Попытка «цветной» революции в России провалилась. Однако успокаиваться рано: то был первый заход, пристрелка, и этот опыт отнюдь не бесполезен для «болотных инженеров». Важно, чтобы уроки из случившегося извлекла и российская власть.

На самом деле «болотные» специалисты не выполнили главного условия «цветной» революции — не отмобилизовали достаточное количество людей. Штурм столицы не удался, потому что голос рэволюсьёнеров не звучал в унисон с общими настроениями столицы. Москва работала, торговала, стояла в пробках, толкалась в метро, улетала в Эмираты и оттягивалась на афтепати. «Цветные» технологии работают, только когда в наличии есть несколько сотен тысяч взвинченных граждан — в достаточном количестве, чтобы создать иллюзию, будто восстала вся Москва. Сколько для этого нужно, 300 тысяч или полмиллиона, сказать сложно, потому что еще ни разу не удавалось экспортировать «цветную» революцию в столицу, соразмерную столице России.

Киев, Тбилиси, Белград, Бишкек, Кишинев… Все эти города вместе взятые не тянут на одну Москву. Ни по количеству населения, ни по финансовым ресурсам, ни по уровню влияния на мировую политику, ни по уровню подготовленности МВД и спецслужб. Да и не надо, в конце концов, сравнивать Кучму, Шеварднадзе и Воронина с Путиным: разные масштабы личностей и уровни возможностей.

США: Удачная репетиция

Что в сухом остатке после неудавшейся провокации бунта? Путин получил власть. Он получил бы ее в любом случае — соберись на Пушкинской рэволюсьёнеры или не соберись. То есть Путин остался при своих. Особо отличившиеся рэволюсьёнеры получили 15 суток. Что на фоне освоенных бюджетов от демократических фондов и частных лиц очень неплохая капитализация. И Яшин, и Удальцов, и Навальный, и Лимонов — люди далеко не богатые. Революция — их бизнес. Ну и кто-то из них, вероятно, лично сильно ненавидит Путина, так что они совместили приятное с полезным.

А вот наши бледнолицые братья из Госдепа США и те, кто управляет «цветными» революциями извне, провели успешную разведку боем, получив уникальный опыт провокации бунта в Москве — столице ядерного государства, занимающего 1/7 часть суши, на территории которого находится около 25% всех мировых природных ресурсов. Между прочим, даже не испортив дипломатические отношения.

И с этой точки зрения все успешные «цветные» перевороты, организованные по всему миру до 5 марта 2012 года, были лишь пристрелкой к НАСТОЯЩЕЙ операции.

Как я прогнозировал в статье «Проект «русский бунт» для офисного пролетариата» от 26 декабря 2011 года (№45), на президентских выборах пройдет одна из репетиций «цветной» революции. Учения в условиях, приближенных к боевым. И участники этого бунта в дальнейшем займут штабные должности в настоящей «цветной» революции. На Пушкинской были старшины, сержанты и лейтенанты второго этапа революции, который намечен США сразу за следующей волной глобального кризиса.

Продолжение следует: предпосылки и параллели

Технологи «цветных» революций понимают: для того чтобы бунт удался, необходима критическая масса граждан Москвы, которая будет готова выйти на улицы. Под любым предлогом. Потому что не подвезли хлеб, вторую неделю перебои с электричеством или Путин фальсифицировал выборы.

Очевидно, что, после того как подойдет вторая волна глобального кризиса и ею смоет работников сферы услуг, посредников, рекламистов, менеджеров и юристов, окажется, что в Москве огромное количество незанятых и серьезно понизивших свой потребительский уровень людей. Кто не верит — пускай вспомнит о массовых митингах и манифестациях в начале 90-х, когда первые либеральные реформы опустили пенсионеров, рабочих, инженеров, школьных учителей и творческую интеллигенцию в маргинальный слой.

Оговорюсь еще раз: Украина не Россия, Киев не Москва. Никаких прямых аналогий быть не может. Все совпадения возможны исключительно на технологическом уровне, потому что занимаются «цветными» революциями одни и те же люди. Меняются декорации, действующие лица, но технологии всегда одни и те же. Приведу пример. Все мы знаем про киевский Майдан и «оранжевую» революцию. Написаны сотни статей, изданы десятки фотоальбомов, сняты фильмы. Но мало кто помнит, что киевский Майдан стал апогеем «цветной» революции. А началось-то все за три года до Майдана, в 2001 году. Напомню, что после загадочного исчезновения оппозиционного журналиста Гонгадзе в Киеве началась многодневная акция протеста «Украина без Кучмы». «Оранжисты», которых тогда еще так не называли, обвиняли президента Украины в том, что он чуть ли не собственноручно убил Гонгадзе, и требовали отставки главы государства. Они пытались ставить палаточные городки, собирали митинги — власть городки сносила, а митинги разгоняла. Закончился первый акт «Украины без Кучмы» достаточно жестко — прямым столкновением манифестантов с ОМОНо м, когда первые лица Украины возлагали цветы к памятнику Шевченко в центре Киева.

