В январе наступившего года Всемирный экономический форум (ВЭФ) опубликовал свой доклад под названием: «Глобальные риски 2013», в котором наряду с банкротством системообразующих финансовых институтов или значимых валют и невозможностью сократить высокие государственные долги в качестве одной из основных угроз выделяет рост экономического неравенства.

Причем, по мнению аналитиков ВЭФ, по сравнению с прошлым годом важность проблемы неравенства заметно возросла. При этом следует отметить, что рост неравенства между бедными и богатыми странами, регионами и людьми усиливается и выходит на новые горизонты в значительной степени благодаря новейшим технологиям.

Информационно-революционные эффекты

Обычно революции несут с собой освобождение, и пусть в ряде случаев лишь иллюзорное, но все же равенство. Об информационной революции этого в полной мере сказать нельзя. Да, появление персонального компьютера (26 декабря 1982 года в традиционной номинации журнала Time Человеком года был назван именно он), интернета и мобильной телефонной связи существенным образом изменило жизнь практически всего населения Земли. Эта ≪великая троица≫ сделала людей соучастниками массы процессов, от которых они раньше были отделены временем, пространством и стеной профессионалов — политиков, правоохранителей, военных, философов, экономистов, маркетологов, журналистов, репортеров информационных агентств и так далее. Технический и технологический прогресс в данной области позволил дать людям массу новых свобод, таких как свобода выбора источника информации обо всем на свете. Свобода высказать свое мнение, опять же о чем угодно и практически на любом информационном ресурсе. Свобода выбора верного решения при помощи всезнающих цифровых специализированных устройств; свобода пространственного перемещения в процессе производственной деятельности и дистанционного участия в ней; дистанционное наблюдение и контроль практически за любой удаленной ситуацией; управление в аналогичном режиме массой самых разнообразных технических устройств. Шопинг, общение, путешествия, обучение и т.п. теперь возможны без лишних усилий и материальных трат. В комплексе данный набор новых и качественно преобразившихся старых свобод породил волну массовой активности людей в цифровом формате.

Эта активность, в частности, является основой построения новой экономики — экономики соучастия. С ее помощью люди могут энергично поддержать новые экономические идеи, модели, обсудить их, разносторонне доработать с различных сторон профессиональной деятельности, довести до совершенства и внедрить в жизнь. Обсуждая ход внедрения, степень его успешности и вскрывающиеся нежелательные побочные эффекты, они могут корректировать, поправлять все очень быстро. Гораздо быстрее и многообразнее, чем это было раньше. А могут путем того же широкого общения подвергнуть реформы обструкции, и они попросту не пойдут. Тихий саботаж или ≪забастовки наоборот≫, прочие уловки —это все новые веяния, изобретенные не без применения цифрового формата. К сожалению, пока немногие политики и управленцы высшего звена в полном объеме и с должным вниманием относятся к данным возможностям. А зря. Ведь это ресурс, который может как помочь совершить рывок вверх, так и отбросить вниз. Собственно говоря, как и весь цифровой инструментарий. Давая новые и качественно изменяя старые свободы, данные инструменты имеют и обратное действие. Прежде всего, информационно-управленческого характера. Б ОР ЬБ А З А П РЕ ИМ УЩ ЕС ТВ А Вот лишь несколько примеров подобных эффектов.

В середине января 2013 года ≪Лаборатория Касперского≫ опубликовала отчет об исследовании масштабной кампании, проводимой неким неизвестным киберсообществом с целью шпионажа за дипломатическими, правительственными и научными организациями, а также стратегически важными компаниями и объектами экономики (энергетики, космической отрасли и т.д.) в различных странах мира. Действия злоумышленников были направлены на получение конфиденциальной информации, данных, открывающих доступ к компьютерным системам, персональным мобильным устройствам и корпоративным сетям, а также сбор сведений геополитического и важного экономического характера. Что характерно, основной акцент атакующие сделали на республиках бывшего СССР, странах Восточной Европы, а также ряде государств Центральной Азии. Для контроля сети зараженных машин кибершпионы использовали более 60 доменных имен и серверы, расположенные в различных странах мира. Среди прочих эксперты обнаружили файлы с расширением acid, говорящие об их принадлежности к секретному программному обеспечению Acid Cryptofi ler, которое используют ряд организаций, входящих в состав Европейского союза и НАТО.

