Это, безусловно, не развернутая работа и тем более не итоговый текст. Это тезисы доклада, прочитанного Михаилом Юрьевым в рамках экономического кружка. В этом, на наш взгляд, их преимущество. Автор четко формулирует мотивы и принципы экономической политики, оставляя пространство для обсуждения и разработки технических деталей.

I. Что нужно государственной власти от экономики

1. Источник ресурсов для проведения политики.

2. Источник значительной части НТП, и как заказчик, и как производитель технических инноваций. Таким образом, экономика определенного типа может давать государству больше ресурсов, но меньше новшеств, что рано или поздно приводит к поражению. Пример: в XVIII веке аграрные монархии давали больше ресурсов, но меньше новшеств, чем торговые республики, — итог известен. То же про Китай нового времени в сравнении с Европой.

3. Источник факторов, определяющих взаимоотношения с другими странами и с окружающим миром в целом. Пример: экономика нефти — глобализация.

4. Источник паттернов общественных отношений, с учетом того что в экономике занято большинство населения, — определяющий. Пример: в рыночной экономике все субъекты связаны правовыми отношениями и являются формально равными, в советской — наоборот, иерархизированы в подобие гражданской табели о рангах. Другой пример: привычка к конкуренции — привычка к монополии.

5. Источник соотношения человеческих типажей. Это происходит и по факту (примеры: соотношение образованных и малообразованных как функция спроса на них, соотношение всевозможных юристов-маркетологов и работников производящей сферы), и через создание общественных идеалов/кумиров. Пример: «силовой бизнесмен» 90-х — «чекистский» или вообще околовластный бизнесмен 2000-х — «западный», то есть рыночный бизнесмен. На самом Западе современная эпоха характеризуется противостоянием в общественном сознании типов Сороса/Баффета и Гейтса/ Джобса. Официальная апология запрета азартных игр в США (этот пример и для п. 3).

6. Источник уровня материального благосостояния населения, как следствие этого — уровня довольства/недовольства режимом, а также элемента национальной самоидентификации в мире.

II. Экономика: базис или надстройка

Невзирая на вышесказанное, особенно на пп.3—5, утверждение о том, что экономика является базисом по отношению к власти, верно не в большей степени, чем что власть есть базис по отношению к экономике, поскольку она вполне может изменить тип экономики на существенно иной. Представление о том, что базисом является все же экономика, а надстройкой — власть, верно исключительно в ситуации нетелеологической власти. В обратном случае власть, безусловно, является базисом. Но при этом ее самосохранение и развитие возможно лишь при условии достаточно адекватной оценки ситуации и рефлексии, необходимых не только для постоянной коррекции курса, но и для исходного осознания ограничений. Работа такой власти, условно назовем ее современной, аналогична работе генного инженера: он способен достаточно глубоко менять свойства живых организмов, создавая новые, но его возможности изначально ограничены как их жизнеспособностью, так и безопасностью для себя. Поэтому он должен, осуществляя свои цели, подстраиваться под природу организмов, с которыми он работает. Это не ценностное требование — он же не уважать должен свои микроорганизмы, — а технологическое. У власти, помимо того, могут быть и ценностные ограничения, но технологические будут в любом случае.

III. Набросок технического задания

Специфика современного мира такова, что, как только Россия (как и любой другой крупный субъект) осуществит поворот к имперской или хотя бы просто национально ориентированной политике, отношение Запада к ней станет резко враждебным. Различными хитростями можно лишь ненадолго оттянуть этот процесс, такой же эффект даст глобальный кризис. С другой стороны, пока у Запада нет технической возможности игнорировать ядерный потенциал России, особенно если она станет самостоятельной и жесткой. Но и этот запас времени не бесконечен — рано или поздно на любой щит найдется меч, а на любой меч — щит, и в этой гонке всегда выиграет технологический лидер (на сегодня — Запад). Таким образом, вскорости после создания Новой России начнется этап холодного противостояния ее с Западом (как минимум). В этом противостоянии у нее будут худшими как стартовые условия (сильное промышленное и научное отставание), так и текущие (меньший размер экономики и рынка), а время «матча» ограниченно. Из этого следует ряд требований.

1. Экономика должна быть достаточно закрытой, то есть трансграничные операции и на товарных, и на капитальных рынках должны составлять относительно небольшую долю от общего количества таковых операций. Главным критерием здесь должен быть анализ рисков в случае эскалации враждебности. Вторым критерием должна быть польза/ вред для развития отечественной экономики.

