За два года, прошедших с МАКС-2009, Россия сохранила и укрепила свои позиции на мировом рынке боевой авиационной техники. Это касается как подписания новых контрактов, так и исполнения ранее заключенных соглашений. В экспорте по-прежнему прочное лидерство удерживали продажи и поставки тяжелых истребителей семейства Су-30 МК. Но несколько ярких успехов имелось и в торговле средними истребителями МиГ-29.

Индийское постоянство

Крупнейшим контрактом на поставку боевой авиационной техники, который был заключен за прошедшие два года, стала закупка индийскими военно-морскими силами 29 палубных истребителей МиГ-29 К. Стоимость сделки составила более 1,5 млрд долларов. Это уже второй индийский контракт на закупку российских корабельных истребителей. Первая сделка была заключена еще в январе 2004 года одновременно с подписанием контракта на поставку Индии переоборудованного авианесущего крейсера «Адмирал Горшков», для которого, собственно, и предназначены данные самолеты. В индийских ВМС крейсер получил новое название Vikramaditya. Ранее корабль мог нести только истребители вертикального взлета, но в результате модернизации он получил трамплин, который позволяет осуществлять горизонтальный взлет истребителей.

Контракт 2004 года предусматривал проведение большого объема НИОКР по созданию МиГ-29 К, а затем поставку 16 истребителей этого типа. Фактически речь шла о создании совершенно нового боевого авиационного комплекса, имевшего мало общего с советскими опытными образцами МиГ-29 К с бортовыми номерами 311 и 312. В январе 2007 года состоялись первые публичные полеты опытных индийских МиГ-29 К, а в марте 2008 года РСК «МиГ» подняла в воздух первый серийный истребитель МиГ-29 К-УБ (двухместную версию МиГ-29 К). Наконец, в сентябре 2009 года состоялись полеты МиГ-29 К и МиГ-29 К-УБ с палубы российского авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов», что стало ярким свидетельством успешного хода опытноконструкторских работ по проекту. В феврале 2010 года на базе военно-морских сил Индии Ханса состоялась торжественная церемония принятия на вооружение первой партии корабельных истребителей МиГ-29 К/КУБ. Самолеты поступили на вооружение эскадрильи «Черные пантеры». После этого события подписание контракта на поставку новой большой партии МиГ-29 К стало лишь делом времени.

Важным аспектом выполнения корабельного контракта стало восстановление серийного производства истребителей семейства МиГ-29, которое фактически было прекращено в 1993 году. Многие скептики сомневались в том, что такое возможно, но факт остается фактом — в Москве сейчас налажено полноцикличное производство МиГ-29 К с нуля без использования советских производственных заделов.

Есть все основания полагать, что индийские ВМС не ограничатся закупкой 45 единиц МиГ-29 К и продолжат приобретение машин данного типа. В пользу этой гипотезы говорит успешное осуществление Индией проекта строительства собственного авианесущего корабля, который, по всей видимости, поступит в эксплуатацию лишь немногим позже Vikramaditya. С учетом более чем вероятного строительства как минимум двух таких кораблей можно предполагать, что потребности индийских ВМС в палубных истребителях составят еще по меньшей мере 20—25 единиц.

Более того, индийский выбор в пользу МиГ-29 К детерминировал и военно-техническую политику российского ВМФ. Как известно, в настоящее время 279-й отдельный корабельный истребительный авиационный полк, который базируется на «Кузнецове», имеет на вооружении устаревшие истребители Су-33, нуждающиеся либо в замене, либо в глубокой модернизации. Оба этих варианта требуют проведения дорогостоящих опытно-конструкторских работ и восстановления серийного производства палубных «сушек» в Комсомольске. Между тем в случае с МиГ-29 К ОКР уже проведены и оплачены индийцами, производство тоже поставлено на поток. Кроме того, в отличие от чистого истребителя-перехватчика Су-33 МиГ-29 К представляет собой многоцелевую машину со значительными противокорабельными и ударными возможностями. Поэтому ВМФ России принял решение о приобретении 26 МиГ-29 К, контракт на закупку которых, возможно, будет подписан в ходе салона МАКС-2011. Это уникальное решение, означающее смену эксплуатируемого 279-м полком типа истребителя, фактически является следствием пятнадцатилетней экспортной ориентации российского ОПК, в результате которой именно иностранный заказчик де-факто стал определять некоторые отечественные военно-технические решения.

