ШАХ ДОМУ ВИНДЗОРОВ. ОХОТА ЗА КОРОЛЕВСКИМ ПОРНО

Г.Е. Соколов
М.: КУЧКОВО ПОЛЕ, 2010. 462 С.

Это очень важная книга. На фантастически интересной фактуре она наглядно демонстрирует несколько вещей. Во-первых, как реально работает большая политика. Во-вторых, реальную жизнь мировой верхушки, ее британско-американского сегмента, его организованную на классовой основе клубно-сексуальную жизнь с извращенческим подтекстом. Читаешь и думаешь: эти извращенцы пытаются учить нас морали. В-третьих, книга показывает, что даже «маленький человек», попавший в жернова большой политики, может стать камешком, изменившим вращение этих жерновов. Другое дело, что эти героические «маленькие люди» чаще всего оказываются «победителем, который не получает ничего», — в лучшем случае. В худшем — ненависть врагов, зависть коллег, а порой странный и внезапный уход в небытие. Г.Е. Соколов сквозь призму «Скандала-63», когда попавшийся на проститутке Джон Профьюмо (госсекретарь по вопросам войны; это ни в коем случае не военный министр, а по сути главком сухопутных войск, которому в перспективе прочили премьер-министерство от Консервативной партии) показал широкую панораму тайной жизни верхов современного мира и использования ее грязных секретов спецслужбами, в частности — советской. И дело было вовсе не в Профьюмо: сработал принцип «два шара в лузу» — вслед за отставкой Профьюмо вынужден был подать в отставку премьер Гарольд Макмиллан. А свалил его советский разведчик с простой русской фамилией — Иванов Евгений Михайлович. К власти пришел лейборист Гарольд Вильсон, который отсидел четыре премьерских срока. Собственно, задача выдворения консерватора Макмиллана с поста премьер-министра и водворения на этот пост более лояльного к СССР лейбориста была поставлена Хрущевым перед советскими спецслужбами в 1956 году. Правда, была закавыка, если не сказать загогулина: партию возглавляли не очень жаловавшие русских «атлантисты» Хью Гейтскелл и Джордж Браун. Однако первый как-то вовремя умер от неизвестного вируса, а второй вскоре после этого подал в отставку. Лидером стал Гарольд Вильсон, у которого были прекрасные отношения с Хрущевым; а еще раньше — со Сталиным (кстати, в 1946 году, будучи министром торговли в правительстве, Эттли Вильсон продал СССР такие сверхзвуковые истребители, которых у нас не было). Но это — верхний мир мировой жизни, и Соколов прекрасно показывает не только его, но также средний и нижний.

В 1960 году в Лондоне — столице европейской и мировой русофобии — появился новый заместитель военно-морского атташе капитан-лейтенант Иванов (ГРУ). Он довольно быстро оброс связями, стал завсегдатаем (причем желанным) светских приемов. Среди новых знакомых особо выделялся Стивен Уард — профессиональный остеопат, лечивший представителей высшего света, любитель-художник (он получал множество заказов на портреты, включая таковые от Черчилля, Макмиллана, членов королевской семьи) и фотограф. Было у него еще одно странное хобби — покровительствовать молоденьким женщинам легкого поведения: первоначально помогал деньгами, некоторых селил у себя, знакомил с клиентами, при этом сам с ними, по-видимому, не спал; нет сведений и о его гомосексуальной ориентации: «благодаря своей команде девушек по вызову доктор Уард стал желанным гостем в богатых имениях и особняках». Это весьма тешило его тщеславие, которое, по-видимому, было главной мотивацией этой страшной личности. Одной из самых популярных девушек Уарда была Кристин Килер. Именно на нее положил глаз Джон Профьюмо, забыв о своей жене — любительнице русской водки Валери Хобсон. Привозя Валери водку, Иванов сумел освоиться на рабочем столе ее мужа; со временем любовницей Иванова стала и Килер, которая едва ли не понимала, чем занимается советский капитан-лейтенант.

