Что такое СССР? Тюрьма, окруженная колючей проволокой? Серая пыль, в которой не было ничего настоящего и живого, ни души, ни дела? Одна большая Катынь? Как будут видеть эту страну наши дети? Какой портрет этой страны нарисует человеческая память и оставит висеть в галерее человеческой истории? Рассказать об ужасах и бедах этой огромной страны у нас довольно охотников. Их настолько много и они настолько крикливы, а мы настолько привыкли к их воплям, что голос Проханова, полный любви к этой павшей стране, полный тоски по ней, полный радости сопричастности ей, стал в этом гвалте полной неожиданностью. Эффект от просмотра фильма «Солдат Империи» можно сравнить, пожалуй, разве что со звуком виолончели, услышанным в какофонии футбольных вувузел.

…Каждый человек, взрослея понимающий, что он смертен, приобретает нужду в смысле, который позволил бы ему, если не бояться смерти, надеясь преодолеть ее, то хотя бы с достоинством смотреть в глаза своей смертности. Есть только одна вещь на свете, которая способна победить смерть, если не метафизически, то хотя бы психологически, — это любовь к чему-нибудь или к кому-нибудь.

Кто-то начинает любить себя, кто-то марки или монеты, кто-то историю или литературу. Есть счастливчики или несчастные, проводящие свои дни в любви к женщинам или женщине. Есть обжоры, есть пьяницы, анестезирующие свой страх смерти. У кого на что способно воображение, у кого что помещается в их способность любить.

У Александра Андреевича Проханова сердце оказалось действительно большим. Настолько большим, что он полюбил народ и Родину. Полюбил не казенной любовью и не сопливым алкогольным умилением, оскорбляющими само понятие любви, а полюбил честно, умно, до самого конца отдавая себе отчет в том, что полюбил, и стремясь понять возлюбленное.

Настоящая любовь никогда не бывает слепа. Напротив — она зорче, проницательнее. Ее невозможно обмануть схемами и образами, ее не поймать в ловушку философских построений потому, что она видит мир не в схемах, а сопереживает живому. А сопереживание не нуждается в упрощении для постижения предмета. В детстве он полюбил советский снаряд, пробивший башню немецкого «тигра». Потом полюбил авиацию, ракетостроение, науку. Затем он полюбил русскую деревню. А после того как стал свидетелем инцидента на острове Даманский — полюбил армию и государство. Страстно полюбил созидание — величественные проекты, большие стройки, сверкающие города и могучие реакторы. Он полюбил силу своей Родины и ее мечту о справедливости.

Весь фильм «Солдат Империи» по сути — рассказ истории любви. Это попытка передать эту искреннюю, неугасшую, неукротимую, пережившую страшные испытания и унижения любовь новым поколениям русских людей, заразить их своими мечтами, подарить им свою молодость.

Александр Андреевич говорит об СССР так, как мог бы рассказывать о подвигах Геракла, если бы был им свидетелем. В данном же случае человек, говорящий с нами, был не просто свидетелем, он был соучастником этих свершений своей горячо любимой страны: он был в Анголе, Камбодже, за полярным кругом, на Каспийском море, на стройках атомных электростанций, заводов, на закладке субмарин.

Он все впитал, все выпил глазами, все сложил в сердце. Александр Андреевич не солдат Империи. Он и есть эта Империя. Бессмертная, горящая внутри, рвущаяся наружу — обратно в жизнь, в сердца других людей.

Фильм Проханова — это не самолюбование, не перечисление собственных приключений и не перечень персональных заслуг. Фильм «Солдат Империи» — вопрос к нам: примем ли мы его любовь? Передадим ли мы его любовь дальше — нашим детям?

Мой ответ: примем, Александр Андреевич. Передадим.

…Пару лет назад мы с фондом Саши Дюкова скитались по Белоруссии и Псковской области. Опрашивали партизан, узников фашистских лагерей. И под Себежем нам указали адрес одного героического деда. Но он не захотел с нами говорить. Он сказал, что его память уже никому не нужна: его Родина мертва, ее убили. У него нет Родины.

И тогда мы сказали: будет Родина.

Мы сказали это так убедительно, что старик ушел в дом и вернулся уже при параде — со всеми орденами и медалями. С тех пор я повторяю эту фразу все чаще и чаще — уже для себя. И все больше и больше в нее верю. Это и есть ответ на молчаливый вопрос Александра Андреевича.

Будет Родина. Обязательно будет. Будет Империя. …Считаю фильм «Солдат Империи» обязательным к просмотру безмозглым поколением в школах в рамках изучения отечественной истории.