Александр КУКУШКИНИстория с Химкинским лесом вызвала ажиотаж в стане радикальной оппозиции, которой показалось, что власть дрогнула и поддалась на шантаж с элементами террора (атака экстремистскими группами антифашистских молодчиков Химкинской администрации с применением коктейлей Молотова и других атрибутов насильственного сопротивления властям). Акции протеста, Пономарев и Алексеева, Немцов и задействованный ультралибералами матерый рокер Шевчук, гей-эколог Боно, местная общественность — все пошло в ход. Специалист по сетевым войнам американец Джин Шарп подробно описал схему подобных действий в своей брошюре «Пособие по осуществлению государственных переворотов». Естественно, во имя демократии и прав человека. И когда Медведев, Путин и «Единая Россия» признали правоту протестующих, стало ясно, что это победа. Осталось только разобраться — чья, собственно, победа?


В огороде — бузина, в Химках — лес

Начнем с самой идеи строительства платной высокоскоростной трассы Москва — Санкт-Петербург. Какое отношение она имеет к консерватизму, патриотизму, авторитаризму, национализму, тоталитаризму? К «подавлению прав и свобод граждан», к «содержанию Ходорковского под стражей», пребыванию Березовского в Лондоне (или Минске)? К «попранию свободы прессы»? То есть к тем смертным грехам путинского режима, с которыми борется радикальная и непримиримая оппозиция? Ровным счетом никакого. Эта магистраль — элемент модернизации российской транспортной инфраструктуры и стремление повторить в России опыт платных автобанов, которые есть в Европе, но которых никогда не было у нас в стране. И, может быть, хорошо, что не было.

То есть идея скоростной трассы есть прямое и символическое выражение трех тенденций — модернизации, западничества и либерализма. И едва ли кто-то из консерваторов и патриотов способен разглядеть в этом проекте программу возрождения России, сохранения идентичности и утверждения ее духовной самобытности. Нет, это именно либерально-западнический, а потому в значительной степени русофобский и антинациональный проект. Если проект этой трассы что-то и символизирует, так это личностную программу Медведева и Института современного развития Юргенса и Гонтмахера. Непримиримая оппозиция под лозунгами либерализма и свободы сорвала таким образом модернизационную инициативу. Государственник и державник может только поаплодировать. Это его победа.

Печальная правда настоящего времени гласит, что от таких проектов, как дорога Москва — Санкт-Петербург, жиреют только коррупционеры и их челядь. Построить, может, и не построят, зато денег на сам процесс спишут немерено. Эта безмозглая и ненасытная сволочь, коей являются в большинстве своем чиновники, не несет никакой реальной ответственности за государство и лишь паразитирует на шее народа. Если у нее не будет этого проекта, она, конечно, найдет новый. Но пока нескольким раскатавшим губы личностям придется подождать.


Топор в руки

Чтобы осуществить свой проект либеральной коррупционной западнической модернизации, авторы скоростной платной трассы хотели вырубить еще один лес. Химкинский. Мало они лесов в России вырубают… Этот лес отбили. Идея уничтожения на корню живого лесного, речного и воздушного мира нашей родины ни при каких обстоятельствах не может быть признана патриотической. Напротив, беречь свои леса, охранять и пестовать русский лес, важнейшую часть нашего этнокультурного ландшафта, — это и значит любить родину. Лес — одна из важнейших для славян геополитических категорий. Что мы без Леса?

Если сложить все элементы этого паззла, картина получится парадоксальной: беснующиеся от ненависти к России радикальные ультралибералы своей истерикой, хулиганскими выходками и припадками сделали доброе дело — сорвали одну из антинародных и антирусских затей по модернизации и вестернизации России. Конечно, это капля в море, но, как говорится, пустячок, а приятно. Если спросить у меня: за что я — за модернизацию или за Лес, я, не задумываясь, скажу «за Лес!». Значит, это моя победа.    

Какие еще позитивные уроки можно извлечь из событий, развернувшихся вокруг Химкинского леса? Выходит, теперь, если очень захочется, можно атаковать органы власти бутылками с зажигательной смесью. Надо только написать на лбу «Фашизм не пройдет», а дальше можно и стрелять в тех, кто тебе не приглянулся. За это, оказывается, ничего никому не будет. В принципе, это означает карт-бланш на антифашистский террор. Если ты антифашист или просто не-фашист, то тебе и топор в руки.

Гражданское общество показало себя с хорошей стороны. Дело в том, что благие цели делают гражданское общество хорошим, а плохие цели... правильно, дурным. Если люди бьются за природу, свободу, достоинство, то это хорошие цели и хорошие люди. Гражданским обществом легко манипулировать, настраивая его против власти. Но власть не априори плоха, дурна власть, творящая зло. Строительство трассы и вырубание леса — плохое дело, против которого надо сражаться. И снова получается, что это наша, да-да, именно наша победа. Гражданское общество с сознанием своей исторической и культурной идентичности — большая созидательная сила, если она ставит перед собой ясные цели и умеет их добиваться.


Образ власти

Как же выглядит власть в этой ситуации? На мой взгляд, не очень убедительно, даже как-то убого. Вначале приняли дурацкое решение, потом на нем упрямо и жестко настаивали, давили и топтали, а потом растерялись и развели руками. Совсем не напоминает «кровавый режим», скорее растерянных и вороватых временщиков. Хотели срубить, да не вышло. Оппозиционеры ликуют и ищут, куда еще ударить. Найти мишень нетрудно, куда ни глянь, повсюду приблизительно то же самое, что и с Химкинским лесом.

Сейчас тестирование системы пойдет полным ходом. Ей надо либо сдаваться, либо наращивать реальную силу. И снова встает вопрос: силу для чего? Для того чтобы охамевшие от успехов оппозиционеры не разнесли страну в пух и прах по модели 90-х? Сама по себе задача неплохая и благородная, но если вместо серьезной идеологии полноценного возрождения России отделываться убогими суррогатами типа модернизации (следа которой не видно ни в одной сфере, кроме разваленной системы образования) и продолжать тупо обогащать приближенные к власти бессмысленные, как пробки, кланы, то ничего не выйдет. Все, кто понимает опасность бесноватых отечественных «оранжевых» и готовы были бы поддержать власть в борьбе с ними, все чаще задаются вопросом: кого мы поддерживаем? Во имя чего? Где мысли, ценности, проекты, смыслы? Власть ничего не предлагает. Власть находится не в руках консерваторов, патриотов, авторитарных правителей, а в руках умеренных нигилистов-прагматиков. Они верят в газ и нефть, но это плохая вера.

Быть может, эти обобщения несколько преждевременны. Но у всех значимых ситуаций всегда есть некий символический смысл. Есть он и в событиях вокруг Химкинского леса. Как же бездарно все это было проведено со стороны власти! Совсем по-горбачевски, уныло и слабоумно. Боно в Кремле, Ходор в тюрьме, а все остальные в какой-то неприятной субстанции.