В распоряжении редакции «Однако» находится два документа. Документы подписаны одним чиновником. Документы противоречат, точнее, исключают друг друга. По итогам изучения документов в соответствующих инстанциях будет принято решение, от которого зависит репутация человека, зависит, останется ли этот человек на свободе, продолжит ли он заниматься любимым и благородным делом. От этого решения зависит судьба человека. Впрочем, оставим эмоции. Обратимся к фактам.

Доктор, сделайте, чтобы было красиво

Летом 2008 года гражданка А.С. Спицина решилась на операцию «по ремоделированию подбородка, эндоскопической подтяжке шеи, двусторонней фасциально-мышечной подтяжке нижней трети лица». Известная, вполне современная операция. Здесь комментировать нечего. Каждый человек вправе выбирать, насколько ему быть красивым, насколько соответствовать возрасту, наконец, насколько хорошо выглядеть.

Операция проходила в Центральной клинической больнице №2 им. Н.А. Семашко ОАО «РЖД». Проводил операцию хирург Э.В. Мамедов. Операция длилась два часа. Хирургу Э.В. Мамедову помогали врач анестезиолог-реаниматор А.Н. Есаков и другие медики-специалисты.

В ходе операции в силу совокупности очень разных причин у пациентки «упало артериальное давление, произошло поражение нейронов гиппокампа, имело место формирование в нем отека и распространение этого отека на прилегающие отделы мозга», после чего до настоящего времени А.С. Спицина находится в бессознательном состоянии — коме. А вот это уже беда, трагедия, катастрофа.

Как и положено в подобных случаях, было возбуждено уголовное дело, начались экспертизы, проверки. В итоге этой долгой и основательной работы было установлено, что в действиях хирурга Э.В. Мамедова и его коллег, принимавших участие в операции, состав преступления отсутствует. Что же касается врача анестезиолога-реаниматора А.Н. Есакова, обвинявшегося в совершении преступления, предусмотренного ч. 2. ст. 118 УК РФ («Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих обязанностей»), то возбужденное дело было прекращено за истечением срока давности уголовного преследования.

Все решения были отражены в соответствующих документах. Эти документы, скрепленные необходимыми подписями, получили свои регистрационные номера и заняли свое место в соответствующих папках. Кажется, все точки в истории неудачной операции, сделанной гражданке А.С. Спициной, расставлены. Но так только кажется...

Лицо нехирургической национальности

Сначала прошел слух, что супруг пострадавшей, К.Н. Спицин, мягко сказать, недоволен результатом расследований и решил, используя все известные ему методы, «наказать» хирурга Э.В. Мамедова. Вторая волна слухов принесла весть, будто К.Н. Спицин сумел добиться аудиенции у серьезного человека в погонах. Так это или нет на самом деле, сказать трудно, но факт остается фактом: ныне в производстве следственного управления по ЮАО ГСУ СК России по г. Москве находится уголовное дело, возбужденное 23.09.2011 г. по признакам преступления, предусмотренного п. «г», ч. 2. ст. 238 УК РФ, по факту оказания медицинских услуг, не отвечающих требованиям безопасности, жизни и здоровья потребителей, повлекших по неосторожности причинение «тяжкого вреда здоровью».

Главный герой этого дела, разумеется, хирург Э.В. Мамедов.

Чуть раньше появилось адресованное уже известному нам К.Н. Спицину письмо, якобы рожденное в недрах ТУ Росздравнадзора (имеется в распоряжении редакции). В этом письме в сверхкатегоричной форме утверждается, что при оказании услуг пациентке А.С. Спициной были грубо нарушены лицензионные требования и условия при осуществлении медицинской деятельности, утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации в 2007 году. В письме делается акцент на том, что проводивший операцию Э.В. Мамедов не имел на тот момент необходимого послевузовского и дополнительного профессионального образования по специальности «челюстно-лицевая хирургия», более того, он вовсе не имел допуска к профессиональной деятельности на территории Российской Федерации.

