PhotoxpressНаткнулся в ЖЖ на одну историю — про очередную «капсулу времени». В 1960 году, во время празднования 950-летия Ярославля, советские люди времен Хрущева зарыли в землю контейнер в виде первого спутника Земли. А в нем — бумагу с письмом тем потомкам, которые будут праздновать тысячелетие города. Авторы были совершенно уверены, что потомки к тому времени уже будут жить при коммунизме: «Из далекого, но прекрасного шестидесятого года мы шлем вам, счастливым жителям Коммунистической Земли, доброе слово привета. Когда в день тысячелетнего юбилея нашего славного города Ярославля вы, дети, внуки и правнуки наши, соберетесь, чтобы отметить этот знаменательный день, вспомните и о нас, живших в эпоху строительства коммунистического общества и боровшихся за его торжество».

Надеюсь, авторы этого письма не дожили до «этого знаменательного дня». Иначе они бы прочитали отзывы на него в Интернете. Типа: «Вот, уроды, коммуняки, хорошо, что их власть кончилась, лезут тут со своими казенными словами…» И так далее. 

Ладно, эти комментаторы прошли бы ужасы Великой Отечественной, ГУЛАГа, раскулачивания и прочих «острых моментов» социализма. Но ведь это обычная офисная плесень, менеджерский грибок, слушатели «Эха Москвы», которые если и воевали, то за место около окна в «Старбаксе». Если и сидели, то только за «макинтошами». Люди, для которых трахнуть девочку босса есть главная мечта жизни. В них нет никакой веры — ни в коммунистическое завтра, ни в Царство Божие. В них нет уважения ни к кому, а особенно к тем, кто старше их. Потому что вокруг — конкуренты, а не соратники и единомышленники.

Эти комментаторы никогда не напишут письмо потомкам, потому что не собираются долго топтать родную землю — наши потомки для них потомками уже не будут.

Да, сегодня это письмо, которое рассказывает, как люди боролись за построение коммунизма во враждебном империалистическом окружении, выглядит наивно. Но не надо забывать: они хотели светлого будущего не для себя, а для нас, своих потомков. Не «черных воронков», не ГУЛАГа, не нищеты деревень, не тотального идеологического надзора — нет! Почитайте фантастику шестидесятых — там хоть раз описывается съезд КПСС? Хоть где-то упоминается генеральный секретарь? Для людей того будущего коммунизм не идеология, а новая форма существования, когда от каждого — по возможностям, а каждому — по потребностям. И разве сегодня эта формула не кажется действительно идеальной и крайне привлекательной?

Какую форму имеем сегодня мы? От каждого — по потребностям рынка, каждому — по его финансовым возможностям. Мы имеем будущее наоборот, если смотреть из 1960 года. Если рынок нуждается в тебе — ты дашь ему столько работы, сколько ему нужно. Если ты захочешь чего-нибудь купить, то купишь ровно на столько, на сколько у тебя есть денег. Трудно назвать это наше будущее справедливым и привлекательным, оно явно проигрывает коммунизму.

Работая с социологическими опросами, я часто поражался, насколько пессимистичны современные русские. На вопрос, как вы думаете, будут ли ваши дети жить лучше, чем вы, часто отвечают — нет. Какие там потомки, если дорогие россияне не уверены в будущем своих собственных детей? Какие письма в контейнерах? О чем писать?

Какие такие истины открыли мы, чтобы не выглядеть смешными в глазах потомков? Что, государство плохой хозяин? Конечно, плохой, когда во главе его стоят плохие хозяева, которые думают только о своих выгодах. Что, рынок сам все отрегулирует? Вот он регулирует и регулирует, а что-то жителям от этого не легче. Что, свобода слова — это залог личной свободы? Нет, конечно, залог личной свободы — это бабло, а не свобода слова. Что, демократия — это высшая ступень развития общества?

Не будем смешить потомков. Им же расхлебывать ту кашу, которая сегодня преет в наших котлах, приправленная войнами, гуманитарными катастрофами, финансовыми кризисами, упадком культуры и полнейшим хамством — как на дорогах, так и вне их.

Им жить среди той уродливой архитектуры тех не приспособленных для жизни городов, которые мы испоганили, не оставив им практически ни одного аутентичного уголка, по которому можно было бы изучать историю. Мы вообще убили историю — мы народ, история которого насчитывает всего сто лет. И то   последний столетний период служит нам для того, чтобы ругаться друг с другом. Мы считаем себя ленивыми пьяницами, хотя это ложь. Мы считаем себя народом криворучек, не способных создать свой автопром, хотя это тоже ложь. Мы окружили себя стеной такой лжи про самих себя, что никакого собственного будущего у нас просто не может быть. Мы видим свое будущее только как часть какого-то абстрактного мирового будущего, европейского, американского, может быть, даже венесуэльского.

Может, про модернизацию написать? Но через пятьдесят лет будут такие технологии, что над нашим сегодняшним нано будут хихикать.

У нас нет будущего — в первую очередь видения этого будущего, идеи этого будущего. А тогда зачем нам вообще работать, горбатиться и писать эти письма потомкам? Нам остается одно — тянуть лямку сегодня, крутить это рудничное колесо, понимая, что светлое будущее не для нас, а только для наших хозяев. Да и то не для всех.