Первые месяцы 2013 года подтвердили самые негативные прогнозы. Российская экономика вплотную приблизилась к стагнации. Общие темпы роста упали почти до 1,5–2%. Для большинства отраслей промышленности уже характерен спад производства. И все говорит о том, что в ближайшие месяцы ситуация вряд ли улучшится.

В отсутствие спроса

По предварительным оценкам, выпуск продукции и услуг по базовым видам экономической деятельности увеличился по итогам января-февраля 2013 года на 0,9% по отношению к аналогичному периоду прошлого года (таблица 1). По итогам I квартала этот темп, скорее всего, сократится до 0,6%. Для сравнения: год назад в это же время рост составлял 5–6%.

При этом в промышленности уже зафиксирован спад производства. По оценкам, снижение выпуска здесь за первые два месяца 2013 года составило 1% по отношению к январю-февралю прошлого года с прогнозом падения на 1,2% по итогам января-марта. Негативная динамика развития реального сектора подтверждается и данными по грузообороту: в январе-феврале его падение составило, по оценке, — 0,8%, прогноз сокращения по итогам I квартала — 0,9%.

Опросы руководителей промышленных предприятий, регулярно проводимые Институтом экономической политики им. Е. Гайдара (ИЭП), также указывают на основную причину перехода российского реального сектора в зону отрицательных темпов роста. Продукция отечественных предприятий не находит достаточного спроса, чтобы поддержать уже достигнутые параметры производства.

По данным ИЭП, к началу 2013 года темп снижения платежеспособного спроса на продукцию предприятий реального сектора достиг четырехлетнего максимума. Доля предприятий, оценивающих уровень спроса как «удовлетворительный» с точки зрения поддержания выпуска, упала до минимального почти за три года уровня — 40%. Причем в таких отраслях, как металлургия, оценки удовлетворенности упали до 23%.

Неудивительно, что предприятия на этом фоне стали активно снижать производственные планы. К началу января 2013 года интенсивность сокращения выпуска вышла на пиковые за последние 3,5 года уровни.

Тотальный спад

Анализ динамики выпуска отраслей промышленности явно указывает на значительный масштаб негативных тенденций в развитии экономики.

По предварительным оценкам, во всех трех крупнейших секторах реального сектора по итогам января-февраля наблюдался спад производства (график 1). Максимальным он оказался в добыче полезных ископаемых — на 2,1% относительно аналогичного периода прошлого года.

В производстве и распределении электроэнергии, газа и воды снижение выпуска составило 1,1%. Сокращение экономической активности в обрабатывающих отраслях остановилось на уровне 0,2%.

Впрочем, среди отраслей обработки пока остаются те, которые характеризуются и положительными темпами роста.

По предварительным оценкам, производству резины удалось достичь по итогам января-февраля 2013 года увеличения выпуска на 14,6% относительно аналогичного периода прошлого года (прогноз на I квартал — 14,7%). Удается сохранять рост и текстильной промышленности. За первые два месяца 2013 года производство здесь выросло на 13,6%, правда, прогноз по итогам января-марта уже меньше — 10,3%.

Производство кожи и изделий из кожи, транспортных средств и обработка древесины характеризуются несколько меньшими, но все еще существенными темпами роста. В производстве кожи выпуск по итогам первых двух месяцев года вырос на 7% относительно аналогичного периода прошлого года (прогноз на I квартал — 5,8%); в производстве транспортных средств — на 6,8% (прогноз на I квартал — 5,9%); в обработке древесины — на 5,6% (прогноз на I квартал — 4,3%). Еще в трех отраслях темпы роста колеблются около 1–2%. В пищевой промышленности выпуск продукции за первые два месяца 2013 года вырос, по оценке, на 2,1% с прогнозом по итогам января-марта на 1,7% увеличения относительно аналогичного периода прошлого года. В производстве кокса и нефтепродуктов динамика выпуска в январе-феврале достигла 1,5% (прогноз на I квартал — 2,2%). В химической промышленности — 1,2% (прогноз на I квартал — 1,5%).

