ОТ РЕДАКЦИИ. Мы продолжаем серию публикаций о наиболее значимых технологических разработках готовящейся «болотной» революции. В предыдущей части («Однако», №3) мы с помощью наших украинских товарищей разобрались с тем, что чувствуют «революционеры», которые стоят в толпе, чем занимаются инженеры «болотного» бунта и почему для успеха представления обязательно нужны жертвы.

Одна из важных характеристик цветной революции — модность. Не в том смысле, что она соответствует какому-то тренду в индустрии моды. Просто участвовать в революции модно. В протестах принимают участие ухоженные и стильно одетые люди. Бунтарей поддерживают прогрессивные и стильные СМИ. Посмотрите на телеканал «Дождь» — это же вам не кондовый Первый канал или официозный РТР.

У рэволюсьёнеров все стильненько, все в тренде и на европейском уровне. Самый модный поэт Быков. Самая прогрессивная радиостанция, самый современный дизайн их сайтов. Они собираются в кафешечках и на своем птичьем языке обсуждают новые тенденции в революции. Вы думаете, это не имеет значения? Очень зря. Поставьте рядом Чирикову, Навального и Немцова, а напротив — любых трех депутатов Государственной думы из «Единой России». Чисто на визуальном уровне, с точки зрения стиля, кто привлекательнее?

Убежден, не стоит недооценивать этой характеристики рэволюсьёнеров. Модность тенденции — это то, что держит вместе эту толпу, это своего рода знак элитарности и противопоставления себя «быдлу».

«Стильное» против «кондового»

Но, кроме модности самой рэволюсьён, есть еще один важный тренд. Надо показать, что власть — сборище замшелых ретроградов. Кремль — это гонки на лафетах. Правительство РФ — это кремлевские старцы. Все, кто за них, — одной ногой в могиле. Власть — это зомби. Поэтому она сера, некрасива и немодна. Быть властью и быть с властью немодно и нестильно.

Очень показательной является история с Чулпан Хаматовой. Одна из «болотных» технологий — публичное бичевание любого нового и неангажированного популярного лица. С Путиным могут быть только пенсионеры Говорухин и Бабкина. А если кого бичевать слишком очевидно неуместно, как в случае с Хаматовой, то применяется еще более иезуитская технология.

Или вот прелестный сюжет с Машей Гессен и Евгением Мироновым. Первая объявила, что в наказание за поддержку Путина вторым она лишает Миронова права ставить в своем театре пьесу по ее книге. И что с того, что Миронов не вполне знает, кто такая Маша Гессен, и никакую книжку в глаза не видел, не говоря уже о планах сценической постановки? На вентилятор уже наброшено: Миронов не наш, не комильфо.

Надо просто понимать, в каком мире живет артист. Любой артист живет в мире эмоций. Общественную реакцию он воспринимает как реакцию зрителя. И когда на артиста, литератора, режиссера или эстрадного певца обрушивается волна общественного порицания — а он именно так воспринимает бучу в социальных сетях, в демократической прессе и ТВ, — его вышибает из колеи. Тот, кто покрепче, просто сходит с дистанции. Кто послабее — побежит каяться к рэволюсьёнерам на Майдан или Болотную.

Добавьте сюда такой немаловажный фактор, как травля в западной прессе. Для известного и успешного человека кампания по дискредитации в штатовской, английской и немецкой прессе — это сильный фактор дестабилизации.

Для модных рэволюсьёнеров важно одержать эту победу. Не надо недооценивать победу стиля над безвкусицей. Я неоднократно писал на тему шоу-политики и роли шоу-технологий в избирательных гонках. Артисты, режиссеры и литераторы давно перешли в разряд лидеров общественного мнения. Для креативного класса, на который все и рассчитано, мнение писателя Быкова значительно ценнее, чем мнение академика или изобретателя. Рэволюсьёнером не движет разум, им движет чувство стиля. И переход, например, в рэволюсьённый лагерь той же Чулпан Хаматовой будет означать победу стиля над безвкусицей.

На Украине, например, этот фактор абсолютно не учли — и шоу-звезды сдавались «оранжевым» в плен пачками и приносили покаяния в прямых эфирах и на Майдане.

Когда на Болотной соберется толпа, ее надо будет кормить не только ненавистью к власти. Ее обязательно надо подпитывать пускай маленькими, но победами. И эти победы обязательно должны быть модными. Поэтому если мы дадим загнать себя в рамки «стильная Рэволюция против кондовой Реакции», мы проиграем битву за столицу. А все будет происходить именно там.

Внешнее давление на элитариев

Любой рэволюсьён активно поддерживается извне. Даже если он не был инспирирован и организован, на определённом этапе в проект вступают внешние игроки. Это делается исключительно из тех соображений, что слабый конкурент лучше, чем сильный. А любой бунт — это естественное ослабление государства.

В нашем же случае речь идет в первую очередь об экспортированной технологии. И в этой технологии есть немаловажный, если не ключевой момент — дестабилизация правящих элит.