Тогда, в 2001 году, украинская власть беспечно отнеслась к этим первым раскатам надвигающегося грома. Она не сделала никаких выводов. В то время как будущие «оранжевые» получили бесценный опыт, а Госдепартамент США сделал выводы. В последующие три года количество грантовых и демократических организаций на Украине выросло в три (!) раза.

В том, что на Украине произошла «оранжевая» революция, целиком и полностью была виновата центральная власть, которая не только легкомысленно отнеслась к угрозе, но даже и не попыталась разобраться, с чем, собственно, имеет дело. В апогее «цветной» революции — киевском Майдане, безусловно, виноват персонально Леонид Кучма, которому не хватило решимости подавить бунт. Хотя все возможности и полномочия для этого у него были.

Поэтому главная задача, которая стоит сегодня перед властью России, — адекватно оценить уровень угрозы. «Цветная» революция не предотвращена и не побеждена. Подавлена лишь первая робкая попытка провокации бунта в Москве. Начинается подготовка второго этапа «цветной» революции, связанного со второй волной глобального кризиса.

Либеральный шантаж Москвы

Учитывая, что ключевую роль в «цветной» революции играют жители столицы, важно разобраться, какую позицию заняли те самые москвичи, на массовое участие которых и рассчитывали «болотные» технологи.

Парадокс: Москва, породившая социальных паразитов, более известных как «креативный класс», их не поддержала. Мой московский приятель, никак не связанный с политикой успешный коммерсант, охарактеризовал рэволюсьёнеров предельно точно: «с говна пенка».

Призыв 15-тысячной толпы не был услышан москвичами: Первопрестольная показала «болотным», что пока не готова выступать на их стороне. Но так или иначе значительная часть граждан столицы им симпатизирует. Одновременно Москва широко проголосовала за Прохорова, продемонстрировав тем самым остальной России свою либеральность. Она послала месседж новому президенту: смотри, мол, мы в принципе не очень лояльны, так давай, ублажай Москву, иначе мы можем стать и более либеральными.

В электоральной социологии есть такое понятие, как лояльность. Это означает, что есть группы населения, которые относятся с симпатией не только к «своему» кандидату или «своей» партии, но и к тем, за кого в настоящий момент не голосовали. Так, например, значительная часть сторонников Зюганова лояльна Путину и наоборот. Или часть сторонников Путина лояльна Прохорову, а другая часть лояльна Зюганову. И так далее. Так вот, москвичи, массово проголосовавшие за Прохорова, — это и есть аудитория, лояльная «болотной». Это не значит, что они готовы выходить на улицы и идти в лобовую на ОМОН. Но они не готовы на это сегодня, в нынешних социально-экономических условиях. А если условия изменятся?

Эту лояльность, кстати, очень точно уловил сам Михаил Прохоров. Именно поэтому он пошел на Пушкинскую площадь и лез на сцену, несмотря на то что его освистывала радикальная часть бунтарей. Прохорову важно было показать своим сторонникам, что он так же, как и они, лоялен «болотным».

Поэтому стратегически важный вопрос, который стоит перед центральной властью, — это выработка принципиально новой политики в отношении Москвы и москвичей. Уже сейчас понятно, что 20-летний курс подкупа москвичей муниципальными благами и повышенными доходами не дает никакого эффекта. Если продолжать развивать столицу, как и раньше, креативный класс будет расти и все большее количество москвичей будет лояльно рэволюсьёнерам.

Не могу сказать, что именно нужно делать со столицей. Может быть, вынести часть государственных функций и министерств в другие города — заодно чиновники хоть страну увидят. Может быть, взять курс на расширение столичной инфраструктуры и массового расползания москвичей по пригородам. Может быть, наоборот, развивать провинциальные города, выравнивая их со столицей, дабы те, кто приехал в Москву, могли без потерь вернуться домой. В любом случае нужны серьезные социологические, экономические и культурологические исследования. Надо решать, что делать с нашей столицей, потому что тот путь, по которому она развивается, прямиком ведет к следующей серии «цветной» революции.

Другие материалы главной темы