Члены сенатской комиссии десять лет молчали о том, что к терактам 11 сентября может быть причастно правительство Саудовской Аравии. Все эти годы общественные неправительственные организации типа «Трансперенси Интернешнл» отвлекали внимание от денег Саудовской Аравии в США рассказами об африканских диктаторах и русской мафии.

В минувшую среду Московский городской суд оставил без изменения решение Люблинского районного суда по иску Юлии и Владимира Кокоревых к испанской газете «Эль Мундо» и российскому информагентству «Инфокс», отказав им в удовлетворении их кассационной жалобы.

Русская линия

12 октября 2011 года Люблинский суд Москвы решил, что указанные издания напечатали материалы, не соответствующие действительности и порочащие честь и достоинство истцов, и обязал их в десятидневный срок дать опровержение.

Вкратце суть дела выглядит так. Осенью 2009 года журналист испанской газеты «Эль Мундо» Антонио Рубио напечатал статью о том, что испанская прокуратура якобы расследует громкое дело о коррупции, фигурантами которого являются живущие в Испании супруги Кокоревы. Антонио Рубио обвинял их ни больше ни меньше как в отмывании 26,4 миллиона долларов в интересах президента Экваториальной Гвинеи Теодора Обианга через компанию «Калунга». Кстати, саму панамскую компанию, принадлежавшую Владимиру Кокореву и занимавшуюся морскими перевозками и ремонтом судов, в которой работало более 300 наших соотечественников по бывшему СССР, испанский журналист объявил несуществующей «компанией-фантомом, принадлежащей президенту Обиангу».

Жареную историю охотно подхватили российские СМИ — в результате Кокоревы уже третий год защищают в судах свои честь и достоинство. По словам Кирилла Яшенкова, адвоката, представляющего интересы семьи Кокоревых, на сегодняшний день удовлетворено уже 5 (!) исков против различных СМИ, и новые иски будут поданы в самое ближайшее время.

«Разоблачениями» Владимира Кокорева самозабвенно занимается еще один испанский журналист, представляющий крупную испанскую газету «Эль Паис», Хосе Мария Ирухо. Из года в год он исправно перепечатывает на страницах своего издания практически слово в слово небылицы о Кокоревых, сочиненные в свое время Антонио Рубио.

Такой интересный факт взаимодействия двух ведущих испанских газет, которые во всех остальных случаях друг друга терпеть не могут.

Другая странность. Две общенациональные газеты правового европейского государства из года в год пишут о каком-то суде №5 в Лас-Пальмасе, якобы ведущем следствие в отношении Кокоревых, а компетентные органы Испании, что называется, и ухом не ведут. Вместо того чтобы водворить «русского преступника» в тюрьму или хотя бы для начала вызвать его для допроса, они добросовестно выдают ему и членам его семьи справки о том, что никаких уголовных дел и расследований против них в Испании нет и никогда не было.

Владимир Кокорев эти справки аккуратно переводит, нотариально заверяет и представляет в московские суды.

На этом можно было бы еще раз подивиться маниакальному упорству, с каким испанская пресса травит нашего соотечественника, поздравить Кокорева, в очередной раз защитившего свою честь в суде, и поставить точку, если бы не одно интересное сообщение, опубликованное американской «Нью-Йорк Таймс» 29 февраля 2012 года.

Однажды в Америке

Газета приводит слова сенаторов Боба Грэхэма и Боба Керри, входивших в 2002 году в комиссию по расследованию событий 11 сентября. Сенаторы заявили в суде под присягой, что комиссия собрала достаточное количество доказательств, свидетельствующих о причастности к терактам правительства Саудовской Аравии. Правда, сделали они это официальное признание почему-то только через десять лет, в феврале 2012 года. Почему?

Бытует мнение, что «Патриотический акт» (принятый в 2001 году федеральный закон, расширяющий полномочия правительства по надзору за гражданами) нужен прежде всего для отслеживания денежных потоков, направленных на финансирование терроризма. Только что это за потоки такие, если даже трагедия 11 сентября обошлась ее организаторам чуть больше 100 тысяч долларов?

Теракты в Мадриде и Лондоне стоили в разы меньше и финансировались, как следует из результатов расследования, за счет мелкой уличной преступности, карманных краж и розничной торговли наркотиками.

Стоило из-за этого вводить систему глобального финансового мониторинга, которая подрывает основы капитализма, ибо какой же это капитализм, когда нет коммерческой и банковской тайны?

Сами американские законодатели не раз высказывались в том духе, что пошли на это не столько для отслеживания подозрительных платежей в несколько тысяч долларов, сколько на выявление тех, кто зарабатывает на терактах.