2. Темпы роста ВВП в целом, а также НТП должны быть существенно выше, чем на Западе. При этом бюджетные изъятия на проведение государственной политики не должны быть высокими, чтобы не тормозить экономику, а также из соображений п. I.6. Такое возможно лишь в том случае, если эффективность экономики и в общем, и в бюджетном плане будет радикально выше чем на Западе.

3. Из этого следует, что экономика должна быть другого типа, чем на Западе (иначе невозможно обеспечить существенно более высокие темпы). Но она не должна быть и советского типа, поскольку опыт говорит о том, что та не способна обеспечить даже равную эффективность и темп НТП, и может хоть как-то обеспечивать паритет лишь за счет значительно более высокого бюджетного изъятия, что входит в противоречие с п. I.6. Да и в ценностном плане советская экономика не отвечает потребностям Новой России, поскольку обязательно предполагает сильное ущемление свободы (строгий запрет на частное предпринимательство, неизбежные ограничения мобильности), сверхжесткую структурированность общества (поскольку саморегуляция не действует) и тоталитарное давление (поскольку довольство режимом низкое из-за многочисленных ограничений и невысокого уровня жизни).

4. Все мыслимые сегодня типы экономики суть две — условно говоря, рыночная (к ней относятся и антично-рабовладельческая, и европейская феодальная), и, условно говоря, советская (к ней относятся и первобытно-общинная, как и вообще любая общинная, и азиатская феодальная). Глубинная разница между ними в количестве центров принятия хозяйственных решений — первая поли-, а вторая моноцентричная. Таким образом, экономика Новой России методом исключения должна быть разновидностью рыночной экономики. Но разновидностью, сильно отличающейся, в частности в сторону значительно большей эффективности, от современной западной экономики. Для того чтобы спроектировать такую экономику, необходимо выявить слабые места западной и определить способы их снятия.

5. Мы видим несколько групп таких причин, тесно связанных друг с другом: а) финансовые — деньги ненастоящие (эмиссия ничем не ограничена), задолженность всех типов заемщиков чрезмерна; б) инвестиционные — крупные стратегические инвесторы предпочитают инвестировать в поглощение конкурентов или смежников (а не в гринфилды), портфельные инвесторы предпочитают инвестировать в долги, а не в капитал (совокупные инвестиции фондов в бонды в разы превышают таковые в акции), даже желающие инвестировать в капитал средние инвесторы предпочитают делать это через фондовый рынок (а не путем нового строительства); в) структурные — все крупные и значительная часть средних компаний являются акционерными обществами с распыленным капиталом, не имеют реального хозяина или группы хозяев и управляются наемниками; г) размерные — процесс укрупнения компаний, и без того шедший по закону концентрации капитала (эффект положительной обратной связи), принял с развитием слияний и поглощений неприемлемый характер, конкуренция в большинстве отраслей резко ослабла; д) маркетинговые — уровень технологий манипуляций массовым сознанием настолько вырос, что вложения в рекламную кампанию продукта низкого уровня значительно превышают по эффекту вложения в его совершенствование, а тем более в создание такого продукта следующего поколения; е) законодательные — даже в США, не говоря уж о Европе, собственник и инвестор весьма ограничены в своих решениях. Плюс к тому фондовый рынок, поглощающий основную массу инвестиций, которые в значительной части не доходят до реального сектора и представляют собой самоподдерживающийся вихрь. Все эти причины могут быть редуцированы до двух, несомненно, связанных друг с другом, — продолжающаяся виртуализация финансов, инвестиций и вообще экономики, с од ной стороны, и существенное ограничение прав собственника — с другой. В сумме это приводит к тому, что, хотя уровень инвестиций (норма накопления) вроде бы высок, «полезных инвестиций» немного. Это, на наш взгляд, и есть ахиллесова пята современной западной экономики. Вторая «пята» — кризис спроса (см. Хазин), как раз и вызывающий необходимость постоянных заимствований и эмиссий, — связана с п. 5(д): при более быстром НТП и, таким образом, постоянном появлении качественно новых продуктов спрос будет. Потому что нехватка конечного спроса на современном Западе связана не столько с невозможностью приобретения, сколько с не очень сильным желанием.

6. Отдельным вопросом является сильное замедление НТП в современном мире, о чем я уже писал в «Однако». По-видимому, непосредственная причина тому — опять-таки изложенное в п. 5(д). Также злую шутку сыграло сильное развитие венчурного бизнеса и как следствие быстрый цикл внедрения новшеств: коли все привыкли к возможности получения результата за 1—3 года, притом с высокой вероятностью, то никто не хочет инвестировать в негарантированный и небыстрый поисковый проект, которые только и дают качественно новые продукты.

