Начало 2012 года оказалось удачным для российской экономики — практически все ключевые показатели ее развития демонстрируют рост. Однако ни предприятия, ни эксперты пока не готовы поверить в устойчивость наметившегося тренда.

На подъеме

По предварительным оценкам, по итогам I квартала 2012 года выпуск продукции и услуг по базовым видам экономической деятельности увеличился по отношению к I кварталу предыдущего года на 6,2 против 5,6% годом ранее (таблица 1). Промышленное производство выросло на 5,5%, грузооборот транспорта — на 6,5%, а выпуск сельского хозяйства — на 2,7%. В аналогичный период прошлого года все эти показатели (за исключением промышленности) росли более медленными темпами: выпуск промышленности тогда увеличился по итогам января — марта на 5,9%, грузооборот — на 3,9%, а продукция сельского хозяйства — на 0,7%.

Повышательная динамика явно заметна и в разрезе отдельных секторов и отраслей промышленности (график 1).

Наибольший рост по итогам I квартала 2012 года продемонстрировала обрабатывающая промышленность (5,7%), которая значительно опередила производство и распределение электроэнергии, газа и воды (3,3%) и добывающую промышленность (2,8%).

Среди обрабатывающих отраслей лидерство по темпам роста захватило производство машин и оборудования, где выпуск, по предварительной оценке, вырос по итогам января — марта 2012 года на 21,6%. Незначительно от лидера отстало и производство транспортных средств, показатель прироста в котором достиг 21,4%. Далее со значительным отрывом, но все равно впечатляющими абсолютными темпами прироста выпуска идет производство прочих неметаллических изделий, а также целлюлозно-бумажное производство: в этих отраслях выпуск увеличился за I квартал 2012 года, по предварительной оценке, соответственно на 11,6 и 10,0%. Средние показатели роста удалось превысить и пищевой промышленности с показателем в 6,5%, а также металлургии (6,4%).

В остальных отраслях наблюдалась более спокойная динамика. Так, в производстве резины и резиновых изделий выпуск увеличился на 3,8%, в производстве кокса и нефтепродуктов — на 3,5%, в обработке древесины — на 1,5%.

Количество отраслей с отрицательными темпами роста оказалось минимальным. По предварительной оценке, по итогам января — марта 2012 года в химическом производстве выпуск сократился на 1,3%, в текстильной промышленности — на 4,6%, а в производстве кожи и изделий из кожи — на 10,2%.

Замедление инфляции

При этом ускоренное развитие реального сектора происходит на фоне беспрецедентного замедления динамики инфляционных процессов в российской экономике. По данным Росстата, прирост индекса потребительских цен по итогам I квартала 2012 года составил 1,5% (таблица 2) против 3,8% за аналогичный период прошлого года.

Конечно, основную роль здесь сыграли административные меры: перенос индексации регулируемых тарифов естественных монополий и искусственное сдерживание роста цен на топливо. Повышение тарифов на электроэнергию, газ и воду отложено до июля 2012 года. В связи с этим платные услуги населения увеличились всего на 0,2%. Чуть выше — прирост цен на непродовольственные товары (на 0,4%). А основную часть потребительской инфляции составили, как обычно, цены на продовольственные товары (на 0,9%).

Похоже, что отложен до июля и рост цен в реальном секторе экономики, который пока характеризуется весьма умеренными темпами. Индекс цен производителей промышленной продукции за I квартал 2012 года составил, по оценке, 2,8%, тогда как в январе — марте 2011 года — 6,9%. Причем львиную долю в этот прирост внес сектор добычи полезных ископаемых — 2,3%, тогда как вклад в промышленную инфляцию остальных секторов не превысил суммарно 0,5%.

И неслучайно поэтому, как свидетельствуют регулярные опросы руководителей промышленных предприятий, проводимые Институтом экономической политики (ИЭП), в отечественной промышленности сейчас наблюдается минимальная динамика увеличения себестоимости продукции. Если в начале 2011 года, по данным ИЭП, превышение доли предприятий, отметивших увеличение себестоимости, над долей тех, кто отметил ее уменьшение, составляло 45 процентных пунктов, то в этом году лишь 21 пункт.

