Соединенные Штаты в настоящий момент представляют собой площадку ожесточенной конфронтации двух противоборствующих сил, которые действуют сегодня в мире. С одной стороны, представители космополитической бюрократии, образующей мировое правительство в становлении, с другой — традиционные почвеннические силы, которые делают ставку на американскую империю «римского образца».

Космополиты и патриоты

Космополитический лагерь, который в период правления неоконов был не то чтобы единым, но мог, по крайней мере, преодолеть внутренние противоречия, с появлением Барака Обамы раскололся на две фракции. Одну — большую, но менее влиятельную, представлял для широкой публики Стросс-Кан, о которого во время его визита в США эффектно вытерли ноги, использовав для этого гвинейскую горничную. Программным требованием данной фракции является отказ от доллара и учреждение региональных твердых валют, привязанных к золоту. Такой ход развития отменяет США, так как если бы их никогда не было.

Другая фракция космополитов, представляемая Обамой, не намерена отказываться от американской валюты как универсального платежного средства, потому что у нее в руках печатный станок, из-под которого вылетают доллары США. Такой инструмент делает данную космополитическую фракцию господствующей и сохраняет контроль этой группировки над всем остальным миром.

Двум фракциям космополитов противостоят «патриоты» — республиканцы, которые хотели бы использовать доллар не по-обамовски (для надувания финансового пузыря), а для того, чтобы вбросить его в восстановление реальной экономики: вернуть в Штаты высокотехнологичные производства, восстановить квалифицированную рабочую силу, короче говоря, шагнуть в приснопамятные пятидесятые годы, когда США выступали в качестве фольклорной «мельницы Сампо», из которой на весь мир распространялись еда, предметы обихода, средства производства и передовые технологии…

Проблема только в том, что если сейчас попытаться снова стать тем могущественным Дядей Сэмом, который поднимал Европу из руин с помощью плана Маршалла, возрождал Японию и Южную Корею, придется отказаться от социальных программ, разработанных демократами. Скорее всего, жизненный уровень американского населения снизится тогда кардинально. О среднем классе придется забыть. И при таком раскладе не миновать социального взрыва.

Выборы президента США продемонстрировали, что американское население не собирается возрождать промышленную мощь страны, затягивая пояса. И похоже, прав был Ромни, когда говорил, что за Обаму будут голосовать американцы, полностью зависимые от социального пакета. Таких оказалось большинство. Но электоральный успех отнюдь не означает, что сохранение доллара как единственного мерила ценности в мировой экономике не встречает сопротивления. Внутри Америки Обама, бесспорно, добился решающего превосходства. Однако во внешнем мире у него — сильные враги.

Евразийская угроза

Главным вызовом американской империи становится современный Китай. Ведь это сегодня главный держатель долларовых авуаров в мире — 2,7 трлн долларов. По сравнению с этой чудовищной цифрой, запасы золота в Китае относительно невелики — 2%. Даже по сравнению с Россией (10%) — это немного.

Другие страны располагают еще большим золотым резервом в процентном отношении к их национальным золотовалютным запасам.

Однако в абсолютных цифрах золотой запас КНР превосходит любые другие национальные золотые запасы на земле. Китай — самый активный скупщик золота в мире. Он покупает не только золотые слитки, но и месторождения всюду, где это возможно. По золотодобыче китайцы также обошли другие страны. Цель их очевидна: создание золотого юаня и его превращение в альтернативную доллару универсальную валюту. За пределами США об этом мечтает большинство игроков мирового рынка. Как только план китайцев будет реализован, доллар рухнет, потому что его стоимость надута сверх всякой меры. Причина, по которой мир вынужден рассчитываться этими бумажками за реальные вещи, состоит исключительно в военно-политической гегемонии США, более конкретно — в авианосцах и воздушно-космическом куполе над миром, с одной стороны, и «пятой колонне» в политической инфраструктуре многих государств, с другой.

