Как поведут себя, например, американцы в тех или иных внешнеполитических обстоятельствах, как правило, всем все понятно. Не только поклонникам и прихлебателям, но и противникам и ненавистникам: «Ну ясно, что эти гады будут делать то-то и то-то...» Последовательность и преемственность — признак и привилегия великой державы. Медведевская пересменка сама по себе обозначила тот факт, что мы таковой великой державой в полной мере не являемся. И некоторая «уязвимость» преемственности, обозначенная нашими авторами, и гипотетическая возможность выбора принципиально различных вариантов внешней политики, возможность нас «перезагрузить» — это лишь констатация этого факта. Тем не менее некоторое базовое основание нашей внешней политики, безусловно, есть. Иначе нам не о чем было бы сегодня говорить. Это основание есть прямой результат первого путинского срока. Это принятие абсолютной ценности реального суверенитета. Вообще концепция «реального суверенитета» — это продукт путинской посткатастрофной реставрации: это понимание того, что реальным суверенитетом обладает и может обладать в мире очень ограниченное число стран. Реальный суверенитет — это возможность самостоятельно принимать решения относительно своей судьбы и возможность проводить такие решения в жизнь. В современном мире, где никакие нормы международного права не действуют, такой суверенитет полностью основывается на материальных предпосылках. У России такой безусловной предпосылкой до сих пор был и по сей день остается только чудом сохранившийся ядерный потенциал (остальные необходимые предпосылки, безусловно, существуют, но в некоем замороженном и недоразвитом состоянии). Кстати, инвариантность сохранения потенциала ядерного сдерживания, даже в контексте перезагрузочных шараханий, свидетельствует о том, что в этом смысле Россия великой державой таки является. И определенные достаточно жесткие рамки преемственности в нашей внешней политике существуют вне зависимости от идеологических озарений тех или иных лидеров.

Проблема в том, что с самого начала путинская политика, и внешняя политика чуть ли не в первую очередь, была конспиративна. Ее цели, не говоря уже о стратегических конструкциях, прикрывались сугубо прагматичными политкорректными формулами и жестами. Это было абсолютно адекватно чудовищному ослаблению страны и, соответственно, слабостью тех самых материальных предпосылок реального суверенитета. Причем конспиративной эта политика была не только для Запада, но и для значительной части собственной элиты, абсолютно не заинтересованной в реализации страной каких-либо самостоятельных стратегических целей. Поскольку в контексте таких целей эти элиты, мягко говоря, лишние. Так вот, эта конспиративность сохранялась все это время и сохраняется до сих пор. Несмотря на все разговоры о «кровавом режиме Путина», несмотря на угрюмую злобу в отношении Путина «передовой» части западных и прозападных элит. Напомним, что даже пресловутая мюнхенская речь была отнюдь не «вызовом к барьеру» наших бледнолицых друзей, а лишь откровенным перечнем упреков и претензий по поводу неразделенной любви. Сегодня эта конспиративность не только нелепо выглядит на фоне неконспиративно «болотного» состояния даже кремлевской части отечественной элиты, но и просто препятствует проведению сколько-нибудь эффективной политики в самых стратегически важных ее направлениях. В первую очередь это касается ближнего зарубежья.

Есть основания полагать, что Путин всегда понимал, что постсоветская евразийская интеграция — это наш абсолютной приоритет. Как и то, что это абсолютно неприемлемо для наших американских партнеров в их нынешнем состоянии (см. Энтони Сальвиа, стр. 18). Достаточно сказать, что в этом пункте конспирологическая политика — боязнь ставить на своих, потому что нас заподозрят в «имперских» амбициях, ставка на скользких представителей местных элит, использующих нас для повышения собственной ликвидности, — мягко говоря, себя исчерпала. Реальная реинтеграционная стратегия вынуждает к отказу от конспиративности. И не только в отношении собственно интеграции, но и во внешней политике вообще. Со всеми вытекающими последствиями.

Главная тема: ПУТИН ИНТЕРНЭШНЛ