В феврале войскам НАТО удалось установить контроль над главным оплотом талибов в провинции Гильменд, городом Марджа, который является мировым центром по производству опиумного мака. Но позиции «Талибана» в Кандагаре куда прочнее, поскольку родиной этого движения считается город Спинбулдак, расположенный на юге провинции. Именно в Кандагаре находилась штаб-квартира талибов в те годы, когда они управляли Афганистаном, и даже после вторжения американцев им удалось сохранить здесь свое влияние.

Новые афганские власти так и не смогли подобрать подходящую кандидатуру на пост губернатора Кандагара. Вначале ставленником Карзая стал бывший моджахед Гуль Ага Шерзай, однако он заслужил среди местного населения славу казнокрада. Затем после долгой чехарды ключевую должность занял канадец афганского происхождения Твурьялай Виса, и хотя его назначение, наверное, было приятно канадским военным, которым отводится ключевая роль в командовании ISAF на юге Афганистана, влияние талибов в провинции не уменьшилось. Напротив, они даже создали параллельное «теневое» правительство региона. Накануне прошлогодних выборов президента в провинции состоялась целая серия терактов, в результате которых население было так запугано, что на избирательные участки пришло всего 2% местных жителей. Взрывы прогремели и накануне натовской операции, целью которой американцы провозгласили «уничтожение Талибана». 

Пуштунские племена называют Кандагар духовной столицей (здесь расположен мавзолей основателя афганского государства Ахмад-шаха), и вынудить талибов покинуть ее будет очень непросто: боевики готовы сражаться за эти земли с удвоенной силой. К тому же провинция представляет собой сплошную зеленую зону, в которой они чувствуют себя как рыба в воде. Как рассказывают военные специалисты, тактика талибов заключается в том, что вначале они изображают отступление, а затем начинают отстреливать преследующих их солдат противника из заранее подготовленных «гнезд» в «зеленке». 

Стоит отметить, что американский генерал Стэнли Маккристал бросил на покорение Кандагара свежие силы: тех самых морпехов, которые прибыли в Афганистан в результате решения Барака Обамы об увеличении воинского контингента США. Как и в операции «Моштарак» («Вместе») в Гильменде, в кандагарской операции большая роль отводится афганской национальной армии. До настоящего момента командование ISAF не доверяло афганским частям, многие из которых укомплектованы бывшими талибами. Однако теперь они воюют бок о бок с солдатами коалиции.   

Объявляя о наступлении в Кандагаре, Маккристал вновь призвал войска «завоевывать сердца и умы афганского населения». Он убежден, что, если коалиционные силы получат поддержку местных жителей в одном районе, их власть быстро распространится на соседние территории, «словно чернильное пятно, которое растекается по листу бумаги», поэтому ключевую роль в «военно-политической операции» он отводит провинциальным афганским властям, которых талибы уже прозвали карманными правительствами Маккристала.  

Как и в соседнем Гильменде, в Кандагаре американцы планируют вести войну с местными наркокартелями, надеясь лишить талибов главной статьи доходов. Однако, по словам эксперта по афганскому наркотрафику Гретчена Питерса, «борьба с наркоторговцами, как и антиповстанческие операции, напоминает попытки прибить муху. Как только ты сбиваешь ее в одном месте, она тут же появляется в другом». Не стоит забывать, что и лояльные афганскому правительству чиновники тесно связаны с наркобизнесом. О какой борьбе с наркотиками можно говорить, если в получении доходов от производства опиумного мака подозревается глава провинциального совета Кандагара, брат президента Афганистана Ахмад Вали Карзай.     

Начиная операцию в Кандагаре, в «логове талибов», американцы рассчитывают перехватить военную инициативу и вынудить мятежников к переговорам. Сейчас «Талибан» на переговоры с «оккупантами и их марионетками» не пойдет. Однако если американцы будут разговаривать с позиции силы, как победители, такой шанс, безусловно, появится.