Шутить надо в Одессе. Ходить в музеи в Питере. Загорать в Сочи. Влюбляться в Самаре. Слушать соловьев в Курске. Поговорить о коррупции решили на Кавказе. Ну как бы это помягче сказать — логично. Едешь мимо гор и холмов, а словоохотливый водитель объясняет: вот вилла такого-то, а вот ресторан этого. На прошлой неделе гуляли на свадьбе. Ух, погуляли — человек на четыреста. Но это что! Сосед дочку выдавал. Шестьсот человек было!

И должности вроде бы не самые большие. Майор милиции, судья, районный прокурор… Но не народный артист же. Не владелец завода. А выстроились шикарно. Гуляют богато.

Со всего Кавказа съехались в Пятигорск в прошлый четверг борцы с коррупцией. На заседание Общественного совета Северно-Кавказского федерального округа люди ехали по разным дорогам из Чечни и Дагестана, Осетии и Ингушетии, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии. Мимо вилл, мимо ресторанов. Мимо пышно выставляемого богатства рядовых работников правоохранительных органов.

В общем, сели мы на несколько часов в Пятигорске за большой стол человек на пятьдесят. Поговорили дельно.

Оказалось, что коррупция у нас лезет из всех щелей. В законах — дыры. Если, конечно, принимали закон в спешке и не подумав. Или лазейки. Если специально закладывали в закон золотоносные фонтанчики предстоящего незаконного обогащения. Правильный и демографически важный закон о поддержке семей при рождении второго ребенка. Но случаи мошенничества при получении и использовании материнского капитала, вымогательства при этом взяток на Кавказе обыденная практика. Дал — взял. Хороший закон. Для некоторых просто ух какой хороший!

«Восемьдесят процентов коррупционных дел на Кавказе, — сказал Александр Хлопонин, вицепремьер и полпред в СКФО, — связаны с земельным вопросом». А предприниматель из КабардиноБалкарии Ибрагим Яганов добавил свежий пример.

Большое и богатое село в Кабарде из 17 тысяч человек жителей выставлено на аукцион. Со всеми своими зернохранилищами, сельхозтехникой, аграрными предприятиями. Цена приобретения — 6 миллионов рублей. Вопиющее мошенничество. Невозможное без подношений вверх. Жители села обратились с жалобой на махинатора со знатной фамилией Дышеков. Дело поручили следователю с такой же знатной фамилией Дышеков. Родственник проверил родственника, и факты не подтвердились. Одной, нет, двумя виллами стало больше.

Говорят дагестанцы, говорят ставропольцы, говорят осетины. Говорят о чиновниках, которые делят землю. Земли так называемого отгонного животноводства уходят в субаренду, под строительство. Незаконно. Продаются, отдаются, сдаются. Незаконно. Люди, открыто выступающие против такого разбазаривания земель, становятся объектом преследования. Так говорил дагестанец Абсалитдин Мурзаев, завкафедрой Московского института предпринимательства и права. Тут есть деталь. Мурзаев — кумык и председатель совета старейшин кумыкского народа. И считает, что разбазариваются земли именно его народа. А даргинцы считают по-другому. А аварцы по-третьему. И начинается межнациональная перепалка. И внутринациональные поблажки. Этот взяточник, конечно, взяточник. Но он же наш, мы все вместе на свадьбах гуляем.

Чтобы не обижать кавказцев, сошлюсь на более северный «опыт». Бывают случай, когда курский полковник прикрывает курского же майора. Но бывает, что нет. Чаще — нет. На Кавказе чаще — да. Свой свояка, земляк земляка просто не имеет права обидеть. Клан не простит, род, народ.

Внеклановый русский чувствует себя в этой сформировавшейся коррупционноемкой системе чужим и лишним и уезжает прочь. Фермер и казачий лидер Виктор Жигалкин сказал, что мы уезжаем не потому, что боимся ваххабитов. Отобьемся. Но один коррумпированный судья страшнее сотни ваххабитов.

Пропорциональная система формирования властных органов, чтобы у каждой нации был свой представитель, принятая в Дагестане и ряде кавказских территорий, может и хороша на выборах депутатов, но, безусловно, вредна в исполнительной власти. Целые министерства и социальные группы становятся мононациональными или построенными по земляческому принципу.

Отчасти так иногда происходит и в остальной России. Ага, питерец, идем во власть! Если ты не азербайджанец, то по какому праву контролируешь торговлю овощами? Евреям — банки, армянам — автосервисы, русским — ФСБ, украинцам — ГИБДД, татаркам — победы в конкурсах красоты, песни, танца и художественная гимнастика.

Но в остальной России — эта схема гротескна и скорее для анекдотов и пересудов. На Кавказе она принята и действует на полном серьезе. Словно броня над взяточниками.

В общем, говорили искренне и много, приняли предложения президенту и уехали, кто домой, кто в аэропорт. Мимо стоящих вызовом и укором частных замков тихих чиновников и скромных правоохранителей. Стояли и будут стоять?