У азербайджанцев есть такой современный обычай. Ездить в Стамбул, Анкару или Измир — хвалить гордых хозяев. Есть такой обычай у туркмен, у киргизов, у татар. Приезжают и рассыпаются в горячих речах о тюркском братстве. «Между Белым морем и Алтаем живет более 200 миллионов наших соплеменников. Если бы они объединились, мы стали бы большим и влиятельным в мире государством», — сказал побывавший недавно в Турции (до нашего президента) Нурсултан Назарбаев.

Любой проект, основанный лишь на родственных отношениях, как показывает историческая практика, утопия. Но как сладки мечты!

И вот киргизский президент Алмазбек Атамбаев свой первый официальный визит наносит в Турцию. Выступая там, он обращается к президенту Гюлю, называя его «старшим братом», его супругу — «невесткой», а Турцию — «родиной-матерью». Сам же президент Турции Абдулла Гюль ежегодно наезжает в Ашхабад. Однажды он произнес проникновенные слова, что рад находиться «на родине — в Туркменистане», подразумевая под этим огузское происхождение турецкого народа. А может, вспомнив слова другого турецкого президента, Тургута Озала. Тот, отвечая на вопрос о численности проживающих в Турции туркменов, назвал цифру 64 миллиона — тогда это было все население Турции.

Даже у своенравного Узбекистана был период умопомрачительной любви с Турцией. Турция в 1991 году первой признала независимость страны, стала крупнейшим узбекским инвестором, а в 1993 году Ташкент отказался транслировать российские телеканалы, передав освободившиеся частоты турецкому телевидению. Но скоро, в 94-м, узбекские власти заметили, что именно тюркские братья привечают и обихаживают узбекскую оппозицию.

 Не избежал пантюркистских настроений и мудрый Минтимер Шаймиев. В ранних 90-х внушительные делегации из Казани принимали в Турции. Здесь был разработан алфавит для татар. Латиница должна была сменить кириллицу, и миллионы татар за пределами Татарстана могли оказаться вне изменившего графику родного языка. В Казани и других городах стали открываться турецкие колледжи. Но охлаждение наступило быстро.

Снизился накал и азербайджано-турецких поцелуев. Протурецкий режим когда-то быстро привел страну к разрухе, и только возвращение ровного со всеми и восстановившего отношения с Россией Гейдара Алиева спасло Азербайджан.

И вот теперь самый опытный и разумный не только на постсоветском пространстве лидер Нурсултан Назарбаев вдруг предался пантюркистской романтике. С чего бы?

А вот с чего. «Ваши предки, уходя с исторической родины, из Тюркского каганата, забрали с собой название тюркского народа, — сказал в Стамбуле Нурсултан Назарбаев. — До сих пор турки называют лучших джигитов — казак. Вот мы и есть эти казахи». Историческая родина тюрков все-таки не в Казахстане, а в нынешней России, поближе к Енисею. И восхищаются турки мужеством скорее запорожских и иных казаков, с кем повоевали немало. Хотя и казахам, конечно же, в мужестве не откажешь.

Но президент Казахстана сознательно, чуть подправляя историю и географию, объясняет туркам, где сегодня центр тюркского мира. Вот в чем главная суть его заявлений. Еще откровеннее высказался посол Казахстана в Турции. «Президента Нурсултана Назарбаева, — написал Жансеит Туймебаев, — в Турции воспринимают и как лидера тюркского мира».

 Нурсултан Назарбаев действительно очень сильная политическая фигура. Он давно перерос статус просто национального лидера. Он давно ведет себя, и имеет на это право, как лидер мирового масштаба. Поэтому Казахстан возглавляет различные международные организации, проводит крупнейшие мировые форумы и спортивные соревнования.

Поэтому Казахстан хочет стать лидером тюркского мира. Это же красивое и романтическое звание. Назарбаеву оно подходит. А в реальности…

«Две страны — один народ!» — как-то сказал азербайджанский лидер Гейдар Алиев. Как точна конструкция: понимая родство, признавая его, мы живем и предпочитаем жить в разных странах! Нурсултан Назарбаев, после Гейдара Алиева принявший эстафету дуайена президентского корпуса постсоветского пространства, в реальности от политического суверенитета своей страны не отказывался и отказываться не собирается. Этническое единство своим чередом, но страна у каждого своя.

А экономическое будущее Казахстан видит в рамках Евразийского экономического союза — с Россией и Белоруссией. Да и эти славянские страны видят свое будущее с тюркским Казахстаном. Так привычнее, удобнее, выгоднее, перспективнее. Потому что слова звучат в Стамбуле, а дела делаются с Москвой и Минском.