Данный пример красноречиво свидетельствует о том, что в современных условиях разведывательные и подрывные операции можно совмещать, проводить дистанционно и, самое главное, анонимно. Поди разберись, что это за ≪группа товарищей≫, сколько их, где центры, каковы их технические возможности, по чьему заданию и с какой целью они все это делают.

Учитывая данный и другие факты, можно сделать следующий вывод: глобальный цифровой инструментарий дает невообразимо широкие возможности для получения геополитических, военно-стратегических и экономико-конкурентных преимуществ тем, кто им обладает в полном объеме. В особенности если под его контролем находятся технические центры глобальных коммуникационных сетей, развернутая планетарная спутниковая группировка, имеется полный набор новейших технологических разработок и специалистов в данной области. Тем же, кто всем этим не располагает либо располагает в ограниченном объеме, основные творцы и функционеры информационной революции уготовили заведомо регрессивную роль контролируемого и управляемого отстающего объекта политико-экономической деятельности. Дерзнувшие покуситься на данный постулат объявляются не иначе как врагами всего прогрессивного человечества.

Так, в декабре минувшего года американский журнал Wired, составив свой рейтинг 15 наиболее опасных людей Земли, включил в него единственного россиянина —Евгения Касперского. Почему? Потому что, по версии издания, некоторое время назад американские спецслужбы пытались уничтожить иранские ядерные разработки с помощью вредоносных программ, таких как Stuxnet, Flame и Duqu. Однако разработчики антивирусного программного обеспечения раз за разом обезвреживали их. Причем большинство этих разработчиков работает в ≪Лаборатории Касперского≫ —≪одной из крупнейших и наиболее продвинутых антивирусных компаний мира≫. То есть лаборатория сводит на нет усилия по использованию цифрового неравенства для достижения в данном случае явно вступающих в противоречие с одним из основополагающих в международном праве принципов — принципом суверенитета и, по сути, преступных агрессивных целей. Есть и вторая причина. По мнению Wired, Касперский давно сотрудничает с ФСБ, обучая ее агентов компьютерным расследованиям. Как же такое можно терпеть, ведь опять все не по плану! Проникновение, управление и при необходимости воздействие должно быть односторонним, и сторона эта должна располагаться понятно где.

Свобода от контроля или контроль над свободой?

Споры о «стороне», что называется, оголили нерв и в Дубае, на Всемирной конференции по международной электросвязи, где представители 178 стран пытались определить будущее стремительно меняющегося и растущего посредством глобальной компьютерной сети киберпространства. На данный момент техническое регулирование интернета официально осуществляется неправительственной и некоммерческой организацией ICAN (Internet Cor po ration for Assigned Names), учрежденной Национальной администрацией США по телекоммуникациям и информации (NTIA). И хотя официальные власти Соединенных Штатов всячески подчеркивают отсутствие со своей стороны какого-либо контроля или вмешательства в процессы функционирования ин тернета, де-факто большая часть основных DNS-серверов, от которых в итоге зависит работоспособность всемирной компьютерной сети, находится в США. Большинство участников, в числе которых были Россия и Китай, выступили с инициативой о передаче контроля над интернетом организации, подконтрольной ООН, конкретно — Международному союзу электросвязи (International Telecommunication Union, ITU). И какова была реакция «квалифицированного меньшинства»? Госдепартамент США поспешил назвать такие предложения скандальными и сообщил, что в вопросах регулирования интернетом Вашингтон выступает за сохранение действующего порядка вещей.

Сигнал был послан четкий: здесь реформы не нужны! Они почему-то нужны только у нас, причем такие, какие любезно, но настоятельно нам будут навязывать «не мытьем, так катаньем». Вслед за «большим братом» возмутились и депутаты Европарламента. В Брюсселе была срочно принята резолюция с осуждением возможных поправок. Концерн Google оценил новшества как попытку введения цензуры в интернете и заявил, что «во Всемирной сети должны развиваться методы саморегулирования».

