Реорганизация Народного фронта, если мы не хотим ограничиться очередной имитацией политической деятельности, требует и от власти, и от общества принципиально нового подхода к взаимодействию между собой.

Один из главных идеологов кремлёвской политтехнологии времён Суркова Глеб Павловский в пространном интервью «Московским новостям» открыто предупреждает офис президента: пытаетесь, мол, обратиться непосредственно к населению? Не выйдет, не сумеете. Ведь вы всегда работали через интеллектуальную (и разумеется, финансовую) «элиту», через «узкий круг ограниченных людей», через «группу успеха». Только они знали, как другим морочить голову. Ради этого двигали Медведева. А вы что, и правда с народом собираетесь политически работать? Да он вас... И институтов для этого нет (что правда. — Авт.) в отличие от советской власти (!)... Вот такое демократическое откровение на прощание.

Скажем спасибо за помощь в постановке целей — ведь задача очень трудная, и решить её можно, только полностью отдавая себе отчёт в действительной необходимости смены политической модели. Но пути назад нет: управляемая демократия в российском варианте, сформированная за 20 лет после расстрела парламента, входит в глубокий кризис. И власть должна его разрешить. Поучаствовать в этом сможет каждый.

Первая поросль «гражданского общества»

Какие только надежды не возлагались за минувшее двадцатилетие на «гражданское общество»! Вот, мол, вырастут ответственные самодеятельные граждане и возьмут в свои руки как контроль над чиновниками, так и судьбоносные электоральные решения… Не очень, правда, было понятно, когда они вырастут и что всё это время, пока они растут, должна и будет делать группа реальной власти. Видимо, сама контролировать и сама всё решать, в том числе электорально. Либералы из группы национального успеха, разумеется, обладали достаточно здравым смыслом, чтобы это понимать. Как и то, что демократическая метафизика «народа — носителя суверенитета и источника власти» при социально-политической реализации превращается в виртуальную действительность, в декорации. Да и с ними у нас не очень — как показывает вся история работы с так называемым Гражданским форумом. Собрать вместе любителей собак и диссидентов советского ещё разлива, разбавив «представителями бизнеса», — не значит создать какой-либо вектор политической воли или хотя бы какое-то социальное знание.

Социальная природа, однако, не терпит пустоты. Вакуум институционального резерва с успехом заполняется агентами внешнего влияния с иностранным бюджетом ориентировочно 3 млрд долларов в год. Ну, естественно, сами-то граждан вырастить не можем.

Двадцать лет — разумный срок даже при «естественническом» подходе к делу, чтобы критически оценить «всходы».

За этот период выросло поколение, точно не знающее реальности СССР и КПСС. Кто же лучшие представители этой поросли? «Город без наркотиков», который насильно лечит от наркозависимости. Охотники за драгдилерами, обливающие последних трудно смываемой краской. «Хрюши против», ищущие приключений в «магазинах просроченных продуктов». «Стоп-хамы», позорящие ВИПов, презирающих правила парковки. Провокаторы педофилов. Спасители детей от цыган и прочих уличных попрошаек. Все эти «ростки» работают на грани, а часто и за гранью закона. Но — есть такая поросль!

Почему «ростки» никому не нужны и чем это чревато

Однако нашему государству сказать им пока нечего, кроме общих обещаний помощи. Всё, что им советуют «политические кураторы», — обращаться в полицию и те же госорганы. Что равносильно полному непризнанию самой символической сути и значения их деятельности.

Экстраполяция самодеятельности такой «поросли» в политическое пространство ведёт на Болотную — то есть свалку, где эта здоровая и содержательная активность превратится уже в политический мусор, утилизированный «посторонними». Да немного их — чтобы вырасти в политическую силу. А «партия власти» способна со своей стороны диалога только сообщить, что её депутат побывала на тренинге наркозависимых. В Сочи. Или представить «Наших» и «Молодую гвардию», которые хороши только для демонстраций, да и то не очень.