Насколько устойчивым и продолжительным может в нынешних условиях быть прямой диктат? Пока существует Китай со своими амбициями, его будут поддерживать по меньшей мере три-четыре региональных центра силы, которые также рассчитывают на создание своих собственных валют и освобождение от диктата США. (Наиболее опасным в этом отношении регионом, как и в прошлом, оказывается Европа: под грудами остывшего пепла тлеют угольки прежних амбиций.)

Неудивительно, что приоритетной целью для США является Китай. При этом времени у американцев и лично у Обамы очень мало. Что же касается России, то она с точки зрения Вашингтона работает в режиме ресурсного тыла одновременно и для Китая, и для Европы. Независимо от идеологии и настроя правящих российских элит, независимо от уровня диктата США внутри российского политического пространства, Москва не может не продавать нефть и газ Востоку и Западу до тех пор, пока она существует как столица субъекта международного права.

Евразийский тандем КНР— РФ — это прямая угроза будущему Америки просто потому, что в условиях глобального кризиса данная конфигурация исключает серьезные перспективы американского финансового диктата. В свою очередь, финансовая гегемония США над миром — абсолютное условие их политического выживания.

«Перезагрузка» на Ближнем Востоке

Американская политика делает крутой поворот. Ближний Восток уже неактуален, сверхактуален — Дальний. Но нельзя просто все бросить и уйти. Ведь Ближневосточный регион продолжает оставаться громадной потенциальной силой, объединяющей четверть человечества и колоссальные ресурсы. Сегодня Китай наладил множественные и разнообразные связи с этим регионом и, в определенной мере, превратил его в свою опорную зону, в то время как для США и их союзников Ближний Восток стал скорее «черной дырой», высасывающей людские, материальные и финансовые ресурсы. Политика США в арабском мире уже привела к непоправимому разрушению их имиджа в мире. Ясно, что старый республиканский проект «Большого Ближнего Востока» провалился и его надо менять радикально.

Провал во многом связан с неэффективностью двух главных, еще уцелевших союзников США — Израиля и Саудовской Аравии. Обе страны продемонстрировали свою неспособность справиться с поставленными задачами: Израиль — в 2006, 2008 и 2012 годах, Саудовская Аравия демонстрирует такую неспособность в перманентном режиме как у себя дома (раскол династии), так и во внешней политике (Сирия). Разочарование вызывает у Белого дома и нынешняя эрдогановская Турция, которая проводит двойственную политику, пытаясь состряпать на коленке свой «неоосманский» проект, вызывающий отторжение практически у всех соседей. Турецкое руководство запутало все главные вопросы, решение которых было основанием для прихода Партии справедливости и развития (АКР) во власть: курдский, армянский, иранский и сирийский. Что же касается ставленников американской империи Саддама, Каддафи и Мубарака — их больше нет: либо по вине самих США, либо — как в случае с Мубараком — в силу их неспособности предотвратить падение режима.

Чтобы ситуация окончательно не вышла из-под контроля, у США есть только один выход — «перезагрузка» отношений с Ираном и отказ от поддержки Израиля. Именно это американские стратеги сейчас и начинают исподволь готовить. Мировая общественность говорит об изменении позиции Белого дома в отношении Асада — это проявляется, кстати, в поведении лидеров Сирийской национальной коалиции, в сложных интригах, ведущихся американской стороной вокруг переговоров с Тегераном по иранской ядерной программе, а также в растущем отчуждении американской дипломатии от дома Саудов. Но, пожалуй, ярче всего это проявляется в кадровых заменах внутри команды Обамы. Керри и Хейгел — два политика, которые в наибольшей степени противостояли прежнему неоконовскому курсу. В этом же ряду идут и другие более периферийные замены. Уточним, правда, что смена акцентов в американской внешней политике нашей стране ничего хорошего не предвещает.

 

Другие материалы главной темы