Вьетнамский подъем

Все постсоветское время Вьетнам оставался верен российской боевой технике, но в силу дефицита финансовых ресурсов проводил весьма ограниченные закупки. В 90-е годы вьетнамские ВВС закупили двумя партиями в общей сложности 15 истребителей Су-27 СК и Су-27УБК — невпечатляющее количество для такой относительно крупной страны. В 2003 году был заключен небольшой контракт стоимостью 110 млн долларов на закупку четырех многоцелевых истребителей Су-30 МК2, что на фоне китайских закупок 100 подобных машин выглядело скорее символическим актом.

Однако по мере наращивания потенциала быстрорастущей вьетнамской экономики страна стала выделять на закупку вооружений все больше ресурсов. Если в начале нулевых годов среднегодовая стоимость вьетнамских контрактов в России составляла 100 млн долларов, а к середине десятилетия увеличилась до 300 млн, то за последние два года эта величина достигла 1 млрд долларов.

По состоянию на начало 2011 года в портфеле заказов российского ОПК вьетнамские контракты занимают третье место после Индии и Венесуэлы. Основной объем средств направляется на модернизацию военно-морских сил СРВ, но в области авиации закупки резко активизировались. В 2009 году ВВС Вьетнама разместили контракт предполагаемой стоимостью 320 млн долларов на восемь Су-30 МК2, а в феврале 2010-го закупили еще 12 таких же машин и авиационные средства поражения на 1 млрд долларов. Таким образом, за два года Вьетнам закупил 20 истребителей — больше, чем за все предыдущие 17 постсоветских лет. Поставки первых машин начались в этом году и, вероятно, продолжатся до 2013 года включительно. Это позволит поддержать производство на Комсомольском авиационном производственном объединении в ожидании развертывания серийного производства регионального самолета SSJ-100 истребителей Су-35 С для ВВС России.

Алжирское продолжение

Одним из самых важных успехов и с политической, и с коммерческой точки зрения стал контракт алжирских ВВС на закупку дополнительных 16 истребителей Су-30 МКИ (А), о котором стало известно в марте 2009 года. Ранее, в 2006 году, эта страна уже заказала 28 таких же машин на общую сумму предположительно до 1,5 млрд долларов.

Алжирский вариант истребителя был создан на базе индийского Су-30 МКИ, но по понятным политическим причинам не несет израильских элементов бортового оборудования. Прежде всего это касается лазерного контейнера целеуказания Lightening производства израильской компании Rafael, от закупки которого мусульманский Алжир воздержался. Остальное израильское оборудование — генератор цифровой карты и индикатор информации на фоне лобового стекла — заменяется аналогичными индийскими девайсами, которые производятся по лицензии.

Подобно индийским Су-30 МКИ и малазийским Су-30 МКМ алжирские машины были произведены на Иркутском авиационном заводе, который входит в корпорацию «Иркут». Все истребители по контракту 2006 года были получены в течение 2007—2009 годов партиями соответственно по 6, 8 и 14 единиц и сразу поступили в активную эксплуатацию. Похоже, что алжирские летчики остались довольны новыми машинами и ВВС этой страны разместили дополнительный контракт на 16 Су-30 МКИ (А), в результате чего их общая численность достигнет 44 штук — совсем не плохой парк тяжелых истребителей для такого государства, как Алжир. В настоящее время все 16 истребителей уже изготовлены иркутским заводом и готовы к отправке заказчику. Подписание этого контракта показало, что алжирские ВВС по-прежнему ориентируются на закупки российской боевой авиатехники. После отказа Алжира принять на вооружение истребители МиГ-29 СМТ возникли опасения о его возможной переориентации на западные или китайский источники вооружения. А среди малограмотных российских политологов либерального направления (некоторые из потомственных академических фамилий) поднялся радостный вой, что-де «оборонка деградировала настолько, что неспособна удовлетворить даже потребности Алжира в истребителях». Вероятно, если следовать логике маститых политологов, потребности алжирских ВВС удовлетворяются марсианами. Продолжение закупок Су-30 свидетельствует о том, что кризис вокруг МиГ-29 остался локальным эпизодом российско-алжирского сотрудничества, в основе которого лежат политические мотивы, а не качество техники. Алжир остается привержен российской технике, а глашатаи гибели русской промышленности в очередной раз выставили себя полными идиотами.

