маленькая деревня, а многомиллионный мегаполис. Но вот однажды утром на рассвете, еще до первых петухов, появляются многомудрые полицейские из Зренянина, врываются в комнату, в которой их ждет больной и постаревший, переживший три инсульта генерал Младич, что интересно, чисто выбритый, с сумкой с лекарствами и двумя пистолетами наготове. В пистолетах, мог бы поспорить, но не с кем, ни одной пули.

После ареста пошел слух, что у генерала Ратко Младича были поддельные документы на имя Милорада Комадича. Тут кстати нашелся и свидетель, у которого 68-летний Младич с парализованной рукой работал на стройке. Все эти жалкие сценарные конструкции ярко свидетельствуют о том, что на самом деле иностранная разведка думает о тех, кто вынужден озвучивать эти бредни. Этот режим презирают и унижают. Поделом. Но проблема не в этом, проблема в том, что они оскорбляют наш разум и здравый смысл. К сожалению, предстоят и другие унижения. Более изящной была бы фабула, согласно которой Младича в Белграде должна была поймать сама Кэти (как ласково шепчет ей на ушко Тадич и сербская верхушка) Эштон во время прогулки по Белграду, точнее, во время шопинга в одном из бутиков в центре столицы. В примерочной британская героиня должна была встретить и узнать Младича, немного смущаясь по причине дезабилье, схватить его и вместе с Лайчком (он тоже занимался шопингом) отправить в Гаагу. Почему генерала арестовали именно в Лазарево? С таким же успехом и даже с большей помпой это можно было сделать в центре Белграда! Зачем отказались от этого сценария? Было бы гораздо убедительнее. Я не верю, что у тех, кто держал Младича в течение многих лет, назовем их условно англичанами, не хватило в баках бензина до Белграда — дотянули только до Лазарево.

Те, кто остановил выбор на этой деревне как месте выдачи Ратко Младича, сделали это ради пущей убедительности — там ведь, повторюсь, жили его родственники. Но в дело вмешался кто-то свыше, кто четко связывает Лазаря, Лазарево и Ратко. Отныне у Лазарево есть все основания гордиться и чувствовать себя избранным местом. Выбор оказался не случайным, как и все предыдущие рифмы Слободана с Видовданом, Богородицей, официальным признанием независимого Косова и Св. Василием Острожским…

Лазарю — лазарево

Не считаю необходимым выяснять, какие приемы использовались, чтобы дискредитировать генерала Младича, начиная с неконтролируемого мочеиспускания вплоть до просьбы принести ему гроб с останками мертвой дочери. И кто знает, что еще придумают, чтобы унизить сербского солдата. Если бы к ним попал сам князь Лазарь, они бы и его объявили пьяницей, потому что он перед косовской битвой пил «черное вино». Все дело в том, что необходимо было провести операцию под кодовым названием «От очарованности до презрения».

Но презрения, безусловно, заслуживают те, кто участвовал в этой многодневной спецоперации под неусыпным оком иностранных спецслужб.

Авторов этого спектакля больше всего раздражает то, что генерал Младич не сдался, как это сделал после сталинградской битвы фельдмаршал фон Паулюс, красиво одетый, в перчатках и с тростью, преисполненный достоинства, изысканный.

Какую из битв проиграл генерал Ратко Младич? Разве его армия подписала капитуляцию? Этой армией, уважаемые господа и военные аналитики, генерал Младич командовал до 1996 года, а в 1995 году было принято Дейтонское мирное соглашение, на основании которого создана Республика Сербская, живая и здоровая по сию пору.

Почему же должен был сдаваться боевой генерал? Вследствие какого поражения? Или, может быть, Гаага является каким-нибудь верховным командованием? Наши генералы пытаются оправдать себя тем, что они разочарованы в Младиче как человеке, солдате и офицере. Однако девяносто процентов этих генералов не посмели появиться на похоронах своего верховного главнокомандующего Слободана Милошевича. В форме или без формы. Наши генералы считают, что Сербия оккупирована? Если это так, скажите об этом прямо, заявите публично, товарищи генералы!

И где находится штаб-квартира оккупационных властей? По какому адресу в Сербии обращаться? В посольство США или Великобритании? Или в офис Гаагского трибунала? В Генштаб армии Сербии к генералу Милетичу или к представителям Национальной гвардии штата Огайо? А, может быть, к высокому представителю НАТО в Белграде?

За что сербские военные так обижены на генерала Ратко Младича? Ведь им не мешал тот факт, что много лет верховным главнокомандующим был маршал Тито, бывший австро-венгерский сержант, сражавшийся с сербской армией во время Первой мировой в битвах на Цере и Колубаре. Чем австро-венгерский сержант лучше Ратко Младича, сербского генерала? Понимают ли все эти болтуны в форме разницу между условиями об окончании войны и безоговорочной капитуляцией? Большинство экспертов признает, что Сербия потерпела поражение в войне с НАТО, и именно это определило характер деятельности Международного трибунала. По словам американского политолога Джона Холбрука, этот институт создавался для того, чтобы «отомстить, а не восстановить справедливость». Австрийский профессор Ганс Кехлер убежден, что «он на сто процентов политизирован», а британский журналист Кирстен Селларс вообще называет его «юридическим отделом НАТО». Закрытые судебные заседания, секретные списки обвиняемых и торг со свидетелями — таковы, по мнению критиков, наиболее характерные черты гаагского судопроизводства.

Юридический отдел НАТО

За время существования Международного трибунала по бывшей Югославии было возбуждено 147 уголовных дел. Из них 93 дела против сербов, втрое меньше — 31 дело — против хорватов, 14 — против боснийских мусульман и всего 6 дел против косовских албанцев. Гаагский трибунал дал спокойно умереть в кругу семьи руководителям Хорватии и Боснии Франьо Туджману и Алие Изетбеговичу, были оправданы нынешний косовский премьер Хашим Тачи, его предшественник Рамуш Харадинай и один из самых кровавых командиров боснийских мусульман Насер Орич.

Милорад Вучелич - родился в 1947 году в городе Црвенка в Сербии, юрист, сербский политик и го су дарственный деятель, в 90-е был генеральным директором государственного телевидения Сербии, был редактором журналов «Студент», «Литературная газета», «Литературное слово».Сегодня является главным редактором популярного сербского еженедельного журнала «Печать».

Перевод Горана Шимпраги

фото: RKSM.RU