Интересно, если бы данная базовая инфраструктура находилась в Москве и не была подконтрольна никаким международным организациям или национальным правительствам, долго бы продолжалась такая безоблачная идиллия? Нескончаемые нападки на «Газпром», постоянные попытки ограничения его влияния в мире и, прежде всего, в Европе, говорят, что ее бы не было никогда. Ведь газ — это «оружие», «инструмент воздействия», «политический вентиль Москвы», «длинная рука Москвы» и много еще что, а интернет с его мощнейшими и широчайшими возможностями сбора информации, влияния и манипулирования — просто безобидная «болталка» и «смотрелка».

«Почти вся сфера информационных технологий имеет двойное назначение. Любой компьютер можно использовать для ведения кибернетической войны. Но можно заключить соглашения о неприменении такого оружия первым, об отказе от его использования против гражданской инфраструктуры и в диверсионных акциях, как было в случае с червем Stuxnet во время атаки на Иран.

Многие страны, подписавшие конвенции о химическом и биологическом оружии, по-прежнему могут производить эти страшные системы вооружений, — пишет американский журнал Foreign Policy. — Россия первой предложила нечто подобное с трибуны ООН в 1990-е годы. Соединенные Штаты выступили против». Это вполне закономерно. Запад в целом и США в частности всячески старались и стараются не связывать себе руки международными договорами любого характера, лишающими или ограничивающими использование ими своих конкурентных и любых других преимуществ практически во всех сферах жизнедеятельности. Напротив, если чем-то аналогичным обладают «партнеры», то навязывание подобных международно-обязывающих документов становится краеугольным камнем выстраивания двухи многосторонних отношений с участием данных субъектов международной жизни. Ну а внутренние «реформы», направленные, как в последующем выясняется, на уничтожение или нивелирование этих конкурентных преимуществ, настоятельно рекомендуемые «партнерам», — так это и вовсе уже «притча во языцех».

Верной дорогой и твердой поступью

На исходе 2012 года был опубликован доклад совета Национальной разведки США под названием «Мировые тренды 2030: альтернативные миры», в котором его авторы прямо написали, что общество в целом и мировая экономика в частности будут стремительно трансформироваться под воздействием информационной революции. Как трансформироваться, в свою очередь, подробно расписано было еще 2003 году в отчете элитного «мозгового центра» RAND Corporation под названием: «Глобальный курс информационной революции: общие вопросы и региональные различия». По мнению вашингтонских исследователей, данная трансформация будет проходить в рамках геополитической концепции, основой которой является тезис о «цифровом неравенстве» наций, возникшем в ходе информационной революции и глобализации мировой экономики. В этом ключе стратегической задачей обладателей конкурентных преимуществ, полученных ими в результате информационной революции и глобализации, по их сценарию мировой экономики, является строительство уже не постиндустриального, а информационного общества, основной движущей силой которого должен стать активно формируемый ими новый тип человека так называемого «сетевого поколения». Человека, всецело разделяющего западные ценности, безоговорочно лояльного тотальному глобализму под эгидой главных прорабов данной перестройки, потребительски активного, ориентированного и мотивированного на достижение личного успеха, адекватно и позитивно воспринимающего происходящие изменения, контролируемого и управляемого.

По мнению авторов исследования, в процессе дальнейшего развития глобализации на основе прогрессирующей информационной революции ожидается появление «приложений-убийц», способных очень серьезно затронуть существующие и создать новые рынки. Под «приложениями-убийцами» аналитики понимают такие товары или услуги, которые формируют новые рынки сбыта и способствуют перемещению в них капитала с рынков традиционных, что, в свою очередь, ведет к разрушению последних, уходу с них устаревших продуктов и компаний, их производивших. О том, что работа в данном направлении уже начата и активно проводится, мы писали в одном из прошлых номеров («Где взять инноватора», «Однако» № 36 (145) от 03.12.2012). Кризис, конечно, внес определенные коррективы, но общую концептуальную направленность не поменял. Как небезосновательно предполагается, в ближайшие 10 лет информационная революция явит новые бизнес-модели, которые существенно трансформируют деловой и финансовый мир. При этом региональное неравенство в качественном содержании экономического развития должно сохранить нынешнюю конфигурацию. То есть основной креатив как глобального экономического и политико-экономического, так и прикладного моделирования должен осуществляться в Северной Америке и Европе, с ограниченным подключением к данному процессу отдельных частей Азиатско-Тихоокеанского региона.

