«Однако» продолжает публиковать письма жительницы Дамаска, русской женщины, давно переехавшей в Сирию (во время одной из командировок в эту страну мы договорились, что она будет писать нам, сообщая о том, что происходит вокруг). В этом номере — очередная порция писем нашего непредвзятого автора. Стиль и орфография оставлены без изменения. Имена, адреса и другая информация личного характера по понятным причинам не публикуются.

23 ноября

Две недели назад мне нужно было зайти в Русский культурный центр в Дамаске. Сказать по правде, я там не была уже более полугода. Да, пожалуй, со дня проведения выставки RETRO. А хорошая была выставка! Женщины принесли вещи еще с советских времен, у кого что сохранилось. Иногда такие неожиданные вещи можно было увидеть! Посуда, одежда, обувь, игрушки, книги, фотоаппараты и кинокамеры и много чего другого… Можно посмотреть фото на rodnik-damask. my.livejurnal.ru.

Потом мамы приходили с детьми — показывали им и рассказывали о нашей прошлой жизни. С детьми мы чаще бывали в РКЦ. А этот поход в РКЦ был связан у меня с тем, что надо было встретить одну знакомую, которая недавно вернулась из Москвы и привезла мне лекарства. Хотя лекарства здесь есть всякие, но врач, у которого лечится мой муж, учился в России и выписал ему какие-то БАДы. Сказал, если кто поедет — закажи. Я в эти БАДы не верю, но муж ухватился за эту возможность лечиться «иностранными лекарствами».

Так как я давно не была в центре Дамаска, меня ждал целый ряд сюрпризов. Некоторые улицы были перекрыты для проезда машин, можно было только пройти пешком, маршрутка уже не проходила мимо РКЦ. Я доехала до центра города и еле-еле вышла, так как народ окружил подъехавшую машину плотной толпой. Пришлось прямо прыгать на толпу. Я поняла, что обратно уехать уже не смогу, невозможно протиснуться через толпу, a очередей не бывает — не принято. Только повернулась идти в сторону РКЦ, раздался звонок на моб. Звонила знакомая, она не дождалась и уже уходит. Надо успеть домой, уже начинает темнеть. Это раньше классы и кружки в РКЦ работали почти до полуночи. У меня дочка ходила в кружок танцев для взрослых, который начинал свою работу в 10 вечера. А теперь другие времена. Что же делать, я извинилась за опоздание и попросила знакомую оставить вещи у дежурного.

Через 15 минут я уже была на месте, знакомая ушла, а вещи ожидали меня у дежурного. И на том спасибо. Обратно решила поехать на другой маршрутке. Для этого надо было пройти всю улицу Салхие. Там я тоже очень давно не была. Магазины все открыты, но народу мало. Может быть из-за наступающей темноты. Ближе к площади Арнус, где памятник бывшему президенту Хафезу Асаду — сооружен какой-то лабиринт из бетонных заграждений. Я немного запуталась в них и вдруг неожиданно вышла посреди столиков, за которыми сидели люди.

Это было кафе прямо среди деревьев. Раньше его не было. Стало как-то неловко перед людьми, что я так внезапно оказалась перед ними, пришлось пролезать между столиками. Дальше уже без приключений дошла до остановки и спокойно села на маршрутку. По дороге от РКЦ до остановки насчитала 4 «торговые точки» — прямо на асфальте и на заборе лежали и висели женские кофточки. Торговали пожилые седые женщины. Я узнала их, давно ездят в Сирию. Мне кажется, это грузинки, хотя местные называют их русскими. Они разговаривают по-русски, но между собой — еще на каком-то языке. Привозят вещи из Турции и продают на дороге.

23 ноября

Вчера был День Рождения нашей подруги и мы несколько женщин решили отметить этот день в кафе. Кафе выбрали в центре Дамаска недалеко от гостиницы «ШАМ». По дороге маршрутку останавливали 2 раза для проверки документов, но проверяют только у мужчин, один раз даже сравнивали по каким-то спискам, напечатанным на бумаге. (Интересно, что у арабов списки составляются по алфавиту, но не по фамилиям, a по именам, а потом уже идет фамилия. А так как тут много имен на букву M, а еще распространены составные имена из 2-x имен, первое из которых обязательно Мухаммад, то несколько листов в списках идут на букву M.) А недалеко от кафе, уже в центре города 2 проверили сумки, прямо посреди тротуара, но теперь уже у всех, и у женщин в том числе.

Все было культурно, мы тоже поблагодарили солдатиков за службу.

Несмотря на ранний час (было 11 дня) в кафе было много людей. Погода была хорошая, солнечная и настроение было приподнятое. Еда там очень вкусная. Хорошо посидели, вспомнили былые добрые времена. Одна из подруг сказала, что ей позвонили из консульства, спросили сколько человек из семьи предполагается на эвакуацию, если такое будет. Другим пока не звонили. Мне — тоже. Нет, я однозначно не поеду. Мне нельзя бросить семью.

Закончили посиделки в 1.30, но тут закончились занятия в школе и оказалось, что трудно уехать домой. Машины встали в сплошной пробке (не забывайте, что некоторые улицы города перекрыты полностью). Что делать? Пошла пешком. Мы всегда радуемся в таких случаях, что Дамаск все-таки маленький город, можно из конца в конец пешком пройти. Через час была дома.