Настроение улучшается, но опасения остаются

Наметившееся улучшение экономической ситуации привело к сдвигам в лучшую сторону в оценке предприятиями отечественного реального сектора своего положения.

В марте, по опросам ИЭП, динамика спроса на промышленную продукцию продемонстрировала позитивные изменения. Исходный баланс вырос на 10 пунктов и впервые за последние шесть месяцев стал положительным. За февраль — март разность оценок удовлетворенности спросом улучшилась на 21 пункт и развернула индекс промышленного оптимизма в положительную сторону. Стабилизировались и оценки запасов готовой продукции. В марте они сохранились на уровне максимума последних 24 месяцев.

Результаты мартовских опросов Центра конъюнктурных исследований Высшей школы экономики (ЦКИ ВШЭ) также выявили определенные положительные изменения состояния делового климата в промышленности. Величина рассчитываемого ЦКИ индекса предпринимательской уверенности вышла из отрицательной зоны, а по крупнейшим базовым предприятиям (около 600) впервые за последние пять месяцев возросла на 1 процентный пункт.

Удельный вес промышленных предприятий, имеющих «нормальный» уровень портфеля заказов, составил 70%. По мнению руководителей промышленных предприятий, продолжился рост объемов производства. Оценка изменения выпуска продукции в марте увеличилась на 1 процентный пункт и составила +6% (в марте 2011 года — +4%).

Улучшение спросовой и производственной ситуации положительно сказалось на финансово-экономическом положении промышленных предприятий. Замедлилось снижение таких индикаторов, как сокращение прибыли и обеспеченность собственными финансовыми средствами. Неслучайно поэтому оценки экономической ситуации руководителями предприятий достаточно оптимистичны. Большинство опрошенных (79%) оценивают ее как удовлетворительную и 7% как хорошую. Рассматривая перспективы развития на ближайшие месяцы, 70% предпринимателей считают, что экономическая ситуация не ухудшится, а 28% прогнозируют ее улучшение.

На этом фоне отрицательным моментом стало ухудшение ситуации на рынке труда. Баланс оценок изменения численности персонала составил -2%. При этом большинство руководителей (86%) отметили, что численность их работников соответствовала фактическому объему производства. Кроме того, стабильными остаются и планы привлечения финансирования на цели расширения производства, несмотря на то что средняя минимальная предлагаемая банками ставка опустилась до 12,1%. В целом в I квартале 2012 года банки остановили ужесточение условий кредитований. Суммарная доступность кредитов осталась на прежнем уровне — 70%. Прогнозные показатели привлечения заемных средств промышленными предприятиями остались на уровне годичной давности.

При этом прогнозы динамики цен также внушают определенные опасения. По оценкам ИЭП, к началу апреля баланс прогнозов увеличения инфляции в промышленности вырос до +27 пунктов против +3 пунктов месяцем ранее. Наиболее агрессивные планы ускорения роста отпускных цен в машиностроении (+37 пунктов) и строительной индустрии (+31 пункт).

Неслучайно поэтому уже в апреле можно ожидать некоторого ускорения темпов инфляции в промышленности. По прогнозам, увеличение индекса цен производителей промышленной продукции по итогам первых четырех месяцев года может достичь 3,8 против 2,8% месяцем ранее. Причем в добыче полезных ископаемых инфляция превысит 13,9% (против 10,2% по итогам января — марта).

В поисках причин сомнений

Тем не менее скепсис предприятий относительно перспектив сохранения наметившихся темпов роста в ближайшие месяцы сохраняется. Чем же он может быть вызван?

На первый взгляд, повода для беспокойства нет, ведь все основные факторы внутреннего спроса на продукцию отечественных предприятий находятся на подъеме.

Индекс потребительской уверенности, отражающий совокупные потребительские ожидания населения, в I квартале 2012 года по сравнению с IV кварталом 2011 года вырос на 2 процентных пункта и составил -5%. Реальные располагаемые денежные доходы, которые еще год назад стагнировали, выросли по итогам первых трех месяцев 2012 года, по оценке, на 2,1% по отношению к I кварталу предыдущего года. Оборот розничной торговли увеличился на 7,1% против 5,2% в январе — марте 2011 года.