Бирманский успех

В декабре 2009 года Рособоронэкспорт и РСК «МиГ» добились выдающегося успеха, заключив молниеносный контракт стоимостью 400 млн евро на поставку в Мьянму (бывшую Бирму) 20 истребителей МиГ-29 различных модификаций.

Российские специалисты сумели заключить эту сделку в условиях ожесточенной конкурентной борьбы. Дело в том, что в Мьянме имеют очень сильные политические, экономические и военно-технические позиции китайцы, которым сегодня уже есть что предложить на рынке боевой авиационной техники. Кроме того, бирманцы серьезно рассматривали возможность закупки МиГ-29 из наличного состава ВВС Белоруссии по минимальной цене. Прелести такого выбора уже знакомы, например, алжирцам, которые в конце 90-х годов купили 28 старых белорусских Мигов и быстро потеряли семь из них в авариях и катастрофах. По некоторым данным, контракт с белорусами был уже согласован, когда в дело вмешался Рособоронэкспорт. В конечном счете русским удалось доказать бирманцам опасность покупки белорусского хлама и продвинуть на этот рынок отечественную продукцию.

С подписанием этого контракта и с учетом того, что в 2001 году эта страна уже получила из России 12 истребителей МиГ-29 Б/УБ, появляется перспектива надежного закрепления России на этом очень перспективном рынке. Мьянма сейчас быстро наращивает добычу углеводородного сырья, в связи с чем финансовые возможности страны быстро растут. В это трудно поверить, но бирманская экономика, которая еще недавно страдала от нехватки денежной массы, сталкивается сейчас с классической голландской болезнью — стремительным удорожанием национальной валюты кьята из-за притока в страну СКВ. Наращивание добычи углеводородов означает не только рост ресурсных возможностей, но и необходимость обеспечить устойчивый контроль и оборону нефте- и газоносных полей. В таком контексте Бирма представляется весьма перспективным и многообещающим рынком вооружений. В известной степени можно предполагать, что в ближайшие десять-пятнадцать лет эта страна сделает такой же экономический и военно-технический рывок, который наблюдается в последние годы во Вьетнаме. И превентивное проникновение на рынок этого будущего нового азиатского тигра можно только приветствовать.

Угандийский сюрприз

В 2009 году маркетологи Рособоронэкспорта были потрясены невероятными заявками на поставку российских вооружений, которые посыпались из Уганды — небольшой страны Восточной Африки, давно известной своими необычайными для Черного континента военными традициями, благодаря которым за ней прочно утвердилась репутация «африканской Пруссии». Но запросы на поставки вооружений на сотни миллионов долларов даже от такого милитаризованного государства были неожиданны. Среди прочего угандийцы заинтересовались покупкой истребителей Су-30 МК. Ранее в Африку поставлялись только Су-27 secondhand, которые закупила Эфиопия и, по некоторым данным, Ангола. В марте 2010 года контракт стоимостью около 300 млн долларов на поставку шести Су-30 МК2 был успешно заключен, а уже в июле 2011 года первые две машины прибыли на авиабазу Энтеббэ близ столицы Уганды Кампалы.

Эксперты и аналитики до сих пор спорят о том, зачем Уганде понадобилось приобретение тяжелых многоцелевых истребителей с большим радиусом действия. В целом ясно, что после провозглашения независимости Южного Судана появились высокие риски возникновения территориальных споров между новообразованным государством и Северным Суданом по поводу нефтеносных районов. В некоторой степени этот сценарий повторяет историю отделения Эритреи от Эфиопии, которое само по себе произошло мирно, но затем породило кровавую войну за спорные территории на границе двух стран. Считается, что в случае войны между Джубой и Хартумом Уганда вмешается в конфликт на стороне Южного Судана, который фактически является протекторатом Кампалы. В этом случае Су-30 МК2 станут эффективным инструментом для истребительного прикрытия административных, экономических и военных объектов южан против штурмовой и бомбардировочной авиации Северного Судана. Возможен и наступательный вариант применения Су-30 МК2 — проведение ударных рейдов против собственно Хартума или для блокирования экспорта нефти из Порт-Саида путем нанесения ударов по танкерам, вывозящим суданскую нефть в одно из гегемонистских государств Восточной Азии.

Таким образом, за прошедшие два года Россия продала на экспорт 91 тактический истребитель на общую сумму до 4,5 млрд долларов, что позволило ей сохранить статус крупнейшего наряду с США и Европой игрока на этом рынке.

Константин Макиенко, заместитель директора Центра АСТ

фото: MIGAVIA.RU