По одному из федеральных каналов (я их не различаю) опять и снова — какой-то из фильмов про Рэмбо. Типа «Рэмбо. Первая кровь». Так писали на видеокассетах — карандашом, сбоку. Когда дунул (вот дунул, так дунул)… не… в смысле — ветер перемен (это такое образное выражение), в общем, когда у совков рывком отжали все их советские бабки… опять я не про то… Короче, были такие видеосалоны. Но чаще брали в аренду «видак» и собирались у кого-нибудь на квартире. Я тогда был школьником. Мы всем классом (мальчики) устраивали себе кинофестивали — на всю ночь. Смотрели кино с Брюсом Ли. По селу ходило всего кассет 20, не больше. И была среди них кассета «Рэмбо. Первая кровь».

Кино про Рэмбо я не смотрел. До сих пор не смотрел полностью ни один из фильмов серии. Мне как-то сразу стало неприятно. Потому что это кино про то, как гигантские насекомые зачищают свою планету от «Звездного десанта», от людей с Земли, и побеждают, и разрывают на части землян, и это хорошо. Как в «Звездном десанте» Пола Верховена. Только наоборот. Как если бы фильм про это сняли насекомые. И это бы еще ничего: понятно, что у насекомых должны быть именно такие фильмы, но кто решил, что это нужно показывать людям?

Своего народа (людей) я тогда впервые не понял: почему они за насекомых?! Рэмбо стал героем, кличка Рэмбо указывала на мужчину сильного, решительного и накачанного. У нас в общаге такой был — Рэмба.

Так, опять сбился с мысли. Суть в том, что один из фильмов про Рэмбу — он о том, как положительный герой, красавец, идеальный мужчина, защищая свободу и мирное население бедной восточной страны, ставшей жертвой чудовищной красной агрессии, убивает. «Рэмбо. Красная жара». Так, кажется. Много, много убивает. Врагов. Советских. Русских. То есть нас. И фильм построен так (каждый фильм так построен), что зритель сопереживает Рэмбе, радуется, когда Рэмба убивает много своих врагов, жалеет Рэмбу за каждую алую царапину на его чудесном торсе и вообще — за Рэмбу. А не за советских. Не за русских. То есть не за нас.

Нас убивают, мы смотрим про это фильм, влюбляемся в главного героя, называем его именем своих детей, вешаем плакаты на стену, молимся. Как если бы Пол Верховен был насекомым и снял свой «Звездный десант» наоборот, а мы, люди, смотрели бы на видео, и восхищались, и клеили бы потом к себе на стену плакаты самого отвратительного и злобного паука. Но Пол Верховен не снял такую картину, он снял картину «за людей». За людей — по-любому, потому что люди всегда правы, потому что люди, и никакие «права насекомых» не берутся в расчет. Потому что есть свои. И есть чужие.

И мне всегда казалось, что советские — это свои. Они же — русские. И как бы там ни называлась текущая государственная форма, и внутри мы можем, конечно, друг друга различать и сами быть за или против кого-то из нас, — но если внутри, между своими. А когда, как в фильме «От заката до рассвета» в ночном баре, все превращаются в вурдалаков, тут каждый, кто не вурдалак, тот свой. Или когда насекомые. Если кто-то реально чужой, то мы встаем за своих, только.

И вот она — первая кровь. Рэмбо. Вот когда она потекла — когда потеряли систему распознавания «свой — чужой». Мы, свои, советские — плохо ли, хорошо ли, а другие — чужие. И сидели перед видеодвойками, и пялились на экран, где чужой Рэмбо мочил наших, своих, советских, и радовались. Идиоты. Какая бы ни была толерантность и мультикультурность, а там, у них, ружья кирпичом не чистят, то есть нету у них таких фильмов, где их, злостных кяфиров, успешно убивает молодой красивый арабтеррорист, положительный герой. Они-то помнят, они-то знают, кто для них «свои» и «чужие».

Мы для них «чужие». Они даже притворялись, что талибы им свои, когда талибы нас убивали, а потом, когда мы ушли, оказалось, что талибы и им чужие, и сейчас они убивают талибов сами, ровно за то же, за что раньше убивали талибов мы. Они (Рэмбы) защитили от нас талибов, как оказалось, только для того, чтобы самим их убивать.

А мы-то, мы?

Потерялись.

Прошло больше чем двадцать лет. Пора вернуться домой. Хватит. Снять портреты палачей своих родителей с почетного места на стенке. Мы — свои. Другие — чужие. Хватит.

Хватит транслировать иностранные антисоветские (антирусские, значит) фильмы по федеральным каналам, покупать их за деньги зрителей и показывать зрителям — нашим, своим. Фильмы о том, как прекрасен наш враг. Поклонитесь ему. Поклоняйтесь! Великому Пауку.

Нет, хватит. Мы — звездный десант. Если увидишь что угодно, передвигающееся больше чем на двух ногах, — мочи.