Я влегкую выкуриваю до двух пачек сигарет в день. Зато берегу здоровье и не употребляю алкоголя. Вообще. Ниже сорока градусов.

Так что к мерам по борьбе с курением у меня чисто шкурный интерес. Поэтому хотелось бы не абстракций о «правах человека», а по существу.

Во-первых, не надо мне впаривать про вред курения. И так знаю. Конечно, когда я начинал «баловаться», мне по молодости казалось, что это круто и приобщает к миру взрослых. С тех пор я стал большим мальчиком без всякого специального «приобщения» и твердо уверен, что слухи о пользе табакокурения, равно как и о его смертельном вреде, сильно преувеличены. Так что занудными лозунгами и идиотскими надписями на пачках сигарет мне уже никто ничего нового не скажет. А вот, к слову, предупреждение о «бесплодии», которое как раз сейчас на меня смотрит с пачки «Собрания», меня, отца двух замечательных дочерей, вообще умиляет. Хотя, повторю, без моих «двух пачек в день» они, скорее всего, были бы не менее замечательными.

Во-вторых. За четверть века я без всяких специальных мер как-то научился соразмерять свои «две пачки в день» с привычками и пожеланиями окружающих, а также с естественными ограничениями моих «гражданских свобод». Вот, к примеру, наш некурящий главный редактор вообще не обращает внимания, когда при нем дымят. Более того — когда встречается с кем-то типа меня в ресторации и приходит первым, заботливо занимает места в зале для курящих. А вот дома у себя курить не дает — выгоняет на балкон. Я и выгоняюсь, не считая это гонениями. Если же кто-то менее терпимый к чужим «вредным привычкам» просит не курить в его присутствии — я так и делаю, не вступая в содержательные дискуссии. Потому что это нормально. Нормально также не курить в детских спальнях, у бензоколонки, в самолете, в концертном зале и еще в куче мест — даже в тех случаях, вы удивитесь, когда эта нормальность не регламентируется какими-то специальными законами.

В-третьих, даже грозные таблички с перечеркнутой сигаретой я не считаю попранием своих прав — а считаю всего лишь насильственным восстановлением разумного баланса между моим правом дымить и правом другого человека этот дым не вдыхать.

Ведь я могу не идти в уютный маленький ресторанчик, если у входа висит такая табличка. Равно как некурящий волен не идти в пивбар, где курят за каждым столиком. А если в маленьком уютном ресторанчике предусмотрена благоустроенная комнатка для меня, куда я могу степенно удалиться на пару затяжек, то и мой личный дискомфорт сводится к нулю.

Таким образом, визгливый ажиотаж вокруг борьбы со мной я нахожу глупым и бессмысленным.

Потому что это — ни о чем.

Или хуже того — ложная цель, маскирующая чью-то некомпетентность или вредительство.

В чем у нас проблема, которую надо решить?

В том, что у нас курит, допустим, половина взрослого населения страны? Нет, это не проблема: они уже курят, и отучить их от этой некриминальной привычки, даже если она дурная, не является задачей государственного масштаба.

В том, что курящая половина населения доставляет неудобства некурящей половине? Нет, и это не проблема: она естественным образом решается в рамках элементарной бытовой культуры в сочетании с оправданными административно-насильственными ограничениями (см. выше).

В том, что эта самая курящая половина отдаляет нас от Европы? Так за это благодарность надо вынести президентским указом. А если кому неймется припасть к европейским ценностям — это в индивидуальном порядке.

В том, что мы, российское общество, хотим максимально снизить количество курящих в будущих поколениях? Мы хотим, чтобы наши дети не велись на эту моду, — повторю, не наказуемую, но вовсе не обязательную?

Да, вот это — хотя и не первоочередная и не самодостаточная, но осмысленная и достойная задача.

Только вот лежит эта задача в плоскости, бесконечно далекой от пресловутых «прав человека», «европейских ценностей» и «санитарно-гигиенических норм».

Эта задача решается в плоскости воспитания, образования, культурной политики — в плоскости тщательного конструирования и формирования человеческой личности, в плоскости созидательной идеологии. То есть — инструментами более тонкими, продуманными и интеллектуальными, чем тупой набор административных гонений: административные гонения здесь уместны, но глубоко вспомогательны и периферийны.

И вот по части такого целеполагания есть сомнения в добрых намерениях наших чиновных энтузиастов здорового образа жизни.

 

Другие материалы главной темы