Однажды Уард показал Иванову альбом, доставшийся ему по завещанию после смерти Бэрона Нэйхума — королевского фотографа. Нэйхум должен был снимать оргии представителей высшего света Великобритании, включая первых лиц, с проститутками и известными актрисами. «Не понимать взрывоопасной силы фотоколлекции Бэрона Стивен Уард не мог. Значит, вполне логично предположить, что он намеренно показывал Иванову компрометирующие королевскую семью фотографии. То есть он фактически предлагал советскому разведчику пустить их в дело. Чем в действительности мотивировался такой экстраординарный шаг любимчика лондонского высшего света, остается загадкой».

Кроме фотолетописи Нэйхум вел дневник «Четвергклуба» — секс-клуба британской верхушки, в котором описывались пристрастия ее представителей (начиная с принца Филиппа — мужа королевы), игры типа «Поймай сучку» или «Найди леди» и секс-посиделки «Вечера с мужчиной в маске» — «речь идет о сексуальных оргиях, где в компании голых див обнаженные мужчины появлялись в масках. Таким образом некоторые из представителей британского высшего общества, очевидно, пытались скрыть свое лицо». Эти «вечеринки» стали главной темой нашумевшего фильма «Скандал» (1989) английского режиссера Майкла Кейтона-Джонса. Забегая вперед: ни коллекцию, ни дневник британским спецслужбам обнаружить не удалось.

Если сведения в британской прессе об операции советской разведки «ДОМ» — сбор компромата на дом Виндзоров — верны, то порноколлекция Нэйхума — Уарда «ложилась в строку». Еще одну линию компромата Г.Е. Соколов видит в появившейся в 1995 году книге профессоров биологии братьев Поттс «Гены королевы Виктории: гемофилия и королевская кровь» (Potts D.M. and W.T.W. Potts. Queen Victoria’s Genes: Haemophilia and the Royal Family). Авторы утверждали, что «королева Виктория не была дочерью герцога Кентского, ставшего королем Вильгельмом IV. Вывод напрашивался сам собою: королева Виктория незаконно завладела английским престолом. Следовательно, и все последующие английские монархи, включая и Елизавету II, незаконно занимали британский королевский трон». Да и не только английские: Виктория — бабушка целой европейской королевской «сети». О том, что Виктория не была дочерью герцога Эдуарда Августа Кентского (младшего сына Георга III), сообщала в начале XIX века в Петербург ее подруга, а по совместительству русская высокопоставленная разведчица Александра I Дарья (Дороти) Христофоровна Ливен. Но в XIX веке не было исследований ДНК, а в ХХ веке ситуация изменилась, и Поттсы в своей книге объяснили следующее. Вопервых, герцог Кентский был бесплоден. Ему было за 50, когда родилась Виктория. У него не было до этого детей. Ни любовницы, ни жена Эдуарда Августа не могли от него забеременеть. Во-вторых, — «и это самый убедительный аргумент — у официальных родителей Виктории в восьми предшествовавших поколениях не было ни одного больного гемофилией. А Александрина Виктория, королева Великобритании и императрица Индии, стала носительницей генов, передающих гемофилию. Эта болезнь, как известно, передается только по женской линии. Русский царевич Алексей, сын Николая II и внучки королевы Виктории императрицы Александры Федоровны, получил эту неизлечимую болезнь крови именно от своей матери, а та — от своей бабушки Виктории. Зато носителем болезнетворного гена вполне мог быть род Конроев, а сэр Джон Конрой, сердечный друг герцогини Кентской, скорее всего, и был биологическим отцом будущей королевы Виктории.

Доподлинно доказать это может лишь эксгумация королевских останков и анализ их ДНК, но дом Виндзоров вряд ли когда-либо пойдет на это. Кто же станет доказывать, что предки нынешнего монарха незаконно получили британский трон?!

