«Оранжевая революция» в России завершилась нетрадиционно. Она неуклюже плюхнулась в лужу подтаявшей московской грязи, жалобно всхлипнула и издала характерный конфузный пук.

Сдается мне, на этот раз заказчики и операторы «продвижения демократии» выбрали мишенью не ту страну — себе не по рангу и не по зубам. Поэтому потерпели не просто поражение, а поражение унизительное, сопровождаемое высокомерными прибауточками страны, намеченной было на роль жертвы. Это очень по-русски: врагов у нас принято побеждать со всем уважением, а недоразумениям место в луже — иди, мол, теперь подмойся и впредь папу с мамой слушайся.

При этом, кстати, надо понимать, что «оранжевая угроза» всего лишь опущена, но не разгромлена: внешнее руководство «болотных» хоть и выглядит растерянным, но оставляет за собой право на реванш. Однако мы же должны понимать, что происки геополитических конкурентов — это важная составляющая смуты, но не единственная и не решающая. Эти происки подпитываются реальными и очевидными изъянами нашего государственного устройства. И единственным надежным иммунитетом от этой заразы является отсутствие почвы для нее внутри страны, а не только успешное реагирование на очевидные признаки угрозы. Итак, почему в России не получился «майдан»? Если не увлекаться деталями технологий, то причин всего две.

Первая причина — суверенность российской государственной власти. Доказано, что ни действующий президент, ни избранный не нуждаются в «вашингтонском ярлыке на княжение». Именно это обстоятельство позволило власти реагировать на «болотный инцидент» разумно и адекватно. Обратите внимание: «призрак смуты» развеян без каких бы то ни было «силовых» акций — только добрым словом и политическими методами. И, повторяю, при невозможности вооруженного вмешательства извне именно это обстоятельство можно считать решающим.

Но была еще и причина вторая. И она гораздо важнее, чем первая, потому что относится как раз к шагам по искоренению внутренней базы смуты. Здесь принципиальны три момента.

Во-первых, российское общество (гражданское, кстати) не просто не приняло «оранжевый сценарий», но и действенно ему возразило — и на информационных площадках, и на улицах городов. Причем, что важно, без понуканий со стороны власти. Общество внятно сообщило всем интересующимся, что оно готово устранять изъяны государства, но только при наличии государства.

Во-вторых, в ходе избирательной кампании главный кандидат в президенты выдвинул небесспорную, но содержательную и созидательную программу действий. Причем действий не тактического, но стратегического характера, с попыткой ответственного описания цельного российского проекта будущего. Общество решило, что это вполне достойный предмет для конструктивного диалога и сотрудничества.

В-третьих, с этим проектом кандидат №1 (ныне избранный президент) обратился не к элитам, а, минуя элиты, напрямую к народу. В том числе и в новом для себя митинговом жанре. Обратился не с просьбой поддержать лично его, а с предложением наконец-то уже всем народом поработать.

Из этого следует вот что. Владимир Путин на сей раз выиграл не просто очередные выборы. Он в ситуации «оранжевой угрозы» получил беспрецедентный мандат доверия: он принял сторону народа России, и народ России его принял на своей стороне. И этот мандат не просто беспрецедентный — он беспрецедентно обязывающий. С этой стороны можно дезертировать только в забвение.

…Впрочем, насчет «беспрецедентности» — это не совсем так. По случайному совпадению, «болотный бунт» захлебнулся именно 5 марта — в годовщину смерти крайнего русского лидера, имевшего такой мандат и такой внятный созидательный проект.

Добро пожаловать обратно на нормальную дорогу русской истории.

фото: ИГОРЬ СТОМАХИН

Материалы по теме:

Спасибо врагу. Четыре причины благодарить организаторов «оранжада»
Это был референдум. К победе в первом туре и «отличном тренде «болота»
Первый шаг требует следующего. О том, чья победа

 

Другие материалы главной темы