Плыло 1300 пассажиров и 900 человек команды и обслуги. Шлюпок было на 1300 голов. Спаслось 700.

Катастрофа «Титаника» была выдающимся преступлением хай-класса против черни и пребудет такой в веках.

Это лучше других заметил разумник Кеймерон, стремясь хотя бы формально породнить верхнюю и нижнюю палубы, раз уж мелодрама не позволяет акцентировать социальную распрю.

Пароход был английским, а жесткость британской стратификации и тамошняя классовая нетерпимость давно стали притчею во языцех. Шлюпки изначально рассчитывались на половину присутствующих — то есть на I класс и офицерскую часть команды плюс гребцы. Многократно восславленный спасшимися закон «Женщин и детей вперед!» касался только барских женщин и люксовых детей: плебейские женщины и дети вместе с мужчинами грудились в трюме за матросскими заслонами, с ними же и утонули. Это верхняя публика могла рассуждать, брать ли с собой драгоценности и мосек, будить ли детей или одевать сонными, покупаться ли на тревогу или нет и красит ли их спасжилет, — им по-любому хватало и места, и времени (кстати, спасжилет в воде двуградусной температуры совершенно ни к чему: сердце в таких условиях останавливается минуте на третьей). Всем запомнился игравший до последнего оркестр — только никто не вспоминает, что оркестр как обслугу в лодки никто не приглашал: могли играть, могли просто так тонуть — ну так они играли. Шлюпки вместимостью в 65 человек спускались на воду, загруженными на четверть из-за протестов гранд-дам, боящихся перевернуться, а посоветовать им заткнуть хлебало (раз в жизни, в силу экстремальных условий) не повернулся язык ни у одного офицера и джентльмена. Те были больше озабочены благородным изгнанием из лодок мужчин, в том числе и из шкурных побуждений: это позволяло сажать на весла своих — не будут же столбовые дворянки ворочать уключинами! Все легенды о вылавливании жертв из воды выдуманы позже устыдившимися счастливчиками: в действительности на 700 с лишним человек при недогрузе шлюпок из воды достали всего шестерых! Еще и отпихивали: самим места мало.

Это был масштабнейший грех британской олигархии, утопившей полторы тысячи нижних чинов просто с непривычки думать о ком-нибудь, кроме себя. Разразившаяся вскоре Великая война вызвала всплеск окопной литературы в Германии и Франции — только Британия ответила пудом книг о горестях лучших поместных семейств, к которым вернулись поувеченные сыновья-офицеры. «Солдат не человек» — этот закон советской казармы в начале века был международным и в лучшей из империй не оспаривался никем.

О «Титанике» много и качественно снимали, но обвинить в массовом убийстве целый класс ни у кого не хватило пороху — он ведь тоже пострадал; промок сильно. Примечательно, что круговую поруку прорвала давно неравнодушная к Англии и вполне эгалитарная фашистская Германия. В картине 42-го года «Титаник» спесивых убийц назвали убийцами, слегка, правда, преувеличив роль отдельных матросов и пассажиров германского происхождения в спасении плебса (но это уж неизбежные издержки этнократических кинематографий).

Если бы айсберг пропорол не шесть, а хотя бы пять отсеков, лайнер остался бы на плаву, потому что справились бы помпы. Но для этого следовало не гнать на полной скорости, а мыслимо ли такое, если в путь выдвигается чудо инженерной мысли с габаритами города, гигантским запасом хода и вселенской технократической гордыней?

А шлюпочный лимит на половину с небольшим пассажиров и команды, между прочим, был утвержден Адмиралтейством для всех судов гражданского флота. Морской, так сказать, закон.

Ну выплыла треть.

Пустяки какие.

Треть-то лучшая.

P.S. У кого нервы в норме, рекомендую британский фильм 1958-го Night to remember, он в доступе. Смотреть ночью без света при минусовой температуре за окном. Это тебе не Лева Ди Каприо с мастихином. Ощущение, что вода поднимается вверх по щиколотке, гарантирую на протяжении всех двух часов.