Новый креатив, новые управленческие и бизнесмодели, транслируемые из основных центров информационной революции остальному миру (включая, разумеется, нас), должны принести ему в целом, отдельным сегментам экономики и рынкам в частности, наряду с «приложениями-убийцами», так называемое «творческое разрушение». В ходе этого процесса последние должны быть еще более кардинально, глубоко и всесторонне глобализированы в рамках вышеуказанной концепции, основанной на тезисе о «цифровом неравенстве наций». С учетом данного тезиса, по всей видимости, будут формироваться и новые международные организации. Попытки какой-либо «уравниловки» в рамках ныне действующих структур, как мы видим на примере яростной борьбы вокруг интернета, для главных адептов данного тезиса неприемлемы.

По мнению экспертов, североамериканская экономика и общество хорошо подготовлены, чтобы встретить перспективные вызовы информационной революции. В Европе, хоть и в несколько ограниченном виде, экономика, общество, человеческий капитал, институты, инфраструктура, правовое поле также в целом готовы достойно ответить на данные вызовы. Далее следует «второй эшелон»: Япония, Сингапур, Тайвань, Южная Корея, Малайзия, Таиланд и Филиппины — сегодня это главные производители высокотехнологичных продуктов на мировой арене, что в целом составляет 70–80% всего мирового производства продукции широкого диапазона важных материалов, компонентов и изделий для высокотехнологичной продукции.

В своеобразном «третьем эшелоне», отставая по целому ряду показателей от «азиатских тигров», расположилась Индия. Наряду с массой проблем, тормозящих ее развитие, эта страна имеет три важных преимущества в глобальном высокотехнологичном соревновании: большое количество специалистов в области информационных технологий, большое количество образованных, дешевых рабочих, говорящих по-английски, и тесные связи многих индийских предпринимателей в американской Силиконовой долине. Она мировой лидер в производстве программного обеспечения, выпуск которого за последние годы увеличился там более чем в пятьдесят раз.

По отношению к рвущемуся изменить данный расклад Китаю, как известно, уже сейчас принимаются определенные меры «сдерживания». В перспективе эти меры, очевидно, будут только усиливаться, расширяться и углубляться. Не зря Соединенные Штаты перенесли основные акценты своей внешней и оборонной политики в Азиатско-Тихоокеанский регион.

Особое место в этом ориентированном в будущее «табели о рангах» занимает Израиль. В течение последних двадцати лет он существенно развил свои высокотехнологичные отрасли на базе инвестиционного капитала, текущего в страну из всех регионов мира, в первую очередь и особенно массово из США. В результате в начале двухтысячных годов число израильских высокотехнологичных компаний на душу населения стало самым высоким на планете, за исключением Силиконовой долины, и нация вышла на третье место в мире по числу внесенных в список NASDAQ компаний. Сегодня Израиль переживает не самые лучшие времена. Тем не менее имеющийся задел и покровительство всесильного патрона позволяют ему смотреть в свое цифровое будущее с оптимизмом.

Таким образом, авангард мировой информационной революции обозначен. Осталось определить, способна ли Россия выдержать задаваемый авангардом темп или она присоединится к государствам, отнесенным к разряду неудачников.

В авангарде или арьергарде?

Информационные технологии неумолимо и быстро преобразовывают мир. Свидетельством тому являются не только поражающие своей фантастичностью ноу-хау, показанные, например, на январской выставке CES в Лас-Вегасе, но и снижение возрастного порога их освоения. Так, в том же нынешнем январе девятилетний Пранав Кальян, выходец из Индии, проживающий в США, успешно сдал экзамен на сертификат MCTS — ≪сертифицированного специалиста Microsoft по технологиям≫, став самым молодым его обладателем. По словам отца, мальчик начал писать программы в возрасте шести лет.

≪Планшетники≫ кардинально меняют картину мира персональных компьютеров. Устройства-гибриды, устремленные в будущее, вытесняют технологии сегодняшнего дня.

К 2014 году голландский архитектор Яняап Рeйссенарс планирует возвести первое в мире здание с помощью технологии 3D-печати. Стоимость проекта составит 4–5 млн евро.

В военной сфере речь идет уже не о боевых роботах, а об ≪умных≫, самонаводящихся пулях, и не о снайперских винтовках, а о снайперских комплексах, за счет модуля Wi-Fi способных синхронизироваться с планшетами и телефонами.