Аналогичная ситуация и с инвестиционным спросом. Прошлогодний спад на 0,8% по итогам I квартала остался в далеком прошлом. Теперь инвестиции в основной капитал добавили сразу 15,3%.

В то же время внешний спрос оказался несколько ниже прошлогоднего. Темпы прироста объема экспорта (по отношению к аналогичному периоду предыдущего года) снизились с 22,8% за январь — март 2011 года до 15,4% (оценка) за I квартал 2012 года. И это притом что продолжается спекулятивный рост мировых цен на основной экспортный продукт России — нефть. Средняя цена за январь — февраль 2012 года на марку URALS составила, по оценке министерства финансов, 113,7 доллара США за баррель, тогда как в прошлом году за аналогичный период — 97,4 доллара США за баррель. Отметим, что темпы прироста производства в добывающей промышленности оказались самыми низкими из трех видов экономической деятельности.

Тем не менее внешнеэкономический баланс выглядит достаточно устойчивым за счет невысоких темпов роста импорта (график 2). На фоне более низких темпов укрепления реального эффективного курса рубля в январе — марте 2012 г. — 5,3% против 6,9% за тот же период прошлого года — динамика увеличения импорта значительно замедлилась. По итогам I квартала 2012 года стоимостной объем импорта по отношению к I кварталу предыдущего года вырос всего на 10,9%, тогда как годом ранее он увеличился за аналогичный период на 42,4%.

Получается, что в частном секторе спрос достаточно устойчивый и сомнений вызывать не должен. А что со спросом со стороны государства? Именно здесь, наверное, и скрываются причины сомнений относительно устойчивости достигнутых в последние месяцы темпов развития экономики.

Политическая поддержка

Как все мы хорошо помним, март стал месяцем больших выборов. Политический цикл сопровождался не только значительными обещаниями со стороны победившего кандидата электорату, но и достаточно активным расходованием бюджетных средств в рамках исполнения текущего бюджета 2012 года. Не забудем и об административных ограничениях на увеличение регулируемых цен (достаточно вспомнить отповедь кировскому губернатору со стороны председателя правительства).

По данным Министерства финансов РФ, в январе — феврале 2012 года объем расходов федерального бюджета составил 26,2% ВВП, превысив уровень аналогичного периода прошлого года на 6,7% ВВП! В результате дефицит бюджета составил 3% ВВП, в том числе ненефтегазовый дефицит — 15,7% ВВП (увеличение на 7,3% ВВП к показателю за сопоставимый период прошлого года). Причем по некоторым статьям явно шло опережающее финансирование расходов, в ряде случаев превысившее полугодовые лимиты.

Нетрудно предположить, что столь щедрая бюджетная политика не могла не повлиять на остальную экономику, сформировать условия для некоторого ее оживления. Проблема лишь в том, что выборы остались позади, а пересматривать утвержденный бюджет вряд ли кто-то собирается. Поэтому уже в самые ближайшие месяцы следует ожидать постепенного возврата к ужесточению бюджетной политики и сжатию непроцентных расходов бюджета.

А значит, постепенно начнет охлаждаться и российская экономика, параметры которой вновь войдут в естественное русло.

Прогнозы и оценки

Сложившаяся ситуация означает, что развитие экономики от близкого к стагнационному перешло к вялотекущему росту. Можно отметить ряд предпосылок, которые способствуют восстановительному росту. Это низкая инфляция, оживление инвестиционной активности, наличие недоиспользуемых мощностей, стабильная ситуация на рынке занятости и, конечно, начало нового политического цикла. В то же время неопределенность развития мировых рынков, от которых во многом зависит наше экспортно ориентированная экономика, и слабая конкурентоспособность предприятий могут оказать отрицательное влияние на ускоренный рост. Все зависит от того, насколько удастся воспользоваться начавшимся оживлением.

фото: CORBIS/FOTOSA