Потому результат деятельности венчурного бизнеса, как и R&D департаментов крупных корпораций, в основном сводится к замене айпад 2 на айпад 3 (ну пусть даже к появлению айпада 1 при наличии ноутбуков и нетбуков). Этой ситуации могло бы помочь государство, и оно вроде бы это и делает, достаточно серьезно по критерию общего объема трат, но, судя по конечному результату, эффективность этого невелика. Лимитирующим фактором, по-видимому, является неадекватная организация науки. Выявление в этом узких мест и нахождение рецептов их преодоления должно стать одним из приоритетов для Новой России, поскольку геополитически более быстрый НТП является хорошим балансом меньшей по размеру экономики — стать аналогом торговой республики в противовес аграрной монархии (п. I.2) весьма заманчиво.

7. Даже при осуществлении всех предполагаемых мер, в кратко- и среднесрочной перспективе денег будет не хватать. Поэтому необходимы элементы бюджетной эффективности, позволяющие иметь больше денег в бюджете при том же размере экономики, но не оказывающие на нее замедляющего влияния (или оказывающие его в приемлемом размере). Таковыми должны стать поступления прибыли (или рентных платежей) от госсектора, вплоть до объявления определенных отраслей госмонополией. Однако следует помнить о том, что это возможно лишь в тех отраслях, где бизнес относительно простой, — владение и сдача в аренду земли, недвижимости, добыча полезных ископаемых, генерирующая энергетика и т. п. При этом сам бизнес должны вести только частные управляющие компании на конкурентной основе, но никак не госорганы и не государственные предприятия. Возможна госмонополия и в тех сферах, которые сегодня вообще запрещены, — игорный бизнес, оборот легких наркотиков, проституция и прочее. Первым критерием здесь должны быть все же ценностные установки. Необходима также полная или фактическая госмонополия в сфере финансов, в первую очередь в банковском секторе, но возможность получения из него бюджетных доходов как цель зависит от избранной модели кредита (см. ниже).

IV. Общие черты экономики новой России

Таким образом, можно в общих чертах обосновать тот комплекс элементов экономики, который необходимо сформировать Новой России:

— значительная автономность экономики (см. п. III.1);

— наличие «настоящих» денег, отсутствие необеспеченной эмиссии и как следствие безудержного роста задолженности (или инфляции) достигается введением золотого стандарта;

— перевод объекта налогообложения с прибыли и добавленной стоимости на оборот и имущество (капитал) приводят к невозможности (затруднительности) сохранения капитала без высокомаржинальных рискованных вложений, иными словами, к увеличению инвестиционной активности, а также обострению конкуренции (к прянику добавляется кнут). Обложение акций и других ценных бумаг налогом на имущество, а сделок с ними — налогом на оборот приведет к многократному сжатию фондового рынка (в реальности — к возвращению его к изначальным функциям) и переходу основной части инвестиций в капитал в сферу непосредственного, то есть не через ФР, инвестирования в бизнес;

— возвращение реального собственника как основной фигуры среднего и крупного бизнеса достигается требованием наличия контрольного пакета в любой публичной компании все время ее существования;

— необходимо разработать меры, которые косвенно снизят привлекательность покупки готового бизнеса в противовес созданию нового — снижение как следствие этого общего уровня ликвидности есть благо, поскольку переводит интересы субъектов из кратко- в долгосрочные;

— усиление конкуренции, помимо некоторых из уже перечисленных мер, достигается существенно более агрессивной антимонопольной политикой, где упор переносится на прямое действие (создание или поощрение создания новых субъектов-конкурентов с помощью государственных средств);

— описанное налогообложение, вкупе с описанной антимонопольной политикой, положит естественный предел росту компаний и фактической монополизации;

— крайне жесткое ограничение рекламы во всех ее проявлениях будут способствовать переносу акцентов в деятельности субъектов на совершенствование продуктов, что, несомненно, в какой-то степени системно ускорит НТП;

— необходимо вернуть реальный смысл частной собственности. Для этого практически все виды разрешений (пример: разрешения на строительство) и контроля (пример: контроль за пищевым производством) должны быть отменены, а соображения безопасности и иные должны обеспечиваться реальной ответственностью конечного бенефициара, то есть в конечном счете самоконтролем. Любые регламентации частного бизнеса (пример: часы работы магазина) должны быть запрещены;

— кроме частной экономики, в том числе управляемых частными компаниями госмонополий, должна быть госэкономика, в основном представленная крупными инвестиционными проектами, по тем или иным причинам не осуществляемыми частным бизнесом, но выгодными. Помимо прочего, это будет задавать определенную атмосферу созидания;

— кровно необходимо разработать значительно более эффективную, нежели существующие в мире, систему организации науки, но это лежит за рамками настоящего доклада.

 Другие материалы главной темы