РИА «Новости»Причин разочарования в Обаме множество: тут и неспособность справиться с экономическим кризисом, и продолжение невнятных для американцев войн в Ираке и Афганистане, и неудавшиеся реформы в медицинском обслуживании и в налоговой сфере, отсутствие зримых сдвигов в отношениях с Ираном, арабскими странами, в ближневосточной политике и пр.
От Обамы ожидали многого, но не получили практически ничего. От любви до ненависти — один шаг, но Обаму пока не ненавидят, хотя больше уже не любят. Даже умеренные политические аналитики в США называют Обаму «безнадежным», а республиканцы и особенно неоконсерваторы не скрывают своего злорадства: «Ну что, поиграли в «Горбачева» и «перестройку», пора и закругляться».
Республиканцы получили большинство в конгрессе и блокирующее количество кресел в сенате. Отныне пространство для маневра у Обамы существенно сократилось, и он вынужден будет согласовывать свои шаги с могущественной республиканской оппозицией, завладевшей контрольным пакетом акций. Чем это обернется для России и российско-американских отношений?


Мифы и реалии «перезагрузки»

Обама позиционировал себя как фигуру, открывшую новую страницу отношений с Россией и ее лидером — президентом Дмитрием Медведевым. Это получило название «перезагрузка». В мировых СМИ стало складываться (поспешное) мнение, что возвращаются 90-е, когда Россия, в упоении рыночными либеральными реформами, в своей внутренней и внешней политике ориентировалась исключительно на Запад и США. Эпоха Обамы—Медведева как символ вестернизации и модернизации России, нового витка ее попыток включиться в зону «богатого Севера» и благожелательного подыгрывания в этом со стороны «новой политики» США контрастно противопоставлялась эпохе Буша—Путина, когда Вашингтон эгоистически строил однополярную гегемонию, даже не скрывая своих имперских амбиций, а Путин довольно жестко критиковал их от имени многополярного мира. Расхождение в имидже было разительным и самоочевидным: объятия двух «голубей» против недоверчивости, подозрительности и скрытой угрозы двух «ястребов».
Если посмотреть в суть «перезагрузки», то реальность была намного более скромной и состояла из следующих трех основных моментов:

  •  договора о контроле над вооружениями для сокращения ядерных арсеналов и возобновления инспекций;
  •  гражданского ядерного соглашения, которое сделало возможным более тесное сотрудничество в контроле над ядерным потенциалом обеих стран;
  •  отказа от торговых ограничений эпохи холодной войны, чтобы Россия смогла вступить в ВТО.

Взамен Россия поддерживала санкции против Ирака, отказывалась от поставок Тегерану ракет С-300, втягивалась на американской стороне в афганский конфликт, шла на демократизацию внутренней политики. Как и в эпоху Горбачева, Россия сделала первой реальные шаги: отношения с Ираном испорчены, СНВ-3 может быть ратифицирован Думой в любую минуту (все предварительные процедуры для этого проведены), участие российских военных в совместной операции с США стало фактом. Россия всерьез собралась не только в ВТО, но и в НАТО, по-видимому, оставив все прежние претензии на то, чтобы быть самостоятельным стратегическим полюсом многополярного мира. Западники в российских СМИ, пребывавшие в депрессии при Путине, снова оживились и заговорили «об атлантической цивилизации от Ванкувера до Владивостока».
Одним словом, Медведев показал себя настоящим «голубем», который к тому же забегал в своей «голубиности» дальше своего американского партнера. Обаме же предстояло еще убедить конгресс и сенат в том, что «Россия теперь другая», чтобы три главных решения были приняты. Он не сделал этого, а может быть, и не спешил этого делать при гораздо более выгодном для демократов политическом раскладе сил в обоих палатах. Сегодня он просто не сможет провести эти решения. Не только потому, что республиканцы уже многократно критиковали договор по СНВ-3 как якобы «ущемляющий американские стратегические интересы» и настаивали на развертывании системы ПРО в Восточной Европе. Не только потому, что считали ядерное соглашение слишком щадящим для России. И не только потому, что были убеждены, что вступление России в ВТО повысит ее возможности в проведении независимой энергетической политики в Европе и Азии. Но потому, что они в целом против Обамы и его курса, и им выгодно представить его «провальным» и даже «предательским» президентом. Чем правее республиканцы, тем глубже их неприятие Обамы. Сегодня в конгресс пришли наиболее правые из республиканцев, которые будут атаковать Обаму по всем фронтам. И, конечно, отношения с Россией не станут исключением. Новый председатель комитета конгресса по международным делам Илеана Рос-Лехтинен уже потирает руки, грозя блокировать политику Обамы на Ближнем Востоке, ужесточить санкции по Ирану и сорвать поставку вооружений в Саудовскую Аравию. Вторым по счету пунктом воинственная республиканка считает договор по СНВ-3 и обещает «взяться за него как следует».
Говоря ясным языком, «перезагрузка» (с американской стороны, по меньшей мере) закончилась. Обама и так вел этот процесс достаточно осторожно, предпочитая, чтобы Москва первой делала шаги, и не спешил брать на себя (и соответственно на демократов) ответственность за чрезмерно пророссийскую политику. Сегодня он уже не сможет этого сделать по определению. Обама — трезвый политик и наверняка предпочтет компромисс с республиканцами. «Перезагрузка» однозначно завершена, так, по сути, и не начавшись.