Тем не менее «ростки» ясно показывают, что в стране полно способной и мотивированной молодёжи (и не только молодёжи), которой можно поручить ответственную политическую и управленческую работу.

Мы приглашаем их! Только вот куда? В какую деятельность? Этот вопрос требует ясного теоретического и практического ответов. Помимо того, следует учесть, что «интеллектуальнофинансовая элита» общественнополитической коммуникации (и власти вообще) всю эту новую генерацию будет что есть силы «держать и не пущать», ибо более всего на свете боится как чёрт ладана той самой конкуренции, о которой страсть как любит заливать в своём «либеральном дискурсе».

Здесь нет места обсуждать новую политику, в которой ядерной структурой, ради которой реформируется власть, должна быть действительная новая хозяйственно-экономическая политика (мы этим постоянно занимаемся в рамках «Однако»). Констатируем только, что такая новая политэкономия — отличная от искусственного, несправедливого и внерыночного создания «класса собственников» посредством приватизации — «должна иметь место быть». В противном случае все затеи с ОНФ и прочими трансмутациями власти так и останутся алхимией и химией не станут. Альтернатива — это игры в «гражданское общество» для фактически незанятого населения, для которого нет места в деятельности, виртуальная действительность для лишних людей.

Надо только помнить, что именно формат арабской, турецкой и прочей «весны», слабым подражанием которому является «болотка», — самый эффективный и увлекательный вариант такой «игры» и имитации общественной активности для бездельников.

Процедура новой общественной инициативы

Социальная машина гражданской активности должна быть основана на социальных лифтах, ведущих не только и не столько на выборные должности. Участие в гражданских инициативах, объединённых Фронтом, должно открывать возможности взаимодействия с государственным в специальном, а не регулярном режиме, в том числе в режиме контроля. Одной из возможностей должна быть возможность заместить имеющиеся, вновь созданные или реорганизованные места в самом госаппарате. За пределами собственно госаппарата и средств воздействия на него обширным полем карьерных возможностей для входящего в систему активного гражданского элемента должны стать перспективы освоения управленческих должностей в проектах новой экономики.

Кадровый характер процедур новой общественной инициативы не стоит путать с декоративными «кадровыми резервами», «школами молодого кого-то», отборами, отсевами и прочей декоративной статусной косметикой, позволяющей эффективно осваивать бюджеты на манер сколковских лекций по президентским ценам. Реальные кадровые программы работают не за счёт конкурсов и отборов. Конкурсы и отборы — это в лучшем случае неизбежные фильтры, которые часто контрпродуктивны, они не пропускают именно лучших и нужных.

Реальные кадровые программы работают за счёт интенсивного включения людей в деятельность, построения для них вариативных сценариев освоения деятельности и превращения новых кадров в инструмент реорганизации деятельности. У нас есть исторический опыт таких программ.

Новая общественная инициатива должна создать другие системные каналы коммуникации, нежели СМИ. Сейчас СМИ перегружены этой функцией, она осуществляется в имитационном режиме, в том числе и потому, что СМИ — канал односторонний или как минимум асимметричный. Каналы общественной коммуникации должны не эксплуатировать бесконечный «разговор с президентом», а строиться вокруг формирования субъектов на другом конце провода, на процессе формирования и формулирования общественных интересов, которые отнюдь не видны за неизбежным предвыборным популизмом и общедемократической религиозной догматикой управляемой всеобщей демократии.

В любом случае общественная инициатива будет политически эффективна только в том случае, если сможет стать инструментом давления на партию власти, госаппарат и менеджмент вообще. Тогда, возможно, удастся ограничиться именно «мягким» давлением, а не жёсткими воздействиями репрессивного типа, неизбежными в ситуации нарастающего мирового кризиса, от которого мы никуда не денемся, и нашей собственной кризисной и внутренне специфической ситуации власти.