Все — спокойно.

23 ноября

Помните, в день, когда самолет из Москвы посадили в Турции, в новостях показывали одного пожилого мужчину-араба, который ждал в аэропорту жену и дочь? Простой человек, но кладезь мудрости. Я его очень уважаю и иногда обращаюсь к нему за советом или за разъяснением чего-либо, что не можем понять. Он раньше был муллой в мечети, поэтому знает все эти богословские премудрости.

Вот я и спросила у него о суннитах и шиитах, oб алавитах и исмаилитах. Почему не могут перейти люди из одного клана в другой?

Как ни странно, ответ оказался очень простым: потому что не существует суннитов и шиитов, и алавитов, и других. О них не упоминается в Коране, поэтому — это пустые разговоры. Люди придумали. Это не от Аллаха, а от Аллаха — должны быть все люди одинаковыми.

Вот так. А как это разъяснить всем другим?

26 ноября

Утренняя прогулка. Доктор прописал мне пешие прогулки. Но нужны еще положительные эмоции. Попробуем найти положительные эмоции в отдельно взятой и измученной «революцией» стране.

Итак: раннее утро. Где-то далеко послышалась автоматная очередь. Ну что ж, туда не пойдем, хотя мы не знаем, что кроется за этой очередью. Дочь подруги рассказывала: она шла на занятия в университет (учится она на медицинском и на занятия ходит, перекинув белый докторский халатик на руке). Когда проходила мимо блок-поста, молоденький солдатик решил пофлиртовать и говорит ей: эй, доктора! (то есть «эй, врачиха» по-здешнему). Естественно, она гордо «проплыла» мимо него, не сказав ни слова. И тогда он пальнул вверх, чтоб обратить на себя внимание. Молодежь!

А мы в это время можем напридумывать Бог знает что. Иду в противоположную от выстрела сторону. Вот реабилитационный центр для военных, у входа толкутся солдатики, а дальше, за перекрестком реабилитационный центр для детей-инвалидов. Их там обучают школьной программе и какой-либо профессии. Рядом открыта красивая химчистка с большими стеклянными окнами во всю стену. На вывеске надпись: «В помощь инвалидам». Я думала, не работает, ан нет, открыта и народ внутри виден. Хорошо.

Вот — заправочная, тоже работает. В очереди 6 машин, нормально, давки нет. Тоже хорошо. За ней заправочная газовых баллонов, тоже мало народу. Почему? Всегда давка невообразимая была. Может, газ не привозят? А, вспомнила, рассказывали, что теперь запись через организацию местного управления по семейным книжкам (есть такой документ на семью, кроме удостоверения личности на каждого человека). В семейной книжке записываются все жены (по Шариату разрешается 4) и все дети от всех жен. Интересно, а как же они делят эту бутылку газа, если у него больше одной жены и все живут в разных домах? A меняют по одному — на каждую семейную книжку. Надо поспрашивать у кого-нибудь. Идем дальше. Пункт оплаты за электричество, а на противоположной стороне улицы — оплата за воду. Открыты и народу мало. А я и не знала, что они работают в субботу, выходной ведь. Будем знать. Лучше, чем толкаться в толпе по будням.

Дальше небольшие скверики, изгороди с цветущими кустарниками. Есть такой кустарник — лиана называется «МАЖНУНЕ», в переводе «сумасшедшая». Он так обильно цветет, что и правда впору обозвать сумасшедшим. А цветы разной расцветки: красные, белые, желтые, лиловые. А высоты может достигать 2-го этажа здания. Красота!

Начался дождик, но так как очень тепло, то капли на асфальте видно, но сразу же высыхают. И так вот идешь: вроде бы под дождем, а вроде бы и нет. Здорово! А погода тихая, ветра нет. Это удивительно, обычно тут такие ветра бывают, весь мусор в воздух поднимается. Я в такие дня завидую тем женщинам, которые в чадре, потому что вся пыль и мусор в лицо, тем более, что тут мусорные контейнеры без крышек. A в этом году ветров таких нет. Не иначе и тут Америка вклинилась. Даже ветра у нас перехватила, да пожадничала и получила «Сэнди» Одна женщина — арабка без платка обратилась ко мне за помощью. Попросила перевести ее на другую сторону улицы. В этом месте есть переход и светофор, но водители редко соблюдают световой сигнал, так как тут почти никто не переходит, не основной переход. Женщина объяснила: «У меня давление, и я боюсь одна прейти улицу». Без проблем! Перешли. Она стала благодарить и извиняться, что затруднила меня своей просьбой. Я ответила, что ничего, все равно гуляю. Почему-то во мне женщина углядела жительницу Ирака. Я призналась, что русская, и женщина расплылась в улыбке, стала приглашать в гости. Я спросила, куда ей дальше идти? Она сказала, что будет ждать подругу. Мы расстались. Дальше я забежала на базар, купила овощей и фруктов и вернулась домой. Очень даже хорошая прогулка получилась: и доброе дело сделала, и информации много почерпнула. Все хорошо!