Жертва пророссийского пиара

РИА «Новости»Что это означает для России? Только одно: придется возвращаться к той программе, которая была сформулирована Владимиром Путиным в его Мюнхенской ре­чи. Ресурс российско-аме­ри­кан­ской «дружбы» ис­черпан. В самое ближайшее время — и уж точно с нового, 2011 года — американская сторона сменит тон и скорректирует модель поведения, прислушиваясь к позиции республиканцев.
Здесь важно то, что сами республиканцы отнюдь не испытывают какую-то особую неприязнь к России. В целом мы им безразличны, но для порядка они предпочли бы держать Россию в черном теле и не позволять накапливать достаточный потенциал для ведения независимой региональной политики. Но беда в том, что у Обамы, который не мог похвастаться реальными достижениями, «перезагрузка» стала символическим PR-моментом. «Пусть я особенно не преуспел ни в чем, — как бы говорит Обама, — зато с Россией отношения исправил». «Не исправил, — возражают республиканцы, — а все провалил; русские пытаются нас снова обмануть и «голубки»-демократы становятся жертвой «этих русских» (Ah those Russian)». Чтобы Обаме было больнее, масс-медиа мажут Россию черной краской. Этому с готовностью подыгрывают «несогласные», они тут как тут, разоблачают «кровавый путинско-медведевский режим», который так и не освободил пламенного борца за свободу Михаила Ходорковского, безжалостно напал на журналиста Кашина и спилил под корень последний оставшийся в России лес — Химкинский. Вот с такой «басманной Россией» дружит Обама, страну вот с таким режимом он пытается протащить в ВТО. Анафема ему!


Цена IPad'а

Если посмотреть на эту ситуацию с нашей стороны, картина тоже вырисовывается безрадостная. Мы снова поторопились, боясь упустить «момент Обамы», сделали шаги навстречу Вашингтону, испортили отношения с Ираном, влезли в страшный котел афганской проблемы, засобирались в НАТО, пошли на серьезные уступки по СНВ-3 (слава Богу, что еще не успели ратифицировать этот документ!)... И все для чего? Для того чтобы президент Медведев мог гордо сказать: «Я исправил отношения с Америкой»! С той самой Америкой, которую наше население не так уж и любит, а уж о доверии к которой и вовсе не может идти и речи. С Америкой, которая бомбила сербов, поддерживала антироссийские режимы на Украине (Ющенко) и в Грузии (Саакашвили), вторглась в Ирак, практически открыто помогала чеченским сепаратистам. Медведева никто не просил этого делать. Другое дело — модернизация. Это назрело. Или борьба с коррупцией (тем более назрело). Любые подвижки в этих вопросах принесли бы реальные политические дивиденды. Но причем здесь «перезагрузка»? Визы россиянам Евросоюз отменять не собирается. Высокие технологии дарить Сколково Запад не спешит. Нобелевские лауреаты капризничают и медлят с переселением в новую русскую «силиконовую долину», которую, кстати, еще и не построили, а только примериваются. Да, президенту подарили новенький IPad. Это радует. Но это, увы, все.