В остальных отраслях наблюдается спад производства. В частности, в производстве прочих неметаллических изделий он составляет, по предварительным оценкам, 0,5% за январь-февраль 2013 года (прогноз на I квартал — спад на 0,8%). В металлургии падение выпуска по итогам первых двух месяцев достигло 3,6% при прогнозе спада за I квартал на 3,2%.

В целлюлозно-бумажной промышленности, а также в производстве машин и оборудования цифры падения носят двухзначный характер. В первой отрасли выпуск в январе-феврале 2013 года сократился, по предварительной оценке, относительно аналогичного периода прошлого года на 10,6% с прогнозом падения производства по итогам I квартала на 11,5%. В производстве машин и оборудования глубина падения экономической динамики составила за первые два месяца года 14,7% при прогнозе на январь-март 14,8%.

Снижение потребительского спроса

Взглянем теперь на основные составляющие совокупного спроса на продукцию и услуги в отечественной экономике, чтобы понять основные факторы замедления спросовой динамики в последние месяцы.

Начнем с потребительского спроса. На протяжении последних месяцев 2012 года он выступал в качестве одного из ключевых факторов, сдерживающих переход экономики к спаду. Однако теперь ситуация, кажется, изменилась.

Первым неблагоприятным фактором является ужесточение политики занятости в реальном секторе экономики. Столкнувшись со значительными ограничениями выпуска, предприятия вынуждены сдерживать цены и оптимизировать затраты.

За первые два месяца цены производителей промышленной продукции выросли менее чем на 0,9% (таблица 2). При этом в обрабатывающих отраслях инфляция не превысила 0,4%. Параллельно предприятия активно сокращают персонал и удерживают темпы повышения заработных плат. По данным Центра конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ, в январе компании реального сектора замедлили темпы найма, а индекс численности занятых из нулевого стал отрицательным (-3%).

Ужесточение политики занятости совпало с другой негативной тенденцией — ускорением потребительской инфляции. Прирост потребительских цен за январь-февраль 2013 года, по данным Росстата, составил 1,5% (прогноз на I квартал — 2,3%). А реальные темпы увеличения заработной платы закрепились в отрицательной зоне. Результатом стало снижение покупательной способности населения.

При этом индекс цен на продовольственные товары, к которому домохозяйства наиболее чувствительны, составил 2,6% с прогнозом по итогам I квартала — 3,9%. Для сравнения: потребительские цены на непродовольственные товары, стоимость которых сдерживается предприятиями, выросли менее чем на 0,7% (январь-февраль) с прогнозом увеличения на 1,2% (январь-март).

Третьей негативной тенденцией, сдерживающей потребительскую активность, стало замедление темпов кредитования. За 2012 год объем кредитов, предоставленных населению, увеличился на 39,6%. Однако в последние месяцы динамика кредитования явно замедлилась. С одной стороны, аппетиты домохозяйств брать новые займы сдерживает неудовлетворительная динамика доходов. С другой стороны, банки не готовы давать в долг все менее финансово устойчивым домохозяйствам. Наконец, Банк России также пытается сдерживать прирост розничной кредитной активности, опасаясь возникновения системных рисков.

В результате действия всех этих факторов общая динамика развития потребительского сектора выглядит в начале 2013 года достаточно тревожно. По предварительным оценкам, реальные располагаемые доходы населения за январь-февраль выросли на 1,3%, темп роста розничного товарооборота увеличился на 3,9%.

При этом дополнительной негативной новостью для российских предприятий является сокращение их доли в общей потребительской корзине домохозяйств. Стоимостной объем импорта (график 2) в январе-феврале 2013 года вырос, по предварительным оценкам, на 4,6% к соответствующему периоду 2012 года. При этом, согласно расчетам ИЭП, к началу 2013 года доля товаров российского производства в структуре товарных ресурсов розничной торговли сократилась на 2 процентных пункта по сравнению с уровнем годичной давности.