Но самый любопытный факт состоял в том, что книга братьев Поттс оказалась своего рода плагиатом одного из положений секретного плана российской имперской разведки, разработанного столетием раньше, плана так и не реализованного, но взятого за основу уже в середине ХХ века, когда в мозговом центре советских спецслужб разрабатывались те направления операций на «Острове», которые в случае обострения международной обстановки могли ослабить потенциального противника. В их ряду были и планы по дискредитации британской королевской семьи». «Если верить в существование операции «ДОМ», — пишет автор, — то сенсационные результаты исследований братьев Поттс, равно как и секс-шпионажа Иванова, очевидно, были одним из звеньев в ее реализации». В Англии считалось, что материалы для того, что потом стало книгой, были собраны советской разведкой, а после крушения СССР за ненадобностью или за деньги попали в руки Поттс. Но если «генетическая» пуля не достигла цели, то «порнографическая» попала точно в лоб. Тем более что коллекция Нэйхума — Уарда продолжала пополняться и после смерти первого. Тем более снимать было что. Так, в дни Карибского кризиса была организована секс-вечеринка «для членов британского парламента. Ее участникам было предложено изображать парламентские слушания по ситуации на Кубе, пока Мариэлла и другие девушки обслуживали клиентов.

— Стоя рядом с камином у вороха разбросанной одежды, — писала Новотна, — достопочтенный джентльмен, представлявший партию тори, держал слово перед другими парламентариями по карибскому вопросу. Тем временем Сюзи, сидя на ковре, занималась с ним оральным сексом. Оратор был так увлечен своей речью, что почти не реагировал на усилия девушки. После оргазма он прервался лишь на мгновение, чтобы наполнить бокал и, осушив его, продолжил свое выступление».

К сожалению, во время Карибского кризиса Уард засветился в контактах с Ивановым, и британские спецслужбы начали пасти остеопата. Трудно сказать, как бы развивались события дальше, но в деле оказался «неучтенный фактор» — любовник Килер, молодой негр из Ямайки. В декабре 1962 года ревнивый негр начал ломиться в дом Уарда в поисках Килер. Уард вызвал полицию и «джамайку» задержали, но скандал начал раскручиваться по собственной логике. Скоро Килер раскололась и, позарившись на деньги (журналисты заплатили больше, чем Профьюмо), откровенно рассказала журналистам о связях — своих и своих подруг. В британских СМИ зазвучало: «Килер — любовница высших государственных чинов Великобритании. Она, возможно, работала на русских». 5 июня 1963 года Профьюмо подает в отставку (кстати, если бы не скандал, то кто знает, не получила ли бы советская разведка Профьюмо — крупнейшего знатока военных секретов Запада — в качестве своего агента). 8 июня лондонская полиция арестовывает Уарда, а 30 июля он кончает самоубийством — официальная версия; самоубийство — фирменный почерк МИ-6. По мнению Иванова, Уарду помогли, ну а со временем журналисты обнародовали имя убийцы, устроившего Уарду передоз, — Риттер.

Британская верхушка сделала все, чтобы вывести великосветских потаскунов — представителей неприкасаемой касты — из-под удара. Плебеям, точнее плебейкам из секс-обслуги не повезло: некоторых (Килер) отправили за решетку, кого-то вынудили бежать из страны, кого-то запугали, пятеро были найдены мертвыми при невыясненных обстоятельствах. Кстати, вся эта история — прекрасная иллюстрация жесткой классовости английского общества и исключительно высокого уровня солидарности верхов перед низами. Вплоть до того, что в 2005 году М. Тэтчер скажет о приглашенном на ее 80-летие 91-летнем Профьюмо: «Джон Профьюмо — один из наших национальных героев. Он прожил хорошую и достойную жизнь».