Волки и овцы в Америке

Конечно, Америка не Россия. Там есть две устоявшиеся поли­тически конкурирующие пар­тии, имеющие общие стратегические цели (глобальная доминация, торжество ли­бе­раль­­но-демократических ценнос­тей, ин­ди­видуализм, ничем не ог­раничен­ный рынок и т.д.), но рас­хо­дящиеся практически по всем вопросам относительно так­тики — как конкретно этого дос­тичь. Сегодня терпит провал тактика Обамы, сделавшего став­ку на soft-power, «мультилате­рализм», обходительность, улыб­ки, обещания. Но и это толь­ко имидж. Под оберткой мирот­вор­ца и обладателя Нобелевской премии мира скрывается точно такой же империалист и сторонник американской гегемонии, как и все прочие от­ветственные заокеанские политики. Он не вывел войска из Ира­ка, несмотря на премию мира, а военное присутствие в Афганиста­не усилил дополнительным контингентом. Подробности по­ведения американских окку­па­ционных войск в Ираке и Аф­ганистане, ставшие известными благодаря WickiLeaks, рисуют леденящую кровь картину жестокости, цинизма, насилия и кровавой вакханалии американских военных. И это уже статистика эпохи Обамы, а не только «преступления Буша». И тем не менее Обама играл и продолжает играть в миротворца. Пусть овечья шкура прикрывает волка, но шкура тоже имеет значение. Ее-то и станут критиковать волки. В волчьей шкуре. Рычащие, а не блеющие. Чтобы найти с этим волчьим большинством общий язык в конгрессе и в сенате, Обаме придется сбросить шкуру или по меньшей мере показать зубы.


Мюнхенская речь-2 и новый рационализм

И в какой ситуации оказывается российский президент? Мягко скажем, в деликатной. Ягненок с волком не боец, как и голубь с ястребом.
Можно, конечно, подождать, по­ка эти прогнозы станут чем-то само собой разумеющимся. Тем более что перемена будет не мгновенной, а постепенной, поэтапной. Перезагрузку будут сворачивать не спеша и ненавязчиво. Но через какое-то время не замечать это станет невозможно. Тогда настанет момент для отрезвления.
Стоит ли ждать, надеясь на то, что все как-нибудь образуется, пронесет, утрясется само собой? Можно и подождать, а можно сделать выводы уже сегодня. Не пора ли готовиться к новой Мюнхенской речи? Подбирать для нее лексику, метафоры, новаторские предложения, которые будут востребованы в самом ближайшем будущем?
Мы вступаем в зону постперезагрузки. У нее будут иные законы. Нам придется восстанавли­вать отношения с Ира­ном, кре­пить связи с партнера­ми по многополярности (ШОС, БРИК, исламским миром, вплоть до стран-изгоев), пе­ре­хо­дить в диалоге с США к иным фигурам речи. Понятно, что этого никому не хочется. Но это уже в какой-то степени не от нас зависит. Факты — уп­рямая вещь. Смотрим данные промежуточных выборов в США, цифры, изучаем заявления и политический бэкграунд рес­публиканцев, читаем материалы наиболее показательной американской прессы, следим за конкретными политическими шагами по ратификации СНВ?3 в конгрессе и фиксируем пе­ремены в поведении Обамы. Эти математические и чисто ра­цио­нально-аналитические опе­рации дадут нам больше, чем лю­бые эмоции — как западнические, так и антизападнические.
Модернизация и U-turn
Можно ли в таком случае проводить модернизацию самостоятельно, с опорой на собственные силы и на других — незападных — партнеров? Можно и нужно.
Можно ли стремиться сделать общество более прозрачным и демократическим, громить коррупцию и повышать уровень социальной защиты граждан, расширять объем их прав и свобод? Можно и нужно.
Будет ли означать неминуемое охлаждение в отношениях с США провал курса Медведева? Ни в коем случае.
У нас нет той второй партии, которая могла бы схватиться за это и развернуть массивную критику. Снова: Россия не Америка, и в данном случае это в плюс. Народ наш незлопамятен.
Опаснее всего не замечать, что мы находимся в новой ситуации, делать вид, что в старой, и опасаться, что отрезвление и крах ожиданий приведет к падению рейтингов. Не приведет. От речей, подобных мюнхенской, рейтинг взлетает надежнее, чем от перезагрузок. Мы уже сыты «дружбой с Западом» и хорошо помним, чем она заканчивается. Поэтому взглянуть правде в глаза — это не максимальный, а минимальный риск.
Пока есть время, пора совершать U-turn, плавный крутой вираж.