Александр Дугин в нашей главной теме, посвященной проблемам интеграции Украины в единое историческое пространство, — без которой, на наш взгляд, оно будет выглядеть «пространством с ограниченными возможностями», — дошел до мысли, что можно и нужно работать в этом направлении с западенцами как носителями специфической жесткой, хотя и на сегодняшний день враждебной нам украинской идентичности. Идея, кажущаяся парадоксальной, но на самом деле вполне резонная в свете наглядной эволюции так называемого Запада, и в частности Европы. Нетрудно заметить, что как раз в самом «щiром» варианте западноукраинское понимание традиции, религии, национальной идентичности гораздо более отличается от того, что в Европе принято считать хотя бы минимально приемлемым с точки зрения пресловутой толерантности и политкорректности, чем в среднем по Cреднерусской возвышенности. И что бы с того, если псевдоисторические счеты с Россией и русскими гонят западенцев к Западу? Если бы не очевидно плачевные перспективы пресловутого «европейского выбора».

Жалкие потуги общеевропейского истеблишмента выбраться из медвежьей ямы мирового кризиса нам предстоит еще некоторое время заинтересованно наблюдать. И вот наконец забрезжила надежда — европейский стабфонд будет прирастать китайцами. Заметим, в этом контексте, что китайский выбор Украины уже гораздо ближе к евразийскому, чем тупо натовский. Притом что НАТО китайцами явно не прирастет.

Кстати, очевидная нестыковка западноукраинской ментальности с европейскими общечеловеческими лекалами выразилась, например, в духовных поисках кристально западенского кандидата в президенты Арсения Яценюка. Когда он, вдохновившись имперской идеей (ну не Российской же империи поклоняться), отправился открывать памятник императору Францу-Иосифу в Черновцах. Тут и до китайцев недалеко.

Есть одна закавыка: кем будут прирастать китайцы, когда схлопнется огромный китайский пузырь, до боли напоминающий великую американскую ипотеку? Как заметили аналитики, по итогам третьего квартала прирост валютных резервов Китая сократился в 12 раз по сравнению с первой половиной текущего года. Это обстоятельство может показаться удивительным только слепо верующим в чудесное спасение от нынешнего глобального кризиса, для которых Китай остается сегодня последним не рухнувшим еще идолом.

Короче, неизбежная и унылая перспектива европейской интеграции безмерно расширяет возможности и форматы интеграции евразийской. То, что Россия впервые за весь постсоветский период открыто объявила это своим основным приоритетом, уже имеет и будет иметь ошеломляющий эффект «от Японии до Англии», как выражался «красный Киплинг» поэт Павел Коган. Вот Нурсултан Назарбаев уже предложил разместить столицу Евразийского cоюза в Астане как центре евразийского пространства и гнездилище неоевразийской идеи. Есть компромиссное и практичное со многих точек зрения контрпредложение — разместить эту столицу в административно пустующей Алма-Ате. Для верности можно было бы и вернуть ей (хоть бы в качестве второго имени) ее историческое название — Верный. Чем не оценка интеграционных заслуг уважаемого Нурсултана Абишевича?

Материалы по теме: Украина и воссоединение: вопрос не целесообразности, а технологии