Достойную? Ну-ну. Жаль только нашим шпионом не стал. Скандал окончательно дискредитировал правительство Макмиллана: «по состоянию здоровья» премьер сложил с себя полномочия. Новым премьером стал Вильсон, которому сразу же фактически объявили войну ЦРУ и МИ-5. Его прямо называли «агентом Кремля», но это, как говорится, «в бессильной злобе»: поезд уже ушел. Одним из первых визитов новоиспеченного премьера станет визит в СССР, «а одной из первых просьб гостя было пожелание встретиться с капитаном второго ранка Евгением Михайловичем Ивановым. Господин Вильсон изложил эту просьбу в Кремле во время переговоров с Никитой Сергеевичем Хрущевым. Тот связался с шефом ГРУ генералом Серовым и велел держать Иванова наготове. Евгений Михайлович надел парадный мундир и при всех регалиях отправился в Кремль. Прождал несколько часов и вернулся домой. Гарольд Вильсон прямо с какой-то встречи уехал сразу в Ленинград.

Напряженное ожидание тянулось еще несколько дней, вплоть до отъезда лидера лейбористов Великобритании на родину. Встреча так и не состоялась. Обещанной Вильсону фотографии на память сделать так и не дали. Потом один из руководителей ГРУ признался Евгению Иванову по секрету: — Кремль, узнав о твоих былых подвигах и роли в деле военного министра Профьюмо, дал распоряжение «замотать» Вильсона в ходе визита по стране так, чтобы у него не было ни времени, ни возможности увидеться с тобой.

В итоге Гарольд Вильсон не смог встретиться в Москве со своим нежданным благодетелем. Вряд ли он слишком горевал по этому поводу. Ну а Иванову с кремлевским фотографом было лишь жаль потерянного в пустых ожиданиях времени».

Иванова после того, как отозвали из Великобритании, отправили получать третье высшее военное образование в Академии Генштаба. Благоволивший к нему маршал Бирюзов погиб в странной авиакатастрофе. Завистников у Иванова всегда хватало. До отставки (1981) он проработал начальником управления анализа ГРУ. В 1994 году умер в Москве. Вскрытие не проводилось. В начале 1990-х Иванов начал давать интервью российской и британской прессе о том, что реально происходило в Лондоне в 1963 году. Говорят, это очень не понравилось кое-кому в его ведомстве. Тем более это грозило пусть немного, но раздражить Лондон в ситуации, когда РФ хотела получить британские кредиты. На увещевания Иванов ответил, что служил Родине, а не начальству.

По мнению Г.Е. Соколова, «причиной преждевременного ухода из жизни Евгения Иванова стала порноколлекция Бэрона Нэйхума. Она находилась у него в тайнике, и вряд ли бывший разведчик хотел добровольно передать ее кому-либо. Желающих же во что бы то ни стало завладеть скандальной фотоколлекцией и в России, и на Западе было предостаточно».

«С развалом Советского Союза такого рода фотоальбомы и коллекции компромата для российской разведки, надо полагать, потеряли свою актуальность. Кроме того, за истекшие десятилетия их потенциал уже мог быть использован в работе советских спецслужб. Ни одна разведка мира не будет держать под сукном выгодную и перспективную для оперативной работы информацию. Как конкретно использовали ее сотрудники «Аквариума» или Лубянки, мы вряд ли когда узнаем. О своих тайных операциях не станет распространяться ни одна разведка мира.

Материалы секретного досье под названием «ДОМ», о котором стало известно британским журналистам, оказались именно таким товаром на черном рынке бывших государственных тайн Советского Союза. Джинн выпущен из бутылки. И кто знает, как долго ее содержимое будет оставаться предметом торга».

То же можно сказать и о потенциальной «генетической бомбе» — в переносном смысле слова — для судеб Виндзоров, и, если она рванет, мало не покажется многим. Вот тогда мы и посмотрим, кто у нас короли, кто «капуста», а кто так — погулять вышел.