Одновременно внешний спрос на продукцию отечественных компаний продолжает снижаться. По предварительным оценкам, стоимостной объем экспорта в январе-феврале упал на 4,7% относительно аналогичного периода прошлого года. Причем произошло это на фоне стабильно высоких цен на сырьевые товары. Цена нефти Urals к середине февраля 2013 года достигла 117–118 долларов США за баррель.

Инвестиции заблокированы

Опыт предкризисного развития отечественной экономики, как, впрочем, и мировой опыт, свидетельствует, что запустить новую волну хозяйственного подъема можно было бы на основе расширения инвестиционной активности. Однако именно здесь у России основные проблемы.

По предварительным оценкам, инвестиции в основной капитал увеличились за первые два месяца 2013 года всего на 1%. Можно выделить несколько факторов такой тенденции. Первая из них самая очевидная — отсутствие уверенности предприятий в спросе на продукцию, что сдерживает их готовность инвестировать.

Не менее важны и другие факторы. Один из них — стоимость капитала. Средневзвешенная ставка по кредитам в рублях сроком на один год, по данным Минэкономразвития, составляла в конце 2012 года 9,1%. Требования собственников к доходности инвестпроектов из-за институциональных рисков экономики и значительной неопределенности еще выше. Обычная необходимая норма доходности в промышленности (в рублях) составляет от 15 до 20%.

Для сравнения: требуемая норма доходности в европейских странах сейчас находится на уровне 3–5%. Конечно, там доходность «валютная». Однако вспомним, что реальный курс рубля сейчас укрепляется относительно валют стран — торговых партнеров. Индекс эффективного реального курса рубля к иностранным валютам увеличился только с декабря на 1,4%.

Иными словами, пока «рублевое» требование доходности в 15–20% эффективно означает еще большее требование в терминах валютного дохода.

Очевидно, что проектов с такими параметрами в условиях замедления общих темпов роста очень немного. И неслучайно, что предприятия все меньше и меньше обращаются за кредитами под новые инвестиции. По данным Банка России, прирост объема кредитования нефинансовых организаций снизился по итогам 2012 года до 12,7% (для сравнения: еще в середине 2012 года этот показатель достигал 24,7%). Другой важный параметр, сдерживающий инвестиции, — административный. Устаревшие отечественные строительные и технические нормы, сложности подключения к инфраструктуре, как правило, оборачиваются дополнительными затратами российских инвесторов относительно их конкурентов за рубежом. По разным оценкам, «российский» административный коэффициент достигает 20–25%. Если же учесть низкую производительность труда и неразвитость рынка подрядных организаций, то дополнительные затраты на инвестиции в России достигают 35–50% по сравнению с инвестициями в развитых странах.

Вспомним при этом, что основная масса инвестиций сейчас прямо или косвенно предполагает участие бюджета или государственных компаний. Здесь включается дополнительный фактор —цены закупки. По оценкам Центра развития НИУ ВШЭ, это в среднем дает дополнительных 30% к стоимости инвестиций в России.

В результате получаем достаточно печальную картину. Необходимая норма доходности для инвестиций в нашей стране выше, чем для конкурентов, в 4–6 раз, а объем затрат для достижения сопоставимого эффекта почти в два раза выше. Ни о какой конкурентоспособности здесь явно говорить не приходится. В результате частные инвестиции постепенно вытесняются политически обоснованными инвестициями бюджета и государственных компаний. И Россия входит в мировую историю самыми дорогими стройками вроде олимпийской в Сочи.

Прогнозы и оценки

По оценкам Центра развития, устранение только фактора госзакупок позволило бы добавить 0,5–0,6% к ежегодным темпам роста ВВП. Если же учесть эффект стоимости капитала и дополнительных административных барьеров, то легко можно говорить о дополнительных 1,5–2% годового прироста ВВП, которые Россия теряет из-за институциональных ограничений. Впрочем, они вряд ли исчезнут в ближайшей перспективе.

Поэтому единственным реалистичным прогнозом на ближайшие месяцы остается дальнейшее нахождение России в зоне стагнации. Прогноз выпуска продукции и услуг по базовым видам экономической деятельности по итогам I квартала 2013 года — +0,6% при спаде промышленного производства на 1,2%.