Согласно данным, обнародованным 30 января газетой Washington Post, в ближайшие годы Пентагон более чем в пять раз, с 900 до 4900 человек, увеличит штат своих кибервойск для борьбы с угрозами в киберпространстве и наступательных операций за рубежом. В этом году на кибербезопасность США выделяют 769 млн долларов.

Исследовательская организация Gartner прогнозирует, что объем мирового потребительского рынка информационных технологий продолжит расти быстрыми темпами —около 130 млрд долларов в год —и к концу 2016 года достигнет 2,7 трлн долларов.

Интернет уверенно обходит не только печатные издания, но уже и аудио-, видеоносители информации, такие как радио и телевидение.

Даже преступники все больше уходят в цифровой формат. По данным Евросоюза, ежедневно жертвами преступлений, совершаемых в Сети, становится не менее одного миллиона человек. Совокупный ущерб от них достигает 300 млрд евро в год.

Информационные технологии все увереннее заявляют о себе и в нашей стране. Так, в прошлом году Яндекс обошел по аудитории главную телевизионную кнопку страны — Первый канал. По расчетам Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) и Высшей школы экономики, в 2012 году оборот интернет-компаний превысил 0,7 трлн рублей, или 1,5% национального ВВП. Большая часть объема интернет-экономики приходится на электронную коммерцию —торговлю и платежи. Реклама и маркетинг —второй по величине сегмент.

По данным ВЦИОМ, сегодня интернетом пользуется 53% россиян, причем доля ежедневных пользователей составляет 39%. Каждый день выходят в Сеть большинство молодых россиян (71%), высокообразованные респонденты (57%). Все меньше становится тех, кто не пользуется Сетью (их доля понизилась с 43 до 38%). В основном это пожилые (85%) и малообразованные респонденты (80%).

Но мы ведь не только потребители и сообщество управляемых модераторами информационной революции и концепции экономического неравенства в цифровом формате индивидов. Мы ведь способны на гораздо большее. И этому есть объективные свидетельства. Так, в январе нынешнего года Международная организация экономического сотрудничества и развития (Organisation for Economic Cooperation and Development) опубликовала доклад ≪Взгляд на образование 2012≫, согласно которому Россия занимает первое место по количеству людей с высшим образованием (54%) в возрасте от 25 до 64 лет. Далее разместились Канада (51%), Израиль (46%) и США с показателем 42%. Есть и необходимые материальные ресурсы (вкладываемые пока что посредством разнообразных фондов в экономическое процветание других государств, прежде всего США). Таким образом, потенциал для успешной конкуренции в цифровом формате у нас имеется. Но вместо того чтобы со всей активностью начать строительство у себя передовой экономики, опирающейся на ≪информационных рабочих≫, мы гоним в Россию все новые массы малограмотных трудовых мигрантов.

Так, в ноябре 2012 года утверждена рассчитанная на семь лет госпрограмма ≪Содействие занятости населения≫, в которой говорится о грядущем увеличении притока мигрантов. Стоимость программы 635 млрд рублей, из них 569 млрд будут получены из федерального бюджета. За эти деньги Минфин готов законсервировать ситуацию с безработицей, а существующий спрос на рынке труда удовлетворить за счет увеличения числа мигрантов. Но эти люди не мотивированы и не способны массово генерировать новые знания, новые продукты и качественно изменять существующие отрасли российской экономики. Это путь в ≪позавчерашний≫ день экстенсивного экономического развития.

На платформе идеи о том, что двадцать человек с лопатами заменяют экскаватор, экономику завтрашнего дня не построишь и в глобальной мировой конкуренции достойного места не займешь. Мозги и капиталы не привлечешь, финансовые и прочие признанные мировые центры не создашь, дополнительные рычаги влияния на мировую экономику и политику не получишь. Экономическое неравенство нового, цифрового формата —объективная реальность уже сегодняшнего дня. В будущем оно будет только увеличиваться. И класс вагона в поезде, уносящем народы в это, для кого-то светлое, а для кого-то не очень, грядущее, будет определяться именно исходя из этого неравенства. Кому вагон-салон в бархате, а кому сырьевой ≪товарняк≫ с чумазыми пассажирами и соответствующим сервисом.