За последние тридцать дней российский президент нанес два официальных визита в Центральную Азию, причем в две наиболее нестабильные страны — Киргизию (20 сентября) и Таджикистан (4–5 октября). И в Бишкеке, и в Душанбе удалось достичь договоренностей, которых долго ждали как в России, так и в бывших республиках. Выражаясь языком политиков, был сделан важный шаг на пути закрепления российского присутствия в стратегически важных странах региона. Говоря проще, Москва застолбила место на границах СНГ с Афганистаном и Китаем.

При этом было бы неправильно утверждать, что в Душанбе и Бишкеке Россия обыграла своих геополитических соперников. На реализацию многомиллиардных экономических проектов, по которым достигнуты соглашения, понадобятся десятилетия — ни одна страна мира не готова сегодня вкладывать такие деньги ни в Таджикистан, ни в Киргизию.

Россия берет на себя будущие затраты и риски, потому что эти страны нужны ей больше, чем кому бы то ни было, речь идет не столько об экономических выгодах, сколько о безопасности государства и защите стратегических российских интересов.

Даже при сильном желании придраться и найти в объявленных итогах визитов нечто иррациональное и напоминающее советское прошлое не получится. Ни в Бишкеке, ни в Душанбе не было сделано ни одного лишнего движения. Все в рамках политики, которую на Западе называют новым российским прагматизмом. Об этом — в материалах экспертов Российского института стратегических исследований.