Для того чтобы подавить любой бунт, на самом деле достаточно стандартных полицейских мероприятий и слаженной работы спецслужб. Но это при условии, что есть политическая воля и адекватное понимание ситуации. Но мы все-таки исходим из того, что государство, в которое экспортируется бунт, достаточно уязвимо.

Итак, что происходит на сцене. Возмущенные «нечестными выборами» толпы бунтуют в центре столицы. Власти взывают к спокойствию и пытаются навести порядок, минимально применяя силу. Лояльные власти СМИ радостно рапортуют о том, что все под контролем: «Доярки Ставрополья и Адыгеи поддерживают курс на стабильность и осуждают митингующих!».

Оппозиционные СМИ, в свою очередь, греют ситуацию, сообщая что «миллионы столичных жителей вышли протестовать с тележками возле касс в супермаркетах». Популярные певцы и артисты декламируют стихи декабристов и строят из себя ЧеГевар. Но это та картинка, которую видим мы.

Что же происходит в этот момент за пределами государства, в котором намечается бунт? По мере развертывания событий на площадях столицы в тамошней демократической прессе (а она там практически вся демократическая) начинается самая настоящая истерика: «Кровавый тиран лично пытает арестованных демократов!», «Подвалы Лубянки переполнены!», «Семья диктатора покинула столицу в направлении Сызрани!». Особенно стараются молодые демократии – вроде Польши, Эстонии и Грузии. Что немудрено, ибо они для этого и созданы.

Казалось бы, ну гонят волну штатовские, британские и прочие СМИ, и что с того? Как может повредить статейка в «Таймс» подавлению бунта?

Разгадка чрезмерной активности кроется в особенности мироустройства, которое сложилось после того, как рухнул СССР. Дело в том, что наш народ и наши элиты живут немного в разных измерениях. Для рядового гражданина что Европейский союз, что США, что Канада — это в лучшем случае место, где можно качественно отдохнуть и поглазеть на достопримечательности. Ну или для идейных евроатлантистов — земля обетованная, куда надо стремиться любыми путями.

А вот у наших элитариев рождаются совсем другие ассоциации, когда они читают заголовки ведущих мировых газет. Для нашей элиты en mass Евросоюз и США — это жизненная среда. Там учатся их дети, там размещены их капиталы, в конце концов, там проводятся отпуска и живут партнеры по бизнесу. И если для нас колонка в «Таймс» о необходимости санкций в отношении режима — это злобный пасквиль, то наш элитарий видит в этой колонке угрозу личному благосостоянию. В конце концов перед глазами есть примеры торговца оружием Юрия Бута и беглого украинского премьера Павла Лазаренко. Наш элитарий понимает, что если захотят взять за нежное место, то возьмут. И пойдут прахом и дача в Швейцарии, и учеба сына, и «куртка кожаная… три штуки».

Истерия, которая разворачивается в западных СМИ, проходит на фоне незаметной и кропотливой работы по окучиванию наших элитариев. С ними встречаются представители посольств, иностранные партнеры, сотрудники демократических фондов, редакторы солидных европейских изданий и информагентств. Причем проходит этот процесс не только незаметно, но и чрезвычайно неспешно. Бунт подготовлен на март, а работа по окучиванию элитариев проходит уже лет десять, если не больше. Многочисленные круглые столы, международные конференции, бизнес-форумы и так далее — это зачем по-вашему? Наши элитарии получают четкие месседжи: мол, властители евроатлантического мира не особо довольны происходящим у вас в государстве. Будьте внимательны, господин замминистра, ваш президент ведет вашу страну в неправильном направлении. И вы разделите судьбу вашего президента, если поддержите диктатора. Посмотрите на судьбу Милошевича и Каддафи.

Кстати, именно поэтому в преддверии бунта так много публикаций и сообщений о «новом железном занавесе». Это для нас с вами железный занавес означает в худшем случае конец туризму, а в лучшем — что нас как минимум стали бояться и, вероятно, уважать. А для нашего элитария железный занавес — это персональный крах.

Поэтому мы должны понимать, что основная цель разворачивания истерии за границей — парализовать волю наших элитариев. Чтобы замминистра не спешил выполнять приказ начальства, чтобы редактор телеканала внезапно начал бороться за плюрализм мнений в эфире, а олигарх средней руки пожертвовал лишний миллион на поддержку бунта.

И если «инженерам» «болотной» революции таки удастся собрать в столице многотысячную толпу, а их старшим товарищам — массово парализовать волю элит, то рэволюсьён точно получится на славу. Как бы ни поддерживали «кровавого тирана» рядовые граждане в провинции и начальство среднего эшелона. Потому что нас в этом раскладе просто нет. Мы должны выйти на сцену, когда рэволюсьён перейдет из стадии бунта в стадию гражданского конфликта.

(Продолжение следует)

фото: НАТАЛЬЯ ЛЬВОВА

Другие материалы главной темы