REUTERSОБСЕ назвала конституционный референдум, состоявшийся 27 июня в Киргизии, «прозрачным» и «отвечающим интересам мирного процесса». Киргизия становится парламентской республикой, а глава временного правительства Роза Отунбаева до 2011 года (до очередных выборов) будет исполнять обязанности действующего президента.     

По данным Центризбиркома страны, за парламентскую форму правления высказались более 90% проголосовавших избирателей, в том числе около 30 тыс. этнических узбеков, находящихся сейчас в качестве беженцев в соседнем Узбекистане. Показательна и высокая явка избирателей на пострадавшем от недавних волнений юге страны (Ошская и Джалалабадская области), который считается оплотом сторонников экс-президента Бакиева.     

Вероятность военного конфликта в Киргизии идет на убыль. Опасаясь того, что внешнее военное вмешательство может спровоцировать войну с Узбекистаном, Россия не стала посылать свои войска на киргизский юг, как того просила Отунбаева. По мнению Москвы, любое военное вмешательство могло иметь место только под эгидой ОДКБ, которое, в свою очередь, решило ограничиться так называемым планом стабилизации, предусматривающим меры вроде поставки вертолетов и откомандирование экспертов по массовым беспорядкам и терроризму.

Примерно в таком ключе звучат официальные отчеты и комментарии к киргизскому референдуму. Есть и другие точки зрения, не столь оптимистичные. По мнению бывшего секретаря Совета безопасности страны Мирослава Ниязова, тот, кто верит, что референдум и его «ошеломляющие результаты» являются гарантией безопасности и стабильности, «глубоко ошибается».

Американский исследовательский центр Stratfor, комментируя наступившее в Киргизии затишье, пишет: «Силы безопасности уже показали неспособность справиться с масштабными массовыми беспорядками и в случае новых вспышек насилия точно так же окажутся малоэффективными. К тому же российский президент Дмитрий Медведев выразил обеспокоенность по поводу формы правления, которую выбрала Киргизия. После референдума Медведев заявил, что эта политическая система может привести к бесконечным проблемам и пертурбациям в парламенте и что для предотвращения таких проблем необходимо «сильное и организованное правительство, которое учитывает исторические реалии и волю народа». Правда, Медведев добавил, что это внутреннее дело Киргизии.

Главные отличительные признаки этой страны остались прежними. Например, горный рельеф, который надежно закрепляет традиционное разделение киргизского общества на кланы. К тому же Киргизия по-прежнему стоит лицом к лицу с рисками, способными ввергнуть ее в кризис, разрешить который без внешнего вмешательства может уже не получиться».

По самой распространенной версии, массовые беспорядки на юге страны организованы сторонниками свергнутого президента Бакиева с целью полной дестабилизации обстановки в Киргизии. Сторонники этой версии считают, что в случае продолжения беспорядков в страну неминуемо будут введены международные миротворческие силы, которые обеспечат начало переговорного процесса с участием Бакиева.   

Как считает известный эксперт по Центральной Азии Александр Князев, если суметь доказать, что одним из главных факторов нынешних событий являются международные наркокриминальные структуры, связанные с семьей Бакиева, то одно это уже могло бы быть основанием для постановки вопроса о вводе в Киргизию миротворческих сил ОДКБ.

В сделанном на днях заявлении, основанном на оперативной информации, руководитель аппарата временного правительства Эмиль Каптагаев предупредил, что в Чуйскую область (север Киргизии) направляется крупная партия оружия. Оно предназначено для криминальных элементов, которые должны будут захватить колонии и выпустить заключенных. Большую часть преступного сообщества страны контролирует известный авторитет Камчыбек Кольбаев, бывший смотрящим семьи Бакиевых в криминальном мире.

Есть также оперативная информация о том, что ударной силой в столкновениях на юге были наемники из Таджикистана — вероятнее всего, из Мургаба или Джиргиталя. После выполнения задачи все они благополучно вернулись обратно. В случае если за дело возьмутся уголовники, то уходить им будет некуда и терять нечего. Источники «Однако» даже называют одну из наиболее вероятных точек приложения криминальных сил — административный центр Чуйской области Токмак, многонациональный город примерно в 60 км от киргизской столицы Бишкека.   

— Если у Бакиева есть потенциал для того, чтобы организовать что-то масштабное на севере страны, — считает Александр Князев, — то тогда актуализируется вопрос о вводе войск ОДКБ, и они, наверное, будут все-таки введены. В этом случае все те же процессы легитимации власти будут проходить уже просто в присутствии внешнего военного гаранта. Говорить о том, что гражданской войны в Киргизии не будет в силу особенностей менталитета, я думаю, не стоит. Тот менталитет, который сегодня сформировался у киргизов, как раз допускает такую возможность. Другое дело, что не все, к счастью, зависит от менталитета. Многое зависит от планов и намерений внешних партнеров и политической состоятельности временного правительства, которое тоже неоднородно, в нем представлены разные позиции. Факторов, определяющих, возможна ли гражданская война, очень много, и менталитет не самый главный из них.

Факторов, влияющих на дальнейшее развитие ситуации, действительно очень много. Один из них, по мнению Князева, тесно связан с озвученным Збигневом Бжезинским тезисом о «дуге нестабильности» для Евразии. Если нестабильность в Киргизии станет перманентной и ситуация будет развиваться по афганскому сценарию, то ее при желании можно вполне объединить с ситуацией в соседнем Таджикистане. В этой стране набирает силу не только социальный протест населения, но и группы вооруженной оппозиции, для которых любой конфликт в регионе может стать сигналом к выступлению.

Взрыв в Таджикистане возможен в любой момент, и тогда целые три страны — Таджикистан, Киргизия и Афганистан, из которого американцы и их союзники могут вывести войска в любой момент — станут одной огромной зоной нестабильности. Все угрозы безопасности — наркотрафик, деятельность экстремистских группировок, незаконная миграция — приблизятся вплотную к границам Китая и России, а также Казахстана, с которым РФ объединена Таможенным союзом. По основным геополитическим соперникам будет нанесен мощнейший удар.