Заканчивалось письмо угрожающим абзацем-окриком, в котором уже угадывался и скрежет тюремного засова, и лай конвойных собак. В нем говорилось, что «оценка ответственности должностных лиц организации, оказавшей медицинскую помощь А.С. Спициной, является прерогативой производства, ведущегося в рамках возбужденного уголовного дела».

Обратим внимание на последние четыре слова. Речь идет об уже возбужденном уголовном деле? Однако письмо датировано 11.07.2011 г. Уголовное же дело (то самое, за №700042) было возбуждено только 23.09.2011 г. — через два с лишним месяца после того, как это письмо было написано. Или автор провидец, или точно знал (был проинформирован, посвящен в чьи-то планы), что это уголовное дело будет непременно возбуждено. Под этим письмом стоит фамилия чиновника ТУ Росздравнадзора В. Ковалева. Запомним эту фамилию.

Белые нитки черного дела

Удивительно и очень важно, что упомянутое выше письмо на сегодняшний день является единственным и, похоже, очень формальным доказательством, якобы подтверждающим нарушение лицензионных требований хирургом Э.В. Мамедовым. По сути, при возбуждении уголовного дела №700042 главный признак преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 238 УК РФ («Нарушение условий лицензирования»), так и не установлен. Кстати, похоже, что под этим письмом стоит не подпись, а факсимиле подписи уже известного нам чиновника ТУ Росздравнадзора В. Ковалева. Вопрос, кто, где и как изготовил и передал это письмо К.Н. Спицину, следствие игнорирует. Сомнения в подлинности упомянутого письма усиливает другой документ — опять письмо из недр того же ТУ Росздравнадзора, но уже с настоящей, а не факсимильной подписью того же В. Ковалева. Содержание второго письма (имеется в распоряжении редакции) полностью противоречит содержанию первого письма. Согласно перечисленным в нем фактам и документам, действия Э.В. Мамедова абсолютно законны. И послевузовское, и дополнительное образование по специальности «челюстно-лицевая хирургия» у него было и право на допуск к профессиональной деятельности на территории Российской Федерации у него имелось.

Кстати, уголовное дело под уже известным нам номером 700042 возбуждено по факту причиненного тяжкого вреда здоровью А.С. Спициной, однако данный факт уже был предметом расследований по уголовному делу №363804, в рамках которого обвинение было предъявлено анестезиологу А.Н. Есакову. В свое время дело это было отправлено в суд. Постановлением мирового судьи от 09.08.2010 г. по делу №1-23/10 А.Н. Есаков был освобожден от наказания в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности (постановление судьи Останкинского районного суда г. Москвы от 08.10.2010 г.). Получается, что уголовное дело №700042 повторно пересматривает выводы следствия и суда, полученные в рамках уголовного дела №363804.

А еще важно, что нынешнее уголовное дело возбуждено с нарушением требований подследственности. Медицинские услуги А.С. Спициной оказывались негосударственным учреждением здравоохранения Центральная клиническая больница №2 им. Н.А. Семашко ОАО «РЖД», расположенным по адресу: г. Москва, ул. Будайская, д. 2, что относится к подследственности Следственного управления по Севе ро-Вос точному административному округу ГСУ СК России по г. Москве. При этом уголовное дело было возбуждено Следственным управлением по Южному административному округу ГСУ СК России по г. Москве, что является серьезным нарушением закона.

Не менее важно, что отмена постановления об отказе в возбуждении уголовного дела была проведена сотрудниками ГСУ СК РФ по г. Москве с нарушениями УПК РФ. Главное следственное управление СК России по г. Москве отменило постановление об отказе в возбуждении уголовного дела на основании обращения К.Н. Спицина от 01.09.2011 г. При этом постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было вынесено только 14.09.2011 г. Следовательно, К.Н. Спицин заранее знал о будущем принятом решении следственного комитета и обжаловал несуществующее постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, а ГСУ СК России по г. Москве удовлетворило его жалобу 22.09.2011 г. Говоря языком юристов, явно прослеживается коррупционная составляющая.