Те, кто принимал «Патриотический акт», знали, что некоторые финансовые спекулянты заработали на коротких позициях миллиарды, сбросив акции в канун трагедии 11 сентября. Все, что было нужно, — это инсайдерская информация. Для этого необязательно было сидеть в одной с бен Ладеном пещере в Тора-Бора. Не нужна была даже телефонная связь с этой пещерой.

Принцы и принцессы

Механизм действия инсайдерской информации давно известен. Люди, знающие или способные узнать нечто такое, что недоступно простым смертным, называют сами себя компетентными инвесторами и сбиваются в фонды, руководимые не менее компетентными брокерами.

Финансовая система и раньше знала примеры глобальных манипуляций. Взять хотя бы историю со скандалом вокруг Bank of Credit and Commerce International (ВССI). В крайне примитивном виде эта история нашла отражение в фильме «Интернейшнл» c Клайвом Оуэном в роли агента Интерпола, гоняющегося по всему миру за секретами финансовой мафии из Люксембурга.

В реальной жизни одним из директоров ВССI был арабский шейх Камаль Адам, перед этим руководивший разведкой Саудовской Аравии, а одним из наиболее важных клиентов — крупнейший финансовый спекулянт Джордж Сорос, который осуществлял через шейха разные операции, в частности, связанные с девальвацией британского фунта.

Когда разразился скандал с ВССI, от серьезных неприятностей с американским законом Сороса спасло то, что услугами этого же банка широко пользовалось ЦРУ. Американцы финансировали через него операции по поставкам оружия афганским моджахедами, кстати, тому же бен Ладену, который тогда сотрудничал с американцами и этими поставками занимался.

Были еще никарагуанские контрас, которым тоже поставляли оружие за счет средств, полученных в результате не совсем легальных поставок в Иран запасных частей к американской технике, доставшейся аятоллам в наследство от режима шаха. Журналисты потом окрестили этот скандал «Иран-контрас».

Таким образом, Сорос был хорошо осведомлен и об операциях ЦРУ в Афганистане с участием бен Ладена, и о махинациях с поставками в Иран и Никарагуа.

Тесные отношения связывали Сороса и с Бандар бин-Султаном, который почти четверть века (с 1983 по 2005 год) занимал пост посла Саудовской Аравии в Вашингтоне. Его жена, принцесса Хайфа бинт Файсал, была объектом изучения спецслужб, которые полагали, что через некоего человека по имени Омар аль-Байоми (бывшего, по всей видимости, резидентом саудовской нелегальной разведывательной сети в США) она была причастна к открытию счетов в банке Riggs, с которых и была произведена оплата билетов террористов 11 сентября.

Итак, банк Riggs, о странных счетах в котором стало известно в 2002 году. Однако доклад комиссии, в котором об этих счетах говорилось, как-то стыдливо замалчивали, зато доклад подкомиссии от 2004 года получил в прессе самый широкий резонанс. Ничего связанного с многомиллиардными переводами на счета саудовских подданных в нем не было. Все вопросы, связанные с саудовцами, были по какой-то причине вынесены за рамки широко освещавшихся прессой международных кампаний по разоблачениям всех и вся, кроме саудовских подданных. Эти компании исправно подпитываются слухами и домыслами некоторых неправительственных организаций. Многие из этих организаций, как это ни странно, похоже, финансируются теми же самыми финансовыми спекулянтами, которых подозревают в том, что они каким-то удивительным образом были осведомлены о планах террористов.

Зато широко, например, обсуждались несколько миллионов, припрятанных в банке на черный день покойным чилийским диктатором Пиночетом, и 700 миллионов долларов, «обнаруженных» на счетах государственного казначейства Экваториальной Гвинеи в этом банке.

Гвинейский след

А чего их было «обнаруживать»? На протяжении нескольких лет американские нефтяные компании переводили то, что они должны были переводить по закону и в соответствии с подписанными контрактами на официальные счета правительства Экваториальной Гвинеи в США. Коммерческих банков в самой Экваториальной Гвинее тогда не было. Не та это была страна, чтобы кто-то в ней хотел открыть свой банк, пока американцы не начали добывать в ней нефть и платить за это деньги.

Да, со счетов гвинейского казначейства в банке Riggs были перечисления на счета компании Кокорева — в рамках контрактов с правительством Экваториальной Гвинеи. «Калунга» — судоходная компания, и занималась она исключительно эксплуатацией, ремонтом и строительством судов, а вовсе не терроризмом.

Впрочем, отсутствие претензий к Кокореву со стороны закона, как в США, так и в Испании, значения уже не имело. Нужно было любой ценой напустить дыма вокруг банка Riggs и некоторых его клиентов, для чего и была выбрана классическая тактика отвлечения на ложный объект. Да что там Кокорев — стрелки пытаются перевести на целую страну, пусть даже маленькую.

Спасибо утечкам информации, организованным WikiLeaks, а то бы мы так и не узнали о сомнениях бывшего временного поверенного в делах США в Экваториальной Гвинее Энтона Смита. Ведь вроде бы как все ничего, писал в своих телеграммах в Вашингтон американский дипломат. Совсем не так, как в апокалиптических докладах сотрудников неправительственных организаций, финансируемых Джорджем Соросом.

И президент Обианг, который, если верить Смиту, вовсе не такой плохой человек и единственный, кто может сделать хоть что-то толковое, чтобы страна осталась в орбите американских интересов. Только вот почему-то ругань в ее адрес не только не ослабевает, но даже усиливается по мере движения страны в сторону демократии, удивлялся Смит.

Далее дипломат высказывает предположение, что причиной кампании по созданию негативного имиджа Экваториальной Гвинеи является не что иное, как ностальгия некоторых испанцев по колониальному (когда-то это была единственная испанская колония в Африке) прошлому.

Такая версия выглядит несколько наивной: в дискредитацию Экваториальной Гвинеи вложены такие суммы, которые вряд ли соизмеримы с возможностями романтичных поклонников колониальной старины. Гораздо логичнее предположить, что идет вполне конкретная операция по отвлечению американского общественного мнения от некоторых не всегда законных и морально оправданных действий отдельных финансистов.

Ошибка железного марка

Не все ясно с неудавшейся попыткой государственного переворота в Экваториальной Гвинее в 2004 году. Например, в этой истории до сих пор остается непонятной роль сына Маргарет Тэтчер, Марка. Его обвинили в финансировании подготовки переворота. Но, по свидетельству людей, поддерживавших коммерческие отношения с Тэтчером, его финансовое положение накануне событий 2004 года оставляло желать много лучшего. Куда уж тут до финансирования госпереворотов.

«Ходили разговоры, что ему было нечем расплатиться за поставки, которые ему делали для Южного Судана», — сообщил наш источник, близкий к кругам, занимающимся оружейным бизнесом.

Именно этим бизнесом в действительности занимался Марк Тэтчер. И его отношения с властями США испортились вопреки широко распространенному мнению еще до того, как американские власти включили его в черные списки пособников терроризма в связи с участием в подготовке переворота в Экваториальной Гвинее. Задолго до этого Тэтчер не вполне компетентно действовал при оружейных сделках с Ираном. Более того, благодаря его посредничеству Тегеран получил доступ к некоторым весьма чувствительным разработкам. Американцы об этом, естественно, знали, и надо ли говорить, что были очень недовольны.

И вдруг финансовое положение Тэтчера поправилось как по мановению волшебной палочки — и как раз в тот самый момент, когда он занялся подготовкой государственного переворота в Экваториальной Гвинее.

Но если это были деньги не Марка Тэтчера, значит, кто-то их ему дал на определенных условиях. Этот загадочный и щедрый «кто-то» наверняка стоит и за медиакампанией против Владимира Кокорева в Испании, иначе объяснить такое обилие бумажных разоблачений при полном отсутствии каких-либо реальных расследований и проблем с законом просто невозможно.

Тогда кому в действительности был выгоден переворот в маленькой африканской стране? Американцам, которые добывают там нефть? Конечно нет. Испанцам, которые нефть не добывают, но, возможно, сильно обижены на то, что ее добывают другие? Тоже вряд ли — зачем портить отношения с Америкой.

Зато для устроителей дымовой завесы, отвлекающих американских налогоплательщиков от результатов расследования махинаций с деньгами из Саудовской Аравии в банке Riggs, переворот в Экваториальной Гвинее (если бы он, конечно, удался) мог стать сущей находкой. Ведь если бы президента Обианга свергли, а еще лучше убили бы в ходе устроенных подручными Тэтчера беспорядков, то на него можно было бы списать очень многое.

Переворот провалился, но машина морального давления была запущена и работает до сих пор. Существующие на непонятно чьи деньги и от этого еще сильнее призывающие к прозрачности неправительственные организации предъявляют к африканским правителям морально-этические требования, которых на Уолл-стрит никто сам соблюдать не намерен. Поливают грязью целую страну, а пара испанских журналистов продолжает травить Владимира Кокорева и членов его семьи под насквозь фальшивым предлогом «интереса общественности к борьбе с преступностью». Все это было бы смешно, если бы не трагедии сотен людей. Речь в данном случае не столько о Кокореве (как показывает практика, он в состоянии защитить себя сам), сколько о других наших соотечественниках — моряках «Калунги», которые остались без работы.

А если уж совсем серьезно, то авторы отвлекающих сценариев вольно или невольно занимаются не чем иным, как укрывательством реальных коррупционеров и террористов. Еще одна классическая тактика — возглавить погоню